Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Россия и Турция сняли ограничения

Россия и Турция будут развивать торговлю

По лицу их узнаете

В России вводится система распознавания клиентских образов

ЦБ завершит чистку банков в 2020 г.

ЦБ завершит чистку банков в 2020 г.

Оздоровление банковской системы продлится не менее года

ОЭА и Ирак поддержали снижение добычи

Нефть отреагировала 0,5%-ным падением

«Ташир» покупает здание «Известий»

Здание "Известий" будет реконструировано

Jeep отзывает около 9 тыс. Grand Cherokee

Grand Cherokee попал под отзыв

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   07.06.2014 10:11:49

Почему мы не богатеем?

Компания ФБК оценила динамику национального богатства России за 10 лет

Почему мы не богатеем?

Если оценивать не потом, кровью и слезами, а потенциалом генерирования стоимости, Россия совсем не так богата, как привыкла себя считать. by Peretz Partensky

Мы привыкли к рефрену о том, что живем не только в самой большой (это точно), но и самой богатой стране. Что ни говори, а это поднимает чувство комфорта. Тогда и с текущими невзгодами смириться проще. Как почти 50 лет назад (!) пели в «Айболите-66»: «Это даже хорошо, что пока нам плохо!». Но насколько богата Россия? И, что еще важнее, становится ли со временем она богаче?

Оценка по принципу present value

Компания ФБК решила применить свой аналитический и аудиторский потенциал для ответа на эти вопросы. Первое исследование «Сколько стоит Россия?» было реализовано в 2004 году, а сейчас оно продолжено «Сколько стоит Россия 10 лет спустя?». Возможно, если продолжить напрашивающуюся аналогию с мушкетерской сагой Александра Дюма, дойдет и до «Виконта де Бражелона». Пока же нам предложена десятилетняя динамика. Так что же она демонстрирует?

Дадим слово авторам, опубликовавшим основные положения своего исследования в «Ведомостях»: «В самом начале реализации проекта „Сколько стоит Россия: 10 лет спустя?“ невозможно было предугадать, какова будет итоговая стоимость российской экономики, посчитанная на основе метода дисконтированных доходов. Однако проект завершен, и результаты у нас получились следующие. Стоимость российской экономики, оцененная как совокупная стоимость всех отраслей, приведенная к концу 2012 г., составила 3460,1 трлн руб.

Для сравнения со стоимостью российской экономики в 2002 г. необходимо перевести полученную 10 лет назад оценку (974,7 трлн руб.) в цены 2012 г. путем умножения ее на цепной индекс — произведение дефляторов ВВП за 2003—2012 гг. Цепной индекс за этот период составил 366,3%. Таким образом, в ценах 2012 г. стоимость исходя из условий 2002 г. составила бы 3570,1 трлн руб. Таким образом, за 10 лет стоимость российской экономики снизилась на 3%. Важно даже не то, что стоимость российской экономики сократилась. Важно то, что она спустя 10 лет не выросла».

Вывод кажется едва ли не оскорбительным и уж во всяком случае непатриотичным: как же так, 10 лет пролетели зря? И ведь какие годы, темпы роста ВВП до 2009 года теперь нам могут только сниться! А национальное богатство так и не выросло? Как связаться с прокуратурой?

Если серьезно, то все дело, конечно, в выбранной методике подсчета. Здесь аналитики-аудиторы из ФБК кардинально расходятся с Росстатом. Статистическое ведомство считает основные фонды и оборотные средства. Их сумма и есть национальное богатство, которое растет, а не стоит на месте или падает. Аналитики-аудиторы ФБК выбирают другой маршрут. Они свой метод в приведенной цитате уже назвали: «дисконтирование доходов». То есть это не затратный, не сравнительный, а именно доходный метод. Почему выбран именно он? Во-первых, он самый рыночный — это счет, отталкивающийся от доходности тех или иных финансовых и нефинансовых, произведенных и непроизведенных, материальных и нематериальных активов. Как пишут авторы, они учитывают «все-все, в результате чего генерируется новая стоимость». Во-вторых, в системе национальных счетов, некой методичке, выпущенной ООН для органов национальной статистики, в частности, говорится: «Стоимость может быть приблизительно определена как настоящая или дисконтированная, стоимость будущих выгод, ожидаемых от данного актива».

