Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Россия и Турция сняли ограничения

Россия и Турция будут развивать торговлю

По лицу их узнаете

В России вводится система распознавания клиентских образов

ЦБ завершит чистку банков в 2020 г.

ЦБ завершит чистку банков в 2020 г.

Оздоровление банковской системы продлится не менее года

ОЭА и Ирак поддержали снижение добычи

Нефть отреагировала 0,5%-ным падением

«Ташир» покупает здание «Известий»

Здание "Известий" будет реконструировано

Jeep отзывает около 9 тыс. Grand Cherokee

Grand Cherokee попал под отзыв

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   01.10.2016 11:42:13

Налоговый залп

Минфин старается не бить прямой наводкой по гражданам

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Налоговый залп

Антон Силуанов крепко держит налоговые рычаги. Владимир Смирнов/ТАСС

Что после президентских выборов накатит вал новой налоговой нагрузки, ждали все. Но он уже катится. Пока именно на бизнес, который от этого до 2018 г. обещал оградить президент Владимир Путин. Минфин предлагает повысить НДС, перекроить в пользу бюджета налогообложение нефтяной отрасли. Что же касается планов возвращения единого социального налога вместо страховых взносов в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования, то формально нагрузка сокращается. «Ошибку», впрочем, исправляет «Единая Россия», она готовится ввести прогрессивную ставку подоходного налога.

Поствыборный синдром

Выборы прошли. И пусть они пока были непрезидентскими, Минфин, не дожидаясь окончания объявленного Владимиром Путиным карантина на увеличение фискальной нагрузки на бизнес до 2018 г., дал команду: «Налоги, в ружье!».

Первый, пока тренировочный, залп уже состоялся. Пока бизнес пытается сопротивляться, инициативы фискалов получили поддержку от ставшего с тех пор бывшим спикером Государственной Думы Сергея Нарышкина, который, представляя «Единую Россию», правящую если не в стране, то точно в Думе партию, сохранившую 18 сентября контрольный пакет в нижней палате российского парламента, признал возможным введение прогрессивной шкалы подоходного налога. Это неспроста.

Можно было бы сказать, что в небе над Кремлем зажегся фискальный фейерверк, но фейерверк — знак праздника, а впереди у российских граждан и бизнеса совсем не праздник, а новые повседневные тяготы.

Логика действий Минфина понятна. Строго говоря, он пытается действовать на всех фронтах. Сначала, как писала «Финансовая газета», он разыграл карту сокращения расходов. Столкнувшись с отказом правительства повышать налоги, Минфин убедительно нарисовал картину замораживания социальных расходов на 2017—2019 гг. на уровне номинальных расходов 2016 г. и сокращении всех остальных на 6%. Но в Минфине прекрасно понимают неустойчивость такой конструкции и пускаются во все фискальные тяжкие.

Состояние и перспективы развития экономики — это для Минфина вторично, первичен бюджет. А его положение хуже губернаторского, т. е. плачевно. Настолько, что Минфин выдвигает свои инициативы, буквально захлебываясь, а заодно и пугая всех возможным снижением цен на нефть до $30 за баррель, как это сделал замминистра Максим Орешкин.

Социальный налог снижается. Но не для всех

В одном Минфину не откажешь. Как бы его не клеймили за приверженность бездушной бухгалтерии, социальная составляющая в его действиях налицо. Во-первых, как уже было сказано, он предлагает в предстоящей трехлетке сохранить социальные расходы на уровне 2016 г., сократив все остальные. Во-вторых, возвращая единый социальный налог, Минфин фактически снижает его ставку.

Работодатели сейчас платят в Пенсионный фонд 22% с зарплат до 796 000 руб. в год, а сверх этой суммы — 10%. В Фонд социального страхования — 2,9% с годовых заработков до 670 000 руб., в Фонд медицинского страхования — 5,1% со всей зарплаты. Итого 30%. При превышении пороговых значений средней зарплаты ставка может быть выше.

Возвращая единый социальный налог, а делается это, в частности, из-за того, что социальные фонды явно не справлялись с администрированием сбора платежей, Минфин предлагает установить его планку в 2017 г. в 29%, в 2018 г. — 28% и в 2019 г. — 26%.

