Экономика России: умеренный темп роста

По оценке Всемирного банка, экономика России вернулась к росту, и по итогам 2017 года ее

Как расширить «территорию финансовой безопасности»

Как расширить «территорию финансовой безопасности»

11 октября 2017 года в Москве прошла II Международная конференция по защите прав потребителей

ОСТРАЯ КРЕДИТНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

В общем финансировании инвестиций в основной капитал доля банковских кредитов по экспертным

Сбербанк развивает деловые связи России и Китая

Семь российских и китайских компаний провели переговоры о сотрудничестве на площадке

МВФ повысил прогноз ВВП

Рост ВВП РФ будет значительно отставать от роста мировой экономики

«Роснефть» пришла в Курдистан

Доля "Роснефти" составит 60%

Роуминг будет до нового года

ФАС пригрозил операторам мерами воздействия

Либерализация ОСАГО

Госрегулирование планируется отменить в 2020 г

Митио Каку: «Мы сможем пересылать свои эмоции и чувства через сети»

Такое заявление профессор Городского университета Нью-Йорка, специалист в области

ЛЕДЯНОЙ БЮДЖЕТ

О федеральном бюджете писать непросто. Документ этот огромный, выделить главное,

РОСКОШНЫЕ И ДОРОГИЕ

Для мировых автомобильных брендов класса «люкс» Россия была и остается одним из основных

В Россию пришел первый в мире игровой ноутбук с изогнутым экраном Predator 21 X за 700 тыс. рублей

В Россию пришел первый в мире игровой ноутбук с изогнутым экраном Predator 21 X за 700 тыс. рублей

Компания Aser объявила о старте продаж этой флагманской модели, которая не имеет себе равных

Солнце в бокале

Благодаря кризису 2014–2016 годов россияне открыли для себя много новых вин, а их интерес

Forbes назвал богатейшие «семейные кланы»

Состояние 10 богатейших семей оценивается в 27 млрд долларов

Нашествие пивоваров

Пивоваренная отрасль России переживает трудные времена. За последние 10 лет производство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Мнения лидеров   20.06.2015 10:49:47

«Обнял персиянки стан…»

Каковы перспективы российско-иранского сотрудничества?



«Обнял персиянки стан…»

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангене прокладывает персидской нефти новые экспортные маршруты через Россию. Министр энергетики РФ Александр Новак категорически отвергает идею бартера нефть из Ирана в обмен на товары из России

Если продолжить слова, вынесенные в заголовок, то кто кого «бросит в набежавшую волну»? Иранская постсанкционная нефть смоет надежды России на грядущий экономический подъем или российско-иранское сотрудничество, наоборот, окрепнет к пользе обеих стран? Будет ли осуществлен российско-иранский бартер «нефть в обмен на товары», и почему министр энергетики России Александр Новак утверждает, что никакого бартера не будет в принципе? Вопросов пока больше, чем ответов. Но некоторые ответы мы все-таки дадим.

Игра на флажке

Российско-иранские связи во всех сферах — от углеводородной до военно-технической — активно обсуждаются и у нас, и за рубежом. Рисуются разные пасьянсы и геополитические конфигурации. Это небезынтересно, но печально. Потому что первое, что роднит Россию и Иран, на поверхности — это западные санкции.

Сегодня главный вопрос, который во многом определит будущее и Ирана, и России, — это как изменится ситуация, когда Иран выйдет из-под режима санкций, здесь принципиальные преграды сняты. Первый ответ очевиден, и мы его не раз давали. Именно полномасштабный выход Ирана на нефтяной рынок определит будущее нефтяных цен, которые, очевидно, снизятся. Но это не все.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, отвечая на одной из пресс-конференций на вопрос о том, как повлияет снятие санкций с Ирана на российскую экономику, говорил о том, что нефть — это важно, но это далеко не все.

Иран — важный компонент геополитического расклада сил на Ближнем и Среднем Востоке. Есть точка зрения, что Барак Обама потому и продвигает снятие санкций с Тегерана, что хочет сбить антиамериканский настрой этого без сомнения важного игрока на этом минном поле. Россия, в свою очередь, отнюдь не безучастно взирает на развитие событий.

Сейчас чрезвычайно важным фактором становится время. Понятно, что снятие санкций вызовет громадный и экономический, и политический интерес к Ирану. Сейчас идет гонка приготовлений к этому событию. Старший научный сотрудник американского Центра стратегических и международных исследований Пол Шварц уверен: если соглашение по ядерной программе не приведет к фундаментальному изменению отношений Ирана с Западом, главным «бенефициаром» этого процесса станет Россия.

