Какой будет «договорная» цена?

Cоглашение по сокращению добычи нефти может быть продлено 25 мая. Большая часть сомнений в

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Что побеждать после инфляции

Как снижать ставку, не разгоняя цены?

Вода по цене золота

Вода по цене золота

Сколько зарабатывают на самом прозрачном рынке

Как долго простоит подрубленный рубль?

В мае рубль уже намаялся. И ведь намается еще. 4 мая резко упала нефть – рубль пошатнулся,

Курортный сбор может не состояться

Курортный сбор снизит конкурентоспособность российских курортов

Нефтяной парадокс

Нефтяники обнадежили спекулянтов

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   07.01.2017 09:02:12

Пока в рецессии

Росстат рассказал о III квартале 2016 г. Обошлось без открытий

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Пока в рецессии

Данные о том, что происходило в российской экономике в III квартале 2016 г., не слишком радуют. Рецессия продолжается. Минэкономразвития, однако, верит, что это был последний квартал снижения ВВП. Уже в IV квартале тенденция сменится на противоположную. Возможно, так и будет. Дед Мороз в лице нефтяных цен постарается.

«Объем ВВП России за III квартал 2016 г. составил в текущих ценах 22 189,6 млрд руб. Индекс физического объема ВВП относительно III квартала 2015 г. составил 99,6, относительно II квартала 2016 г. — 108,5%», — это макроэкономическая суть сообщения Росстата. В годовом исчислении падение экономики продолжается, в поквартальном — наблюдается рост. Поквартальный рост был и во II квартале 2016 г. Это свидетельство того, что на вызывавший многочисленные споры и опирающиеся на бородатые анекдоты комментарии есть достаточно серьезный ответ: дно кризиса позади. Рецессия, однако, продолжается. Поле для анекдотов сохраняется.

Если с макроэкономического уровня спуститься на отраслевой, картина новизной не порадует. Да и вообще поводов для радости немного.

Это касается в первую очередь промышленности. Здесь, как «на западном фронте», — без перемен. За январь—сентябрь добывающая промышленность по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросла на 1,5%, обрабатывающая промышленность упала на 1,2%.

Можно не сомневаться в том, что спурт нефтяных цен последних дней, а цены на нефть могут сохраниться на высоком (вокруг $55 за баррель) уровне до января, когда станет ясно, выполняют ли нефтедобывающие страны взятые на себя обязательства по сокращению добычи, и цены или шагнут и дальше вверх, или сыпанут вниз, увеличит отрыв добывающих отраслей от обрабатывающих в IV квартале. Это о качестве макроэкономических показателей. Если надежды Минэкономразвития на то, что в IV квартале рецессия сменится оживлением, оправдаются, то приподнимающийся ВВП будет свидетельствовать: экономическая модель не изменилась, сырьевая направленность российской промышленности только усилилась. Впрочем, это давно известная составляющая роста экономики, двигателем которого является рост сырьевых цен.

Но есть, конечно, и радующие глаз показатели. Сельское хозяйство из квартала в квартал увеличивает темп. Если в годовом измерении его рост в I квартале 2016 г. составил всего 0,7%, то во II квартале — уже 2%, а в III — и вовсе 3,2%.

Но если сельское хозяйство уже заставило привыкнуть к своим успехам, то транспорт и связь, например, в III квартале вышли на уровень прошлого года, а строительство, где еще недавно наблюдалось наиболее резкое падение, хотя и остается в отрицательной зоне, но в III квартале все-таки выглядит лучше, чем во II квартале. Здесь весьма обнадеживает статистика предоставления ипотечных кредитов. Сергей Алексашенко, отталкиваясь от данных октября 2016 г., подсчитал: «Снижение количества выданных кредитов составляет всего 20% по сравнению с пиковым значением 2013 г. Ускорение, полученное рынком в начале текущего года (+60% к первым месяцам 2015 г.), хотя и притормозилось, но не исчезло совсем. Количество выданных ипотечных кредитов за девять месяцев текущего года оказалось на 28,6% выше прошлогоднего уровня. В результате, похоже, итоговые данные в текущем году окажутся немного ниже уровня 2013 г., что по сравнению со многими другими показателями выглядит совсем даже неплохо».