Снижение ставки до 29% при отмене порога зарплат, как подсчитала в «Ведомостях» Александра Суслина из Экономической экспертной группы, приведет к выпадению доходов внебюджетных фондов в 0,1% ВВП, а до 28% — 0,4% ВВП. Суммы значительные, но расчет делается на то, что из-за повышения уровня налогового администрирования сократятся недоимки. Минус в том, что возрастет фискальный нажим на предприятия с высококвалифицированным и дорогим трудом. По данным Росстата, на конец 2015 г. зарплаты выше порога получали, например, в сфере IT, добычи полезных ископаемых, в пищевой и химической промышленности, на транспорте и в авиапроме.

Минфин, как сообщают «Ведомости», предлагает страховочную сетку: в 2017 г. повысить НДС до 20%, 10%-ную льготную ставку поднять до 12%, а с 2019 г. начать увеличивать ее на 2 процентных пункта в год, пока она не сравняется с нельготными 20%. Уже в следующем году можно получить еще почти 600 млрд руб., еще 400 млрд — в 2018 г. и еще 200 млрд руб. — в 2019 г.

Пока правительство эти предложения не поддержало. Понятно, что если дело дойдет до повышения НДС, а это налог-вездеход, который вынуждены платить даже падающие предприятия, то это серьезный удар по экономике, которая продолжает сокращаться. Понятно также, что подобный шаг сгустит тень над экономикой. Есть надежда, что правительство оставит НДС в покое. Но если вспомнить, что в конце августа оно эти предложения отвергло с порога, а теперь продолжает обсуждать, то Минфин к своей цели приближается.

НДФЛ больше не неприкосновенен

Если возвращаемый единый социальный налог получает плоскую шкалу, которая раньше была регрессивной, то заявление Сергея Нарышкина ставит в плоскость принятия решений вопрос о возвращении прогрессивной шкалы подоходного налога.

Можно по инерции называть эту меру непопулярной, однако на самом деле это совсем не так. Плоская шкала подоходного налога прямо противоречит принципам социальной справедливости. А эта тема в России с ее гигантским социальным расслоением как раз очень популярна.

Адепты плоской шкалы уповают на два обстоятельства. Первое — принципиальное. Это либеральная экономика в действии. Есть данные, что ряд восточноевропейских стран перенимают российский опыт. Есть примеры, когда «звезды», такие как Жерар Депардье и ряд иностранных спортсменов первого ряда выбирали российское гражданство не в последнюю очередь из-за низкого подоходного налога. Второе — техническое. Администриро вание сбора подоходного налога с низкой плоской шкалой никаких затруднений не вызывает в отличие от прогрессивной шкалы. Отсюда вывод: введение прогрессивной шкалы вызывает падение собираемости подоходного налога. Во всяком случае введение плоской шкалы практически удвоило его собираемость. Второе обстоятельство, понятно, имеет больший вес.

Многое зависит от ступеней лестницы прогрессивной шкалы. Вносившиеся в Думу предложения, а недостатка в них никогда не было, включали в себя и такие, которые превращали прогрессивную шкалу в своего рода налог на роскошь, т. е. прогресс в обложении начинался, например, с дохода 3 млн руб. в год. Принятие такой шкалы больших затруднений, скорее всего, не вызовет. Хотя сами депутаты проголосуют, потея, этот порог они оставили внизу.

«Маркером» того, будет ли в ближайшее время принят закон о прогрессивной шкале НДФЛ, можно считать позицию руководителя комитета Думы по бюджету и налогам. Если комитет не будет раздроблен и если пост его председателя сохранит за собой Андрей Макаров, то это в пользу нескорого принятия такого закона. Макаров громко и яростно прогрессивной шкале противодействовал, апеллируя прежде всего к собираемости налога. Хотя можно ли верить словам политиков?

