ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Дивиденды «Алроса»

Дивиденды «Алроса» могут составить 8,93 рубля на акцию

Треть сгущенки поддельная

Треть сгущенки поддельная

Пальмового масла в сгущенке не обнаружено

Продажи смартфонов растут

Население стало покупать более дорогие смартфоны

Чай? Элементарно!

Из Китая в Европу с РЖД

Подписано соглашение о развитии контейнерных перевозок

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   13.08.2015 11:27:25

«Мы на дне не одни, и вокруг нас одни западни»

Россию ждет «потерянное десятилетие». И не одно

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


«Мы на дне не одни, и вокруг нас одни западни»

Министры финансов и экономического развития Антон Силуанов и Алексей Улюкаев так и не решили, когда и как командовать экономике «Подъем!». Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Прогнозисты выпустили очередную порцию своей продукции. Экономика России в них выглядит более чем тревожно. Одни спорят о том, достигнуто ли дно кризиса. Другие прямо говорят, что экономика вступила в такую полосу, что темпы ее развития обрекают Россию на отставание от мировых показателей. Все мы еще в школе читали о «потерянных поколениях», теперь «потеряться», т. е. еще больше и безнадежнее отстать, может наша страна.

Прогнозисты как брокеры на бирже. Они легко поддаются как духоподъемным, так и паническим настроениям. В конце прошлого — начале этого года прогнозисты соревновались в выпуске ужастиков, по итогам I квартала их обуял оптимизм, теперь на повестке опять мрачные предсказания. Но если для игроков на бирже переменчивость (не путать с ветреностью) — профессия, без раскачивания рынка на нем не заработаешь, то для прогнозистов зебровидность, отчетливо проявляющаяся на протяжении относительно короткого времени, — показатель невозможности следовать за событиями так, чтобы суметь их опережать. А прогнозы нужны именно для опережения, так что прогнозисты не оправдывают своего предназначения.

Два крыла Наталии Орловой

Представители официальных экономических властей пока держат оборону. Их консенсус в том, что в IV квартале 2015 г. экономика России выйдет из кризиса и пойдет в рост. Минэкономразвития ожидает рост ВВП РФ в 2016 г. на 2,3%, в 2017 и 2018 гг. — по 2,5%. Все выглядит вполне пристойно и обнадеживающе.

«Финансовая газета» уже задавалась вопросом, что именно станет двигателем роста. Напомним, главные надежды прогнозистов сводились или к восстановлению потребительского спроса, которое должно последовать как реакция на замедление инфляции и относительную стабильность курса рубля, или к росту госрасходов, прежде всего военных, которые должны взять на себя роль локомотива. Что характерно, традиционных надежд на восстановление мирового спроса на нефть и сырье в объемах, обеспечивающих рост цен и соответственно доходов российского бюджета, уже практически не высказывается. Наоборот, извне Россию ждут, тут прогнозисты едва ли не едины, исключительно риски, т. е. угрозы.

Само по себе это означает, что модель экономики России ждут изменения. И, судя по всему, их проводником будет уже не правительство, которое ничего нового не предлагает, а сама экономика.

Надежды на рост потребительского спроса невелики, так как налицо падение темпов роста реальных доходов населения, к тому же рубль в любой момент может отправиться в пике. Экономика, в основе роста которой будут военные расходы, эту модель в ближайшем будущем увидела в России Наталия Орлова, главный аналитик Альфа-банка, означает, что экономику могут и вовсе перевести на мобилизационные рельсы.

В начале июля Орлова писала на ленте агентства «Прайм»: «В 2014 г. прямая поддержка домохозяйств из бюджета была почти нулевой, тогда как 30% роста бюджетных расходов пришлось на оборону. За 5 М15 оборонные расходы выросли на 40% г/г, опередив другие расходные статьи, и по итогам этого года оборонные расходы достигнут 4,2% ВВП, поддержав рост ВВП через рост выпуска и занятости в отраслях промышленности, ориентированной на госзаказ». О потребительском спросе тогда она писала так: «Потребление было основным фактором экономического роста с 2009 г. — к 2015 г. оно выросло на 22%, тогда как ВВП — всего на 6%. Более того, доля зарплат в структуре ВВП продолжала расти (с 47% до 52% в 2008—2014 гг.), несмотря на замедление роста ВВП в целом. Мы считаем, что решение правительства отпустить рубль в свободное плавание, невзирая на негативный глобальный фон, можно трактовать как намерение властей наметить сдвиг в структуре ВВП в пользу производителей».

