Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   12.06.2015 11:24:02

Пятисотники

Какую судьбу рублю готовит ЦБ?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Пятисотники

Виктор Борисов/Интерпресс/ТАСС

4 июня Эльвира Набиуллина выступила на банковском конгрессе в Санкт-Петербурге, традиционно проходящем на разогреве у большого июньского питерского форума — ПМЭФ. Наибольший резонанс получили ее слова о «комфортном уровне» международных резервов в $500 млрд. Сейчас у Банка России резервы насчитывают $360,5 млрд, так что Набиуллина анонсировала долгосрочный тренд скупки валюты с внутреннего рынка. Что это значит?

Какая политика, такая и экономика

Зачем России именно такие резервы, более чем в 2,5 раза превышающие их уровень, рассчитанный по международным стандартам, понятно. Набиуллина аккуратно ссылалась на «неблагоприятные внешние условия». Среди них сейчас на первом плане не цены на нефть — шок их падения миновал, и сегодня они относительно стабильны, а геополитические риски. Это прежде всего санкции, затрудняющие доступ российским компаниям и банкам на финансовые рынки Запада. Платить по долгам придется (это значительная часть чистого оттока капиталов из России), а привычно их рефинансировать не удастся. Значит, остается «кредитор последней надежды» — ЦБ, которому в свою очередь также неоткуда взять валюту, кроме как с внутреннего рынка. Так что набор резервов не от хорошей жизни, это суровая объективная реальность. ЦБ фактически признает, что геополитический кризис, в который втянута Россия, надолго, и политикам не удастся его распутать в среднесрочной перспективе.

Поэтому, когда на страницах «Ведомостей» бывший зампред ЦБ, председатель совета директоров МДМ банка Олег Вьюгин, комментируя установку Набиуллиной на наращивание резервов ЦБ, критикует ее за отход от прежней политики: «И те титанические усилия, тот рост процентного риска, которыми банки заплатили за переход к плавающему курсу и управлению через ставки, — все впустую», то, строго говоря, его горько разочаровала вовсе не Набиуллина. ЦБ реагирует на условия, сложившиеся благодаря усилиям политиков, а не экономистов.

Факт, тут Вьюгин совершенно прав, состоит в том, что набор средств регулирования ЦБ теперь изрядно прирастает ручными рычагами. Есть основания для того, чтобы вопреки утверждениям руководителей ЦБ, естественно, не желающих терять лицо, констатировать, что переход рубля к свободному плаванию так и не состоялся. Но всем остальным, может быть, кроме банкиров, гораздо интереснее не то, что меняется в механизме курсовой политики, а то, к чему эти изменения приведут.

Слово и дело

Если ЦБ фактически афишировал свои намерения скупать валюту на российском рынке, то рублю не поздоровится. И дело далеко не в одних рублевых интервенциях самого Банка России. Раз валюта нужна ЦБ, то и другие субъекты рынка вполне вероятно могут последовать его примеру. Стадные инстинкты на рынке весьма и весьма развиты. С тем, что российская экономика будет готовиться к долгосрочному ослаблению рубля, согласны большинство экспертов. Только «Коммерсантъ» 5 июня на первой полосе сделал удивительный вывод: «Из заявлений ЦБ следует, что при сохранении существующих трендов, в том числе при оттоке капитала, он все равно ориентируется на предстоящее укрепление рубля». Вероятно, авторы хотели сказать, что своими заявлениями ЦБ как раз препятствует укреплению рубля, но сказали прямо противоположное. В любом случае в ЦБ этот пассаж, наверняка, прочитали с интересом.

Олег Вьюгин

Олег Вьюгин видит разворот в политике ЦБ. natnik

Многие уже сегодня предупреждают о риске увеличения долларизации российской экономики по образцу 1990-х годов. Риск и в самом деле есть, и это еще один привет политикам от экономики. Парадокс: в политике мы все дальше от США, но в экономике вполне возможен долларовый десант. По-моему, он подтверждает один из фундаментальных принципов: достижение амбициозных политических целей тем обоснованнее, чем мощнее экономика.

Но вернемся к тому, какие перемены могