Департамент туризма и коммерческого маркетинга Дубая поделился планами и новостями

Согласно последней статистике за первые семь месяцев 2017 года общее число туристов,

Население критикует экономполитику

Только четверть опрошенных отмечают улучшение экономики

Правительство одобрило бюджет

Расходы бюджета увеличены

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Инфляция будет низкой

Годовая инфляция опережает цель ЦБ

Сбербанк уходит из Европы

Сбербанк начнет принимать карты "Мир" в Турции

ЦБ получит не менее 75% акций Бинбанка

ЦБ получит не менее 75% акций Бинбанка

Акционеры Бинбанка активно взаимодействуют с ЦБ

Бинбанк запросил санацию

Шишханов признал ошибки

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Задорнов возглавит «Открытие»

Задорнов вступит в должности через несколько месяцев

В Россию пришел первый в мире игровой ноутбук с изогнутым экраном Predator 21 X за 700 тыс. рублей

Компания Aser объявила о старте продаж этой флагманской модели, которая не имеет себе равных

Солнце в бокале

Солнце в бокале

Благодаря кризису 2014–2016 годов россияне открыли для себя много новых вин, а их интерес

Forbes назвал богатейшие «семейные кланы»

Состояние 10 богатейших семей оценивается в 27 млрд долларов

Нашествие пивоваров

Пивоваренная отрасль России переживает трудные времена. За последние 10 лет производство

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   18.05.2015 15:54:23

Навязчивый рубль

Плюсы и минусы расчетов за рубли при экспорте



Навязчивый рубль

Игорь Сечин сумел доказать, что рассчитываться в рублях за экспорт нефти себе дороже. Теперь правительство хочет получать рубли за экспорт оружия. Сечин надел бейсболку ЦСКА. Артем Коротаев / ТАСС

Тема расчетов за российский экспорт в рублях периодически возникает и повергает экономистов в шок. Теперь за дело взялся Совет безопасности. Его комиссия в конце апреля рекомендовала расширить использование рубля в международных расчетах. Заметим: раньше замах был куда шире. Предполагалось перевести на рубли расчеты за весь, включая углеводородный и сырьевой, экспорт России, теперь же речь идет прежде всего об экспорте российского оружия. Сужение неслучайно. Получится ли переход на рубли в этом варианте? И что именно получится?

От Глазьева до Костина

Идея рублевых расчетов за российский экспорт возникала в разные времена. Было время, когда предпринимались попытки сделать из Москвы международный финансовый центр. Идея была особенно популярной при президенте Дмитрии Медведеве. Если эту идею рассматривать всерьез, то для ее реализации, естественно, имело бы смысл продвигать рубль в международных расчетах. Но всерьез эту идею рассматривали только в Москве, да и то лишь те чиновники, которые над этой темой трудились. Хотя, думаю, и они прекрасно отдавали себе отчет в том, что по большому счету строят потемкинские деревни.

Главное условие большего доверия к рублю на поверхности: наша национальная валюта для этого должна стать стабильной. А этого как раз нет. Первое условие для продвижения к доверию — снижение уровня инфляции по 3–4% в год. Второе — независимость рубля от колебаний нефтяной конъюнктуры. Оба условия пока далеки от выполнения.

Помимо «рублевых» есть, конечно, и иные, очевидные причины, задвинувшие проект превращения Москвы в международный финансовый центр, в тень. Это геополитический кризис вокруг Украины, втянувший в свою орбиту и Россию. Международный центр и санкции вместе никак не монтируются.

Но именно санкции и подъем антизападных настроений на политическом и обывательском уровнях вернули тему расчетов за российский экспорт в рублях в повестку дня. Сергей Глазьев первым предложил эту меру в контексте контрсанкций. Хотя он является советником президента Владимира Путина, кремлевская администрация тогда же сделала специальное заявление, смысл которого в том, что предложение Глазьева — личная инициатива академика, а не официальная позиция. Тем не менее быстро выяснилось, что предложение Глазьева разделяют и другие достаточно влиятельные фигуры. Наиболее ярко в поддержку перевода экспортных расчетов в рубли выступил глава ВТБ Андрей Костин.

костин

Андрей Костин не зря видит в расчетах в рублях за российский экспорт новую нишу для своего банка

Глазьев и Костин никогда ранее не были замечены в схожих позициях. Глазьев — академик и последовательный противник экономического курса, который проводит правительство. Именно в этом качестве он и мог понадобиться президенту Путину — Глазьев демонстрирует, что в окружении президента представлены носители разных экономических школ. Костин — не теоретик, а прагматик-банкир.

Именно в этом качестве его не могут не устраивать расчеты за экспорт в рублях. Роль валютных посредников, т. е. банков, при этом многократно возрастает. Ни для кого не секрет, что контрактные цены по-прежнему будут указываться в настоящих валютах, а рубль станет лишь валютой платежа. Все пересчеты берут на себя банки, понятно, небескорыстно. Доступ к рублям повышает конкурентные преимущества российских банков. Так что Костин небезосновательно увидел в экспортных рублевых расчетах золотую (совсем не обязательно рублевую) жилу для своего банка и выступил лоббистом рубля. Не исключено, что в планах ВТБ (как никак Внешнеторговый банк) есть и планы выхода на позиции, близкие к монопольным. Для ВТБ рублевые расчеты — новая и выгодная сфера бизнеса.