Разочарование III квартала — финансовая деятельность. Если в I и во II кварталах 2016 г. она демонстрировала рост больше чем на 1% в годовом измерении, то в III квартале просела на 1%. Комментарий Сергея Алексашенко, который опирается на статистику ЦБ: «Оперативные оценки итогов развития банковской системы в октябре, опубликованные Банком России, оказались вполне ожидаемыми: банковская деятельность постепенно сжимается. С начала года (с поправкой на валютную переоценку) активы российских банков снизились на 0,2%, объем кредитов, предоставленных нефинансовому сектору, — на 1,5%, объем средств на счетах нефинансового сектора — на 5,3%. Некоторым оптимизмом может повеять от данных о динамике депозитов физических лиц (плюс 4,7%) и кредитов, выданных им же (плюс 0,9%), но этот оптимизм мгновенно испаряется, если вспомнить, что речь идет о номинальных показателях, и о том, что потребительская инфляция за десять месяцев составила 4,5% (или 5,2% по базовой инфляции). Получается, что сокращение банковской активности в России выглядит уже гораздо серьезнее, около 5% в реальном выражении».

Таким был III квартал. Что дальше? 13 декабря среднесрочный прогноз развития российской экономики опубликовал американский инвестиционный Bank of America Merrill Lynch. В 2016 г. снижение ВВП составит 0,5%, в 2017 г. — будет рост на 1,1%, в 2018 г. — на 1,4%. Принципиально этот прогноз не отличается от прогноза Минэкономразвития, положенного в основу следующей бюджетной трехлетки.

BofA прогнозирует замедление инфляции в России в 2017 и 2018 гг. Так, по ожиданиям банка, средняя инфляция в 2016 г. составит 7,1%, в 2017 г. — 5%, а в 2018 г. — замедлится до 4%.

ЦБ с этим прогнозом может не согласиться, каждый зашедший на его сайт не может не увидеть цель, а, может быть, клятву: инфляция уже в 2017 г. должна опуститься до 4,0%. Но очень важен комментарий, который дает к этим цифрам главный экономист по России и СНГ BofA Merrill Lynch Владимир Осаковский: снижение уровня инфляции, вероятно, станет важным драйвером ожидающейся экономической стабилизации и умеренного восстановления экономики. Он говорит то, что почему-то редко произносят руководители нашего ЦБ. Они не раскрывают тайну «таргетирования инфляции», своего символа веры. Вероятно, потому, что считают, что никакой тайны нет вовсе. А зря. Политика ЦБ очень многими считается чуть ли не фетишистской, оторванной, да что там оторванной, вредной для экономики, которая нуждается в кредитах, цена которых из-за политики ЦБ и его «таргета» остается неподъемной. Между тем «таргет» ЦБ — это создание драйвера оживления экономики. Но этот драйвер пока еще не работает. А другого ЦБ не предлагает.

Пока речь шла об экономике и о мало различимых на уровне отдельного гражданина долях процента ВВП с плюсом или с минусом. А как выглядит социальная составляющая?

Вот как ее видит Росстат: «Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, по предварительной оценке Росстата, в III квартале 2016 г. выросла на 0,9 млн, или на 5%, и составила 18,8 млн человек, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По сравнению со II кварталом 2016 г. численность бедных снизилась на 1 млн человек, или на 5,1%. На конец III квартала численность малоимущих граждан составляла 12,8% от общей численности населения, в конце III квартала 2015 г. — 14,4%».

При желании в этих цифрах можно найти плюс: «По сравнению со II кварталом 2016 г. численность бедных снизилась на 1 млн человек, или на 5,1%». Чем не достижение?! Но, по-моему, оно обесценивается тем, что в нашей стране число людей, выживающих на нищенские доходы, которые ниже прожиточного минимума, растет. С этим мириться нельзя. И манипулировать этими цифрами, снижая, а не поднимая прожиточный минимум, просто стыдно.

Рост числа нищих — это один из итогов III квартала. И отмахнуться от него у власти не получится.

Николай Вардуль

Выдача новых ипотечных кредитов в России

Мнения лидеров   07.01.2017 09:02:12   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.