В конце июля мнение Орловой, судя по тому же агентству «Прайм», изменилось. «Хотя объем розничной торговли продолжил снижение (-9,4% г/г в 2К15), падение безработицы с пика 5,9% в марте до 5,4% в июне говорит о том, что потребление, судя по всему, достигло дна в 2К15», — раз потребление достигло дна, от него пора оттолкнуться. Что же касается госрасходов, то теперь она их оценивает по-другому: «В то же время, поскольку рост бюджетных расходов замедлился с 23% г/г в 1К15 до 11% г/г в 2К15, динамика в корпоративном секторе оказалась ниже наших ожиданий. Выпуск промышленной продукции снизился на 4,9% г/г в 2К15, тогда как в 1К15 — на 0,4% г/г, а падение инвестиций усилилось с 3,6% г/г в 1К15 до 6,5% г/г в 2К15».

Так почему же Альфа-банк пока рассчитывает на рост на 1,5% в 2016 г.? Теперь Наталия Орлова пишет: «Мы все же рассчитываем на то, что тренд розничной торговли выиграет от статистического эффекта замедления инфляции. В прошлом месяце Росстат сообщил о продовольственной дефляции; в июле этот тренд продолжается и, судя по всему, распространится и на ближайшие месяцы — особенно в свете решения правительства разрешить параллельный импорт, в результате которого дефляция может охватить и непродовольственный сегмент». Итак, в начале июля надежды на рост возлагались не на прежнюю модель, двигателем которой было потребление, а на господдержку военной экономики, в конце того же июля расчет на повышательный тренд розничной торговли. Впрочем, Орлова предусмотрительно замечает: «Негативные настроения указывают на то, что наш прогноз роста ВВП на 1,5% на 2016 г. может оказаться под угрозой».

Вот такие они, прогнозисты: меняют «локомотивы роста» как перчатки. Убедительности прогнозам это не прибавляет.

Сколько стоят внешние риски?

Орлова в конце июля опиралась на данные Росстата, опубликованные 17 июля и посвященные июню. Согласно опубликованным данным, инвестиции в основной капитал упали в прошедшем месяце на 7,1% год к году после майского падения на 7,6%. Динамика инвестиций оказалась лучше, чем ожидал рынок. Так, консенсус-прогноз предусматривал, что капитальные инвестиции снизятся в июне на 8,1% год к году; мы прогнозировали снижение на 13,5%. По итогам первого полугодия 2015 г. инвестиции в основной капитал сократились на 5,4% год к году.

Промышленное производство замедлило темпы падения до 4,8% год к году в июне с 5,5% в мае благодаря улучшению динамики обрабатывающего сектора. Как следствие, грузооборот транспорта уменьшился лишь на 3,4% после майского сокращения на 4,1%. В строительстве спад составил 10% год к году против 10,3% месяцем ранее. Улучшилась и динамика реальных располагаемых доходов: они снизились на 3,5% в июне после майского обвала на 6,5%. Впрочем, это улучшение едва ли знаменует начало тенденции, поскольку реальные зарплаты упали в июне на 7,2% год к году после падения на 7,4% в предыдущем месяце. Спад в розничной торговле усугубился и достиг 9,4% год к году в июне против 9,2% в мае. Уровень безработицы снизился с майских 5,6% до июньских 5,4%, что мы относим на счет влияния сезонного фактора. Сельское хозяйство осталось единственным растущим сектором, однако темпы его роста продолжили замедляться, составив в июне 1,6% год к году по сравнению с 2,7%, отмеченными в мае.