Во-первых, стабильность нынешнего режима в Тегеране соответствует интересам Москвы. Как заявил министр обороны Исламской Республики, которого цитирует Шварц, «Иран и Россия имеют общую точку зрения на политические, региональные и глобальные вопросы». Во-вторых, снятие санкций усилит Иран и позволит ему более эффективно преследовать свои цели на Ближнем Востоке. Этот вариант увеличит «выигрыш» России, поскольку геополитические задачи Ирана близки ее собственным. Например, отмечает Шварц, и Москва, и Тегеран противодействуют свержению режима Башара Асада в Сирии. «Цели Ирана в регионе напрямую конфликтуют с интересами Запада и его ключевых союзников в регионе, особенно Саудовской Аравии и Израиля», — пишет Шварц. Для урегулирования этих противоречий потребуются реальные компромиссы, достичь которых будет чрезвычайно трудно, подчеркивает он.

Экспорт нефти из Ирана

Россия в какой-то мере пытается играть на опережение. Сразу же после того, как шесть мировых держав, включая Россию, достигли промежуточных договоренностей с Ираном об ограничении его ядерной программы, Владимир Путин подписал документ о снятии запрета на поставки в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300.

Здесь есть своя предыстория. По подписанному в 2007 г. контракту Россия намеревалась поставить Ирану шесть дивизионов ЗРК С-300 на $800 млн. После введенных в 2010 году санкций против Ирана российско-иранский контракт был приостановлен. Иран подал в третейский суд Женевы иск к «Рособоронэкспорту» на $4 млрд. Россия предложила пойти на мировую, пообещав новые поставки ЗРК «Тор-М1Э». Однако Тегеран это предложение отверг. Россия предлагала Ирану поставку системы ПВО «Антей-2500» вместо С-300, однако Тегеран настоял на выполнении первого контракта.

Идет настоящая гонка. Победит тот, кто сумеет занять в Иране лучшие стартовые места на постсанкционном стадионе. Известный российский эксперт по Ближнему Востоку Георгий Мирский сказал в интервью Washington Post: «Несколько лет назад я слышал, как один из наших дипломатов заявил, что проамериканский Иран для нас опаснее, чем Иран, обладающий ядерным оружием… Если посмотреть на эту суммарно нулевую игру, то получается, что сближение Ирана с Западом ослабляет российские позиции. И в этой ситуации необходимо действовать превентивно, до того как начнется реализация ядерного соглашения, чтобы продемонстрировать Ирану, что мы являемся самым надежным партнером и единственной великой державой, на которую можно положиться».

Бартер или не бартер?

Геополитические расклады увлекательны, но без экономической основы они похожи все на те же мыльные пузыри. Так как же все-таки с нефтью?

Россия предпринимает усилия по сглаживанию эффекта массированного выброса иранской нефти на рынок, но это опять игра на флажке, как говорят шахматисты. Как только санкции будут сняты, Ирану предложения, согласованные с Россией, уже не понадобятся.

Суть их в обмене иранской нефти на товары из России по выбору Ирана. Классика бартера. Но зачем нефтяной России иранская нефть? Эксперты ссылаются на опыт сделки «нефть в обмен на продовольствие», в рамках которой международное сообщество оказывало гуманитарную помощь населению Ирака еще во времена Саддама Хусейна. Думаю, это неподходящий пример. Есть прецедент, гораздо четче передающий суть российско-иранской сделки. В свое время Советский Союз заключил бартерную сделку с Венесуэлой. Советские поставки шли в обмен на нефть. Зачем? Эта нефть перевозилась на Кубу, которая испытывала огромную потребность в энергоносителях, доставлять которые откуда-нибудь из Сибири было запредельно расточительно. Был найден довольно эффективный выход из ситуации.

В случае с Ираном выгода обоюдная. Иран, не дожидаясь снятия санкций, расширяет свое присутствие на нефтяном рынке. России, мало того она что расширяет свой экспорт, гораздо важнее, что она выступает посредником, если угодно, нефтетрейдером. Выгода и экономическая, и политическая.

Куда может пойти иранская нефть, вообще не вопрос. Обсуждаются как минимум три направления. Первое. Как пишет Bloomberg со ссылкой на министра нефти Ирана Бижана Намдара Зангене, при посредничестве России нефть из Ирана может быть направлена в Белоруссию и Казахстан. Второе. Нефть из Ирана может быть направлена в Индию и Китай, и это может заметно изменить картину спроса в регионе. Третье. Иранская нефть может быть использована в южных регионах России, например на НПЗ в Волгограде.

Что выбирает Иран? В первую очередь, как уже было сказано, зенитно-ракетные комплексы С-300. Но Россия будет экспортировать и совсем мирную продукцию. Помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко в начале июня рассказал РИА Новости, что начаты отгрузки зерна в Иран. Уже отгружено порядка 100 тысяч тонн, общий же объем поставок составит не менее 1,3 млн тонн зерна. В Иран пойдет множество мирных грузов — от зерна до строительной техники. В Иране со дня на день ждут приема своей нефти в России.

ЗРК С-300

ЗРК С-300, без которого Иран не представляет себе своей ПВО. Vitaly v. Kuzmin

В принципе сделка весьма эффективная. На этом фоне диссонансом прозвучали заявления министра энергетики России Александра Новака. 9 июня он объявил: «Мы сами страна производящая. И мы не будем покупать их нефть. В рамках нашего меморандума о расширении торгово-экономического сотрудничества Иран будет продавать нам нефть, а эти деньги будут идти на покупку товаров из РФ. Наши трейдеры при наличии такой возможности будут содействовать в том, чтобы находить покупателя», — так Новака цитирует агентство «Интерфакс». Из приведенной цитаты следует: «Иран будет продавать нам нефть», а «мы не будем покупать их нефть». Здорово! Хотя чего не скажешь, когда кругом санкции. Суть же в том, что, по Новаку, российское участие в сделке ограничится прежде всего нефтетрейдерством. Скорее всего, так и будет, но, как мы видели, есть и другие варианты.

Справедливости ради, надо сказать, что Новак не единственный, кто не сводит грядущие сделки с Ираном к бартерной схеме. 3 июня посол Ирана в РФ Мехди Санаи (Mehdi Sanaei) заявил, что обозначать достигнутые между Москвой и Тегераном пакетные договоренности как «нефть в обмен на товары» неправильно: «Это неверное описание. Мы никогда не обсуждали и не подписывали документ с таким содержанием и под таким названием», цитирует посла РИА Новости.

По его словам, речь идет о сотрудничестве в целом ряде сфер: в энергетике, транспорте, промышленности, торговле. Общий объем проектов, которые были согласованы во время последнего заседания российско-иранской комиссии, составляет $70 млрд.

Подытожим. Юридические тонкости и детали предстоящих сделок, безусловно, важны. Но главное — найден механизм взаимодействия, который открывает перед Россией значительные перспективы. Теперь важно не упустить время. Сделка должна быть реализована до того, как с Ирана будут сняты санкции.

Что ж, Россия нашла способ подготовиться к выходу Ирана на нефтяной рынок. Эффекта снижения цен избежать, конечно, не удастся, но он может быть хотя бы частично компенсирован расширением российского экспорта в Иран и использованием части экспортного потока иранской нефти с учетом российских интересов. Это уже немало.

Mehdi Sanaei

Посол Ирана в РФ Мехди Санаи о российско-иранской сделке «нефть в обмен на товары»: «Мы никогда не обсуждали и не подписывали документ с таким содержанием и под таким названием»

В начале статьи я написал, что сама тема сотрудничества России с Ираном — двух стран, от которых развитые государства отгораживаются санкциями, — печальна. Поясню, что я имел в виду.

Нашими основными экономическими партнерами остаются европейские страны. Но теперь к ним добавляются и такие страны, как Иран. С одной стороны, это хорошо. Чем больше партнеров, тем лучше. Но есть и другая сторона.

Можно и, наверное, нужно сравнить Россию и Иран. Мы найдем много общего. И там, и там сильны фантомные боли по имперскому прошлому. И там, и там популярен собственный путь развития. И там, и там нефть и газ — основы экономики. Ну и опять же санкции.

Еще не так давно мы предпочитали сравнивать себя с европейскими странами, ставили, например, в начале первого президентства Владимира Путина задачу догнать по уровню ВВП на душу населения Португалию, рассматривали себя как вполне европейскую страну, собственно, проевропейский мотив был самым мощным в создании новой России, а теперь, как при Николае I, все слышнее совсем другая музыка: «Мы — не Европа!», мы, как и тогда, конечно, лучше, чище и вообще ближе к третьему Риму.

Но всякий раз, когда Россия противопоставляла себя Европе, это заканчивалось трагически. Иван Грозный, строитель самодержавия, когда есть он, Божий помазанник, а все остальные — его рабы (чего не было в европейских империях, где император считался с аристократией), проиграл Ливонскую войну, его царствование закончилось крахом государства — Смутой. Николай I проиграл Крымскую войну. Советский Союз, строившийся по небывалым идеологическим принципам, с которыми, думаю, далеко не во всем согласились бы Маркс и Энгельс, проиграл, развалившись, холодную войну.

Можно, конечно, оставить историю истории, но разве тем самым мы не подтвердим печальное правило: уроки истории никто не учит?

Николай Вардуль

Мнения лидеров   20.06.2015 10:49:47   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.