Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Страхование против страха

Есть рынок, неподвластный кризису

Безопасность по-корейски

Безопасность по-корейски

А ведь когда-то самой безопасной маркой считалась Volvo

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Черкизон в Лас-Вегасе

Российское правосудие достало Тельмана Исмаилова и в городе, построенном американской

Индивидуальный пенсионный капитал

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   05.03.2016 10:42:38

Программный бой

Кризис подождет, пока правительство справится с антикризисным планом

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Программный бой

Алексей Улюкаев так и не убедил Антона Силуанова в том, что на антикризисную программу не стоит жалеть деньги. Михаил Метцель/ТАСС

100 млрд туда, 100 млрд оттуда

Цифры пляшут. И чем дальше, тем зажигательнее. Не будем углубляться в истоки антикризисной программы, начнем с того, что 18 февраля правительство «в основном» одобрило предложения по антикризисному плану, представленные Минэкономразвития. Что это за план?

Алексей Улюкаев рассказал. «У нас есть четыре специальные программы поддержки отраслей, которые оказались в непростой ситуации. Это прежде всего автомобилестроение. Поэтому мы дополнительно к тем средствам, которые в бюджете были предусмотрены — 90 с лишним миллиардов, еще 49 миллиардов в нашем плане предусматриваем. Это машиностроение железнодорожное — вагоны и локомотивы. Тоже 10 миллиардов предусматриваем дополнительно в этом плане. Это сельхозмашиностроение — тоже 10 миллиардов предусматриваем. Или, например, такая, я считаю, важнейшая вещь, как продолжение программы субсидирования ипотечного кредитования. Сумма порядка 16 миллиардов рублей также в плане отфиксирована. Это означает возможности для большого количества семей на приемлемых условиях, тех, которые сегодня 12%, получить возможность приобрести жилье. Мы должны не провалиться в том, что есть сейчас — снабжение лекарствами, медицинскими средствами, в строительстве школ. В рабочих местах, в занятости, в малом бизнесе. И дать возможность развитию. Это поддержка экспорта, это выход на основные рынки. Вот стабильность и развитие. Это, мне кажется, то, что проходит через все пункты плана. Они реализуемы. Это не звезды с неба. Это вполне понятные и практические вещи, которые, я считаю, можно сделать за год, за которые можно спросить с нас в течение этого года и получить результаты», — вот презентация антикризисного плана в исполнении Улюкаева.

Заметили: сначала называются конкретные цифры, потом дело ограничивается назывными предложениями? Между тем в антикризисном плане цифры решают все.

По Улюкаеву, антикризисный план — это 880 млрд руб., которыми правительство будет затыкать названные им и другие дыры, которые правительство посчитает особо зияющими, или те, где социальная составляющая признана решающей. Из этих 880 млрд руб. около 440 млрд уже предусмотрены в бюджете на 2016 г., около 40 млрд руб. решено выделить из ФНБ и еще около 40 млрд руб. предполагается дополнительно предоставить в виде госгарантий.

185 млрд руб. были отнесены к финансируемым за счет антикризисного резерва бюджета, а источники финансирования мер еще на 189 млрд руб. не определены. Таким образом, суммарно «внебюджетные» меры стоят 374 млрд руб.

Принятие плана «в основном» означало, что эти 374 млрд руб. предстоит утоптать в 250 млрд — именно такой лимит установило правительство.

Цифры я привел по материалам РИА «Новости». Если не полениться и сложить 440 млрд, 40 млрд, еще 40 млрд, 185 млрд и 189 млрд руб., то сумма составит 894 млрд руб., а не 880 млрд руб. Если из 894 млрд вычесть экономию в 124 млрд, которую требует правительство, останется 770 млрд руб. — цифра, которую никто не называл. В общем, не план, а анекдот на тему усушки, утруски и округления.

«Не могу молчать!»

Но дело анекдотом не закончилось, случилось форменное восстание Минфина. Промолчав (вероятно, чтобы не портить впечатление от командной правительственной игры), когда кабинет «в основном» одобрял творение Минэкономразвития, Антон Силуанов 20 февраля направил премьеру Дмитрию Медведеву сепаратное письмо, о котором сообщил «Коммерсантъ».

Если бы письма можно было называть как статьи, то это письмо точно называлось бы «Не могу молчать». Лев Толстой под таким заголовком протестовал против повешения 20 крестьян (дело было в 1908 г.), Антон Силуанов — против искажения данных о возможностях бюджета в 2016 г. Пафос, конечно, не тот, но каждому — свое.

Силуанов предупреждает: у правительства в антикризисном фонде есть только 65 млрд руб. Еще приблизительно 55 млрд руб. в нем могут появиться в апреле — когда Федеральное казначейство направит в фонд невостребованные остатки бюджета-2015. И все. Никаких 250 млрд руб., можно рассчитывать лишь на 120 млрд руб.