Правда, как выяснилось в ходе презентации исследования, которое прошло 27 мая в ФБК, ни в одной стране национальное богатство исключительно методом доходности активов не считали. Так или иначе учитывался и затратный метод. Руководитель исследования Игорь Николаев считает, что монометод способствует стройности предпринятого исследования и вообще выполненная работа пионерная в международном плане. Так и есть, но в приоритет отечественной экономической науки в каком угодно ее сегменте верится с известным напряжением. Хотя авторы правы, ссылаясь на то, что именно в этом направлении движется, например, и Всемирный банк в своих статистических оценках развития отдельных стран.

Сергей Гуриев, виртуально участвовавший из Парижа в обсуждении, проходившем в ФБК, считает выбранный метод совершенно верным. Он привел весьма характерный и отнюдь не исключительно статистический пример. Россия строит исследовательский центр Сколково. Строительство, естественно, стоит денег. Но понесенные затраты будут равны нулю, если построенный центр не даст научных рекомендаций, которые приведут к прогрессу в экономике.

Пример, помимо всего прочего, хорош и тем, что показывает связь метода дисконтированных доходов с прогнозными оценками роста экономики в целом и ее отдельных отраслей. Строго говоря, здесь заложен немалый риск. Авторы исследования опирались на официальный долгосрочный прогноз Минэкономразвития. Но всем известно, что эти прогнозы крайне уязвимы в силу своей слабой достоверности. Они регулярно и весьма кардинально пересматриваются, вплоть до того, что может быть изменен сам вектор экономической динамики — от низкого, но роста к некатастрофическому, но падению, например, что характеризуют принципиально различные состояния экономики. Эти прогнозы бывают точны, лишь когда от их последнего пересмотра до точки окончания прогнозируемого периода остаются недели. Так в последнее время постоянно случается с годовыми прогнозами. Но этот риск внешний, не зависимый от аналитиков ФБК. Тем не менее он показывает на известную условность полученных результатов, в них важны не столько конкретные полученные цифры, сколько тенденции.

Главная тенденция, подчеркну еще раз, в том, что за прошедшие 10 лет национальное богатство, рассчитанное методом дисконтирования доходов, не выросло.

Семь пар чистых и семь пар нечистых

Это в целом, а что происходило по отраслям? Авторы выделяют отрасли, где произошел самый крупный прирост стоимости. На первом месте оказывается связь. Прирост — 533,7% (почти в 6 раз), на втором — финансовая деятельность — прирост на 374,7%, дальше все скромнее: здравоохранение и социальное обеспечение — прирост на 58,2%,

образование — на 27%, торговля и общественное питание — на 24,8%, строительство — на 20,8%. Есть отрасли, где выработка стоимости сократилась. В сельском хозяйстве почти вдвое (минус 50,4%), в промышленности — минус 49,5%, ЖКХ — минус 46,6%, транспорт — минус 44,3%, культура и искусство — минус 37,2, управление и оборона — минус 30,8%, наука — минус 19,1%.

Тенденции позволяют сделать ряд важных выводов. Во-первых, социальные отрасли: здравоохранение, образование, культура остаются в России недооцененными. С одной стороны, это следствие традиционалистского подхода, согласно которому главное — промышленность с сельским хозяйством, все остальное — или спекуляции (торговля и финансовый сектор), или вообще нечто исключительно затратное, не приносящее отдачи. Он устарел до полной замшелости. Как и положение, которое выдвигает, например, глава РЖД Владимир Якунин: постиндустриальное общество — это перспектива не для России.