В пользу прогрессивной шкалы всегда приводится аргумент ее общепринятости. Но тогда оборотная сторона — система вычетов из-под обложения подоходным налогом. Если возвращение прогрессивной шкалы в Россию будет сопровождаться вычетом расходов на образование, в том числе детей, содержание престарелых неработоспособных родителей, на оплату медицинских услуг, то эта мера будет соответствовать общепринятым нормам.

Фискальные пляски вокруг нефтяной вышки

Минфин настаивает на налоговой реформе (не путать с маневром) в нефтяной отрасли. Суть — расширение нажима на всю добываемую нефть при снятии обложения экспортируемой нефти за счет экспортной пошлины. Вывозная пошлина ликвидируется, НДПИ и (или) НДД (налог на добавленный налог, его параметры пока неясны) компенсируют потери бюджета. Понятно, с наваром.

Чем не угодила легко собираемая экспортная пошлина? Во-первых, она вечный камень преткновения во всех интеграционных экономических группах стран с участием России. Во-вторых, ликвидация экспортной пошлины камуфлирует зависимость российского бюджета и экономики в целом от внешнего рынка. Если настоящей диверсификации нет, то остается фиговый листок.

Собственно, тот самый маневр, идущий с 2016 г., это подготовка масштабной реформы. Налоговый маневр, вступивший в силу с 1 января 2015 г., предполагает поэтапное повышение НДПИ на нефть при снижении экспортной пошлины. Согласно маневру НДПИ в 2015 г. был повышен до 776 руб. за 1 тонну, т. е. на 46,4% выше плана на 2015 г. В 2016 г. НДПИ вырос до 857 руб. (на 53% выше плана на текущий год), в 2017 г. — составит 950 руб. с каждой тонны добытой нефти. Экспортная пошлина на нефть в 2015 г. сократилась до 42% вместо планируемых 57%. В 2016 г. налоговый маневр предполагал сокращение пошлины до 36%, но Минфин добился осенью 2015 г. сохранения ее на уровне 42%. В 2017 г. пошлина в рамках маневра должна упасть до 30%. Ликвидировать же экспортную пошлину предлагается уже в 2018 г.

И все бы хорошо, только совершенно очевидно, что ликвидация экспортной пошлины означает взлет внутренних цен на нефть к мировым. Понятно, что минфиновская реформа на следующем шаге приведет к росту цен на бензин и другие продукты нефтепереработки. Возникает извечная дилемма: или доходы бюджета, или инфляция для всех и новые издержки для бизнеса.

Что делать? Минфин явно мечется, что прекрасно иллюстрируют две статьи, вышедшие в один день — 21 сентября — в «Ведомостях». В одной говорится о том, что Минфин хотел бы повысить акцизы на бензин, а нефтяники предлагают заморозить уровень акцизов на 2017 г.; во второй — о том, что Минфин готов пойти на небывалое — отрицательные акцизы на бензин. По версии «Ведомостей» они выглядят так: при продаже нефти компании будут выставлять НПЗ акциз на нефть, который будет уплачиваться в бюджет, а затем НПЗ смогут получить вычет на сумму акциза, но с повышающим коэффициентом. Компенсация должна равняться отменяемой пошлине. Если и этого не хватит, то можно понизить акцизы на нефтепродукты. На сколько снижать — вопрос балансировки интересов бюджета и нефтяников.

Идея в том, чтобы при высоких внутренних ценах на нефть НПЗ получали некие субсидии. Но если акциз будет сначала выплачиваться в бюджет, а потом возвращаться в виде субсидий, то возникают риски задержек или невозвращения субсидий. В любом случае, какими бы они ни были, совершенно ясно, что выживут далеко не все НПЗ. И вообще на первых порах реформа точно будет тормозить нефтепереработку, зато ликвидация экспортной пошлины подтолкнет вывоз сырой нефти, что еще больше усугубит положение НПЗ.

Рисков в предложениях Минфина предостаточно. Если учесть, что речь идет о такой системообразующей, в первую очередь для бюджета, отрасли, как ТЭК, то правило «семь раз отмерь, один отрежь» — более чем уместно.

Николай Вардуль

Доходы и ненефтегазовый дефицит федерального бюджета

Мнения лидеров   01.10.2016 11:42:13   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.