Душ Сечина

Надо отдать Костину должное, он «выстрелил» в нужный момент. Если к выступлению Глазьева на уровне руководства крупнейших российских компаний-экспортеров отнеслись, хотя и настороженно, но отстраненно, то последовавшее вслед за этим выступление Костина было воспринято как «линия партии». Хотя наверху решение лишь обсуждалось, со всех сторон сразу послышалось «одобрям-с». Последовали заявления, что технических сложностей при переходе на рубли нет. Начались даже отчеты, что рубли уже в расчетах применяются, чем отметилась, например, компания «Газпром нефть».

Все живо напоминало сказку о голом короле. Все видели многочисленные риски перехода в экспортных расчетах на рубли, но мало кто из нашей номенклатуры (это старое советское определение, объединяющее тех, кто наверху, подходит к современной России куда больше, чем «элита») решался прямо об этом сказать.

А Игорь Сечин сказал. В конце августа 2014 года, после того, как идею перехода на рубли «в целом» одобрил президент, Игорь Сечин написал письмо Владимиру Путину, где расставил точки над i. В этом письме, которым располагал «Коммерсантъ», были сформулированы две позиции. Первая заключалась в том, что в условиях санкций и особенно в случае их расширения у «Роснефти» может возникнуть «невозможность проведения любых долларовых расчетов с контрагентами», т. е. переход на рубли — вынужденная мера. Но — и это вторая позиция, зафиксированная в письме, эта мера несет в себе очевидные экономические потери, поэтому прибегать к ней стоит лишь в крайнем случае.

Потери — это рублевые риски, которые будет вынужден взять на себя продавец, т. е. российский экспортер. Сечин написал: «По мнению экспертов, дисконт к действующим контрактным ценам составит 11–15%, что приведет к сопоставимым потерям бюджета». И это еще не все. Сечин резонно указывал, что возможное усиление рубля, это Глазьев считал одной из целей перехода на рублевые расчеты, приведет к дальнейшим потерям экспортеров.

Сечин выдвигал в качестве приоритета политику, направленную на повышение конкурентоспособности российской экономики, на укрепление ее банковской системы, что является макроэкономической основой превращения рубля в востребованную в мире валюту.

Сечин был услышан Путиным. Потому что его аргументы обоснованны и бьют в нужную точку: финансовый результат перевешивает остальное. Здесь вполне уместен один из афоризмов Фридриха Энгельса: «Идея неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от интереса». Тема экспорта за рубли заглохла. Но, как оказалось, временно.

Рублевый ренессанс

Впору вспомнить еще один афоризм, на этот раз от Виктора Черномырдина: «Такого не может быть никогда — и вот опять».

Полтора года спустя после письма Сечина Путину, в конце апреля 2015 года, первый вице-премьер Игорь Шувалов дал поручение Минэкономразвития подготовить проекты директив госпредставителям в госкомпаниях пустить в дело оговорку о переходе в расчетах за экспорт на рубли, которую еще предстоит подготовить. Есть и еще одно поручение тому же ведомству — обосновать минимальную долю экспорта за рубли. Минфин в свою очередь должен подготовить проект постановления правительства, запускающего процедуру осуществления расчетов в рублях по внешнеторговым контрактам на срок 12 месяцев. На этот раз все всерьез. Во всяком случае, пока.

бмп

Боевая машина пехоты (БМП) на гусеничной платформе «Армата» во время военного парада в ознаменование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов прошла мимо потенциальных покупателей. И не она одна. may9.ru

Значит ли это, что аргументы Сечина потеряли силу? Не думаю. С августа 2014 года рубль точно не стал менее рисковой валютой; резонно предположить, что скидки с цены, связанные с рисками рубля и курсовых пересчетов сегодня будут выше тех рубежей, которые называл Сечин. Так в чем же дело?

На мой взгляд, принципиально важно, что сейчас речь идет о переходе на рублевые расчеты за экспорт оружия. Дело не только в том, что эти продажи в значительной мере находятся под покровом секретности. Известно, что РФ занимает второе место по объему оружейных продаж с долей мирового рынка 27% (у США — 29%). В 2014 году экспорт вооружений оценивается в $13,2 млрд. Рынок вооружений весьма конкурентный, но поставки, как правило, осуществляются в кредит. К тому же, учитывая, что среди покупателей российского оружия немало тех стран, долги которых в конце концов прощаются или реструктурируются, потери, связанные с переходом на рубли, будут не столь ощутимы, как при продаже нефти и других видов сырья развитым странам по биржевым ценам.

Многое будет зависеть от российских партнеров. В конце концов, выбор схемы расчетов — это компетенция сторон, заключающих сделку. Но применительно к купле-продаже оружия роль государств с обеих сторон будет решающей.

В целом, мне кажется, что зарубежные партнеры «Рособоронэкспорта» охотно будут переходить на рубли. Потому что с полным основанием увидят в этом шанс сбить цену. Время, впрочем, покажет.

Пока стоит поздравить Андрея Костина и тех банкиров, которые умеют внедриться на открывающийся новый участок прибыльной деятельности. А он двояк: во-первых, это рублевые кредиты и курсовые пересчеты; во-вторых, возможно размещение временно свободных рублевых средств покупателей российского экспорта.

Итог: экспортеры и бюджет от рублевого экспорта проиграют, банки — выиграют. У рубля может появиться еще одна поддержка, масштаб которой зависит от уровня распространения рублевых расчетов.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   18.05.2015 15:54:23   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.