Алексей Девятов (ИК «Уралсиб Кэпитал») делает вывод: «Мы считаем, что в среднесрочной перспективе экономическая активность останется в России низкой. Согласно нашему прогнозу, экономика достигнет дна в III квартале 2015 г., показав за этот период падение почти на 5% год к году. Потребительский спрос в ближайшие пару месяцев, по-видимому, продолжит ослабевать, учитывая, что динамика розничного кредитования в июне стала отрицательной (минус 0,1% год к году). Мы ожидаем, что падение потребительского кредитования в среднесрочной перспективе усугубится, поэтому некоторое восстановление потребительского спроса будет возможно не раньше конца года. Судя по сворачивающейся кредитной активности, снижение ключевой ставки ЦБ на 550 б.п. с начала года недостаточно для оживления экономики, о чем мы уже писали ранее. По нашему прогнозу, ВВП России снизится на 3,3% в нынешнем году».

Новое — только призыв к ЦБ активизировать снижение ставки для поддержки экономики. Над ним можно посмеяться, ЦБ, наверняка, совету не последует, но здесь очень важна перемычка между прогнозом развития экономики и мерами экономической политики. Собственно, такие перемычки и должны предлагать прогнозисты, чтобы та ветвь прогноза, которая оценивается как позитивная, получила поддержку. Иначе прогнозисты — те самые генералы, которые всегда готовятся к прошедшей войне.

Итак, сам факт, что прогнозисты, пытаясь обосновать будущий рост, тасуют всего две карты: госспрос через госрасходы или потребительский спрос, не веря, что хоть одна из них сыграет, свидетельствует: перспективы российской экономики туманны, и туман скрывает отнюдь не чудесное избавление от усугубляющихся бед. Но это, так сказать, взгляд изнутри, а что изменится, если оценить внешние условия?

Топ-10 экономик мира

20 июля Центр макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка опубликовал доклад с политкорректно утешительным заголовком: «Внешние шоки 2015 г.: неприятно, но без катастрофы». Вопрос в том, что считать неприятностью, а что катастрофой.

Снижение цен на сырье, особенно на нефть, и дополнительная турбулентность на валютном рынке — вот главные внешние угрозы. «В 2016 г. восстановления цен на нефть до среднего уровня $65 долларов за баррель можно будет не ждать, с учетом эффекта от большего замедления в Китае и роста предложения иранской нефти средние цены марки Urals могут составить только $55 долларов за баррель», — говорится в отчете ЦМИ. По сути, это означает, что и прогноз Минэкономразвития, и бюджет на будущую трехлетку надо пересматривать.

«Результаты наших расчетов показывают, что страну ждет еще один год без роста потребления: инфляция снижается медленнее, чем в базовом сценарии, реальные зарплаты и доходы падают и в 2016 г. Выход из рецессии откладывается до 2017 г., но вклад чистого экспорта в рост останется положительным еще в начале 2016 г.», — вывод ЦМИ Сбербанка, может быть, и не катастрофичен, но он точно вселяет тревогу.

Чтобы было понятно, что это вовсе не заезженный штамп, стоит привести еще один фрагмент из доклада ЦМИ Сбербанка: «Не исключен шок на валютном рынке в IV квартале 2015 г., когда волатильность пары евро — доллар сильно вырастет. Падение рубля может превысить естественный уровень снижения, обусловленный падением цен на нефть». Какой уж тут расчет на рост потребительского спроса.

Если же приподняться над отдельными элементами складывающейся картины и попробовать оценить ее в целом, получается, что Россия в мировой экономике откатывается назад со своих и без того незавидных сегодняшних позиций. Еженедельник «Деньги», ссылаясь на аналитика Economist Intelligence Unit (EIU) Алекса Найса, написал: «Уже в этом году Россия вылетит из десятки крупнейших экономик мира, а к 2050 г. может опуститься на 15-е место по размерам ВВП.

Это, по-моему, уже катастрофа. Если прогноз будет сбываться на фоне сегодняшней открытой конфронтации России с Западом и выдвижения Москвой геополитических амбиций, мало соответствующих результатам, которые показывает экономика, возникает искушение обратиться к приближающейся к мобилизационной модели развития экономики.

А это будет означать, что у нас не только впереди потерянное десятилетие. Тогда мы зря прожили 24 последних года.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   13.08.2015 11:27:25   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.