Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   07.01.2017 09:02:12

Пока в рецессии

Росстат рассказал о III квартале 2016 г. Обошлось без открытий

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Пока в рецессии

Данные о том, что происходило в российской экономике в III квартале 2016 г., не слишком радуют. Рецессия продолжается. Минэкономразвития, однако, верит, что это был последний квартал снижения ВВП. Уже в IV квартале тенденция сменится на противоположную. Возможно, так и будет. Дед Мороз в лице нефтяных цен постарается.

«Объем ВВП России за III квартал 2016 г. составил в текущих ценах 22 189,6 млрд руб. Индекс физического объема ВВП относительно III квартала 2015 г. составил 99,6, относительно II квартала 2016 г. — 108,5%», — это макроэкономическая суть сообщения Росстата. В годовом исчислении падение экономики продолжается, в поквартальном — наблюдается рост. Поквартальный рост был и во II квартале 2016 г. Это свидетельство того, что на вызывавший многочисленные споры и опирающиеся на бородатые анекдоты комментарии есть достаточно серьезный ответ: дно кризиса позади. Рецессия, однако, продолжается. Поле для анекдотов сохраняется.

Если с макроэкономического уровня спуститься на отраслевой, картина новизной не порадует. Да и вообще поводов для радости немного.

Это касается в первую очередь промышленности. Здесь, как «на западном фронте», — без перемен. За январь—сентябрь добывающая промышленность по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросла на 1,5%, обрабатывающая промышленность упала на 1,2%.

Можно не сомневаться в том, что спурт нефтяных цен последних дней, а цены на нефть могут сохраниться на высоком (вокруг $55 за баррель) уровне до января, когда станет ясно, выполняют ли нефтедобывающие страны взятые на себя обязательства по сокращению добычи, и цены или шагнут и дальше вверх, или сыпанут вниз, увеличит отрыв добывающих отраслей от обрабатывающих в IV квартале. Это о качестве макроэкономических показателей. Если надежды Минэкономразвития на то, что в IV квартале рецессия сменится оживлением, оправдаются, то приподнимающийся ВВП будет свидетельствовать: экономическая модель не изменилась, сырьевая направленность российской промышленности только усилилась. Впрочем, это давно известная составляющая роста экономики, двигателем которого является рост сырьевых цен.

Но есть, конечно, и радующие глаз показатели. Сельское хозяйство из квартала в квартал увеличивает темп. Если в годовом измерении его рост в I квартале 2016 г. составил всего 0,7%, то во II квартале — уже 2%, а в III — и вовсе 3,2%.

Но если сельское хозяйство уже заставило привыкнуть к своим успехам, то транспорт и связь, например, в III квартале вышли на уровень прошлого года, а строительство, где еще недавно наблюдалось наиболее резкое падение, хотя и остается в отрицательной зоне, но в III квартале все-таки выглядит лучше, чем во II квартале. Здесь весьма обнадеживает статистика предоставления ипотечных кредитов. Сергей Алексашенко, отталкиваясь от данных октября 2016 г., подсчитал: «Снижение количества выданных кредитов составляет всего 20% по сравнению с пиковым значением 2013 г. Ускорение, полученное рынком в начале текущего года (+60% к первым месяцам 2015 г.), хотя и притормозилось, но не исчезло совсем. Количество выданных ипотечных кредитов за девять месяцев текущего года оказалось на 28,6% выше прошлогоднего уровня. В результате, похоже, итоговые данные в текущем году окажутся немного ниже уровня 2013 г., что по сравнению со многими другими показателями выглядит совсем даже неплохо».

Разочарование III квартала — финансовая деятельность. Если в I и во II кварталах 2016 г. она демонстрировала рост больше чем на 1% в годовом измерении, то в III квартале просела на 1%. Комментарий Сергея Алексашенко, который опирается на статистику ЦБ: «Оперативные оценки итогов развития банковской системы в октябре, опубликованные Банком России, оказались вполне ожидаемыми: банковская деятельность постепенно сжимается. С начала года (с поправкой на валютную переоценку) активы российских банков снизились на 0,2%, объем кредитов, предоставленных нефинансовому сектору, — на 1,5%, объем средств на счетах нефинансового сектора — на 5,3%. Некоторым оптимизмом может повеять от данных о динамике депозитов физических лиц (плюс 4,7%) и кредитов, выданных им же (плюс 0,9%), но этот оптимизм мгновенно испаряется, если вспомнить, что речь идет о номинальных показателях, и о том, что потребительская инфляция за десять месяцев составила 4,5% (или 5,2% по базовой инфляции). Получается, что сокращение банковской активности в России выглядит уже гораздо серьезнее, около 5% в реальном выражении».

Таким был III квартал. Что дальше? 13 декабря среднесрочный прогноз развития российской экономики опубликовал американский инвестиционный Bank of America Merrill Lynch. В 2016 г. снижение ВВП составит 0,5%, в 2017 г. — будет рост на 1,1%, в 2018 г. — на 1,4%. Принципиально этот прогноз не отличается от прогноза Минэкономразвития, положенного в основу следующей бюджетной трехлетки.

BofA прогнозирует замедление инфляции в России в 2017 и 2018 гг. Так, по ожиданиям банка, средняя инфляция в 2016 г. составит 7,1%, в 2017 г. — 5%, а в 2018 г. — замедлится до 4%.

ЦБ с этим прогнозом может не согласиться, каждый зашедший на его сайт не может не увидеть цель, а, может быть, клятву: инфляция уже в 2017 г. должна опуститься до 4,0%. Но очень важен комментарий, который дает к этим цифрам главный экономист по России и СНГ BofA Merrill Lynch Владимир Осаковский: снижение уровня инфляции, вероятно, станет важным драйвером ожидающейся экономической стабилизации и умеренного восстановления экономики. Он говорит то, что почему-то редко произносят руководители нашего ЦБ. Они не раскрывают тайну «таргетирования инфляции», своего символа веры. Вероятно, потому, что считают, что никакой тайны нет вовсе. А зря. Политика ЦБ очень многими считается чуть ли не фетишистской, оторванной, да что там оторванной, вредной для экономики, которая нуждается в кредитах, цена которых из-за политики ЦБ и его «таргета» остается неподъемной. Между тем «таргет» ЦБ — это создание драйвера оживления экономики. Но этот драйвер пока еще не работает. А другого ЦБ не предлагает.

Пока речь шла об экономике и о мало различимых на уровне отдельного гражданина долях процента ВВП с плюсом или с минусом. А как выглядит социальная составляющая?

Вот как ее видит Росстат: «Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, по предварительной оценке Росстата, в III квартале 2016 г. выросла на 0,9 млн, или на 5%, и составила 18,8 млн человек, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. По сравнению со II кварталом 2016 г. численность бедных снизилась на 1 млн человек, или на 5,1%. На конец III квартала численность малоимущих граждан составляла 12,8% от общей численности населения, в конце III квартала 2015 г. — 14,4%».

При желании в этих цифрах можно найти плюс: «По сравнению со II кварталом 2016 г. численность бедных снизилась на 1 млн человек, или на 5,1%». Чем не достижение?! Но, по-моему, оно обесценивается тем, что в нашей стране число людей, выживающих на нищенские доходы, которые ниже прожиточного минимума, растет. С этим мириться нельзя. И манипулировать этими цифрами, снижая, а не поднимая прожиточный минимум, просто стыдно.

Рост числа нищих — это один из итогов III квартала. И отмахнуться от него у власти не получится.

Николай Вардуль

Выдача новых ипотечных кредитов в России

Мнения лидеров   07.01.2017 09:02:12   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.