А что, кстати, происходит с бюджетом? Председатель Счетной палаты Татьяна Голикова 19 февраля доложила президенту о том, что план доходов в 2015 г. перевыполнен на 3,1%. Особенно славно потрудился НДС. На внутироссийском обороте он перебрал почти 96,5 млрд руб., с импорта он дополнительно принес в бюджет, по оценке Голиковой, «66 с небольшим миллиардов». Расходы же недовыполнены на 243 млрд руб. Татьяна Голикова объясняет: «По крупному они складываются из расходов, которые просто были не исполнены отдельными главными распорядителями, и с другой стороны, плюсом из того объема расходов, которые мы перечислили в качестве межбюджетных трансфертов в регионы, но 72,2 млрд регионы должны будут вернуть. Из них субсидии — 52,5 млрд руб. Дело в том, что эта ситуация, к сожалению, повторяется в течение ряда лет. Конечно, она меняется с точки зрения цифр: цифра уменьшается, но по-прежнему остаются все те же проблемы, которые связаны с неподготовленностью регионами проектно-сметной документации, неотводом земельных участков, неполучением разрешительной документации. В результате средства, которые федеральное правительство выделяет, — и за нами есть грешок в том смысле, что поздно выделяются эти средства, — но, с другой стороны, они бы выделялись раньше, если бы с той стороны были коллеги более расторопны».

Смысл в том, что, хотя дефицит федерального бюджета 2015, по оценке Счетной палаты, составляет вполне допустимые 2,4%, из бюджета не так-то просто получить вроде бы свое. А дальше сделать это будет еще сложнее.

Дело не в рекомендациях МВФ, а он 25 февраля предложил России быть скромнее в госрасходах. У нас свое ноу-хау. Даже если расходы в бюджете указаны, это не значит, что деньги до получателя дойдут. Минфин, например, анонсировал, что повсеместно внедрит жесткий контроль за авансовым финансированием из бюджета через механизм казначейского сопровождения. В 2015 г. этот механизм контроля был применен при финансировании космодрома Восточный. Правда, после того, как там вскрылись огромные хищения, нецелевое использование средств и было возбуждено более 20 уголовных дел. Главное — чтобы контроль не превращался в повсеместный зажим авансовых поступлений из бюджета, без которых ни один проект, в том числе и антикризисный, в принципе невозможно реализовать.

Кто заплатит за антикризисную программу?

В глазах еще не рябит? Тогда самое время прикинуть, а вообще анонсированные Улюкаевым 880 млрд руб. антикризисного плана — это много или мало?

Совсем немного, если сравнить с прежними антикризисными программами. В 2008—2009 гг. на борьбу с кризисом отрядили 3,5 трлн руб., в 2015 г. — 2,33 трлн руб. И хотя в 2015 г. удалось даже что-то сэкономить, ряды рублей — защитников российской экономики, как нетрудно убедиться, год от года редеют. А тут, как уже было выяснено, и 880 млрд руб. под ружье не поставишь. И даже 770 млрд руб.

Что делать? Ответы, как ни странно, есть, их даже два. Первый от Силуанова. Он предлагает не уповать на улучшение собираемости бюджетных доходов или на приватизацию, которая вдруг «выстрелит», чего наверняка не произойдет, а, как и положено тем, кто ничего не может решить самостоятельно, бежать туда, где решения принимают — в Кремль.

Закрома Родины тоже бывают разными. Как пишет Силуанов Медведеву, есть президентский резерв, из которого правительство могло бы запросить до 342,2 млрд руб. Министр финансов предлагает соломоново решение. Добрать недостающие до искомых 250 млрд руб. 130 млрд внебюджетных антикризисных денег из президентского кошелька. И план устоит, и президенту останется. По-своему изящно.

Есть и второе решение. К правительству, в отличие от кризиса, оно не имеет никакого отношения.

Все заметили, что, как правительственный план ни крути, банкам, за исключением разве что ВЭБа, но это не просто банк, а госкорпорация развития, как писала «Финансовая газета», ничего не обломится. А почему?

Можно, конечно, вспоминать, сколько им уже досталось в прежние «тучные» антикризисные кампании. А можно просто заметить, как 20 февраля ЦБ выделил 600 млрд руб. «системообразующим банкам».

Кредиты выделяются на год по заявкам банков, их цель — страховка. Речь идет о выполнении «норматива краткосрочной ликвидности» — одного из требований Базеля III, смысл норматива — 100% (с 2016 г., до этого норматив был 70%) покрытие высоколиквидными активами ожидаемого чистого оттока средств из банка. Кредиты ЦБ, конечно, не должны пускаться в оборот, если «страховой случай» не наступил.

Что в этой истории самое интересное? Легкость, с какой деньги были найдены и предоставлены. Все технологично: есть нормативы Базель III, есть решение ЦБ эти нормативы выполнять; есть системообразующие банки, которые ЦБ определяет по собственным критериям. И есть возможности ЦБ подачу высоколиквидных активов, прежде всего рублей, регулировать.

Размер имеет значение. Пока правительство никак не догонит кризис со своей одноименной программой и не может найти 130 млрд руб., ЦБ без шума и пыли выделяет банкам 600 млрд руб. Вот это и есть антикризисная программа.

Главное: если правительство и дальше будет тянуть и пересылать принятие решения по этажам и кабинетам, то дело может дойти до того, что всю антикризисную программу профинансирует ЦБ.

Я вовсе не говорю, что ЦБ к этому стремится. Наоборот, это прямо противоречит его целям. Но в конце концов для рынка нет разницы, откуда берутся свеженапечатанные рубли — прямо с фабрик Гознака по заказу ЦБ или это финансирование бюджетного дефицита Минфином из Резервного фонда. В любом случае рублей становится больше, и они попадают в экономику не под проценты ЦБ, а фактически бесплатно.

Николай Вардуль

budget1
Мнения лидеров   05.03.2016 10:42:38   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.