Традиционные промышленность и сельское хозяйство уже не играют прежней роли в генерировании добавленной стоимости, а в дальнейшем их роль будет еще интенсивнее угасать. Правда, одним из объяснений может быть и неразвитость самих российских промышленности и сельского хозяйства, но это дополнительное объяснение, главной тенденции оно не отменяет.

Из сказанного следует, что к промышленной политике, о которой многие сегодня пекутся, появляются вопросы. Промышленность уже не флагман экономического развития, стоит усилить акцент на инновационной политике.

Развитие человеческого капитала открывает новые перспективы. И это следует не из благих пожеланий, не из положения российской Конституции о том, что Россия — социальное государство, а из тенденции, которая уже развивается и которую надо поддержать. Для чего следует еще раз обратиться к выбранным приоритетам бюджетной политики.

Что делать и кто виноват?

Тема эффективности экономической политики непосредственно вытекает из оценки национального богатства России. Начать стоит с того, что управление и оборона, как уже было сказано, показывают снижение генерирования стоимости.

Да, это специфический вид деятельности, как подчеркнул Сергей Гуриев, добавленная стоимость в ней появляется по затратному принципу, в силу затрат на нее. Затраты-то растут, а вот результаты…

Численность работающих в органах исполнительной власти выросла за 10 лет на 21,7% — с 1 070 200 до 1 301 900 человек. При этом сильнее всего вырос штат работников федеральных органов — на 37,7% (с 444 400 человек в 2002 г. до 612 100 человек в 2012 г.). Меньше всего разросся штат муниципальных чиновников — всего на 6,2% (с 448 700 до 476 600 человек за тот же период).

А что с критериями эффективности? Вслед за авторами исследования сошлемся на Всемирный банк, который ведет статистику шести «индексов государственного управления»:

— учет государством интересов общества (voice and accountability);

— политическая стабильность и отсутствие насилия/терроризма (political stability and absence of violence/terrorism)

— эффективность правительства (government effectiveness);

— качество регулирующих мер (regulatory quality);

— соблюдение законодательства / верховенство права (rule of law);

— коррупция (control of corruption).

По всем указанным показателям Россия за 10 лет откатилась назад: мало того, что как в 2002 г., так и в 2012 г. Россия оказалась ниже уровня развитых стран, сами показатели российского госуправления, по данным Всемирного банка, не улучшились, а ухудшились. Особенно сильный провал Всемирный банк зафиксировал по индексу «учет интересов общества».

Можно, конечно, высказать претензии к критериям ВБ и к его подсчетам. Но само исследование динамики национального богатства России заставляет задаться вопросом: кто виноват в том, что это богатство не растет?

На обсуждении в ФБК мнения разделились. По мнению Гуриева, качество экономической политики (добавим: не только с точки зрения управления стоимостью) — это рост экономики и перспективы дальнейшего роста. Здесь у России полный провал. Ссылки на международную экономическую и политическую конъюнктуру не проходят, потому что российская экономика задолго до санкций вступила в противофазу к развитию мировой экономики. Мировая, американская, европейская входят в фазу оживления, российская замедлялась три года подряд и, в конце концов, оказалась на грани «отрицательных темпов роста». Участвовавший в обсуждении зампред ВЭБа Сергей Васильев возражал. По его мнению, «никакая экономическая политика» на динамику национального богатства серьезно не влияет, это не ее калибр. Он напомнил, что на нацбогатство влияют не только традиционный капитал, но и человеческий, социальный или организационный капитал — это устройство связей в обществе, а все это гораздо фундаментальнее тех задач, которые оперативно решает экономическая политика. По Васильеву, виновата неразвитость российских институтов.

Он прав. Правда, дальше возникает резонный вопрос: а кто виноват в недоразвитости российских институтов? Так что если Васильев возражал Гуриеву, защищая коллег по экономическому блоку правительства в широком смысле, то получилось у него даже рискованнее, чем у Гуриева: в том, что национальное богатство России не растет, виновата политика, и не только экономическая. Добавить нечего.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   07.06.2014 10:11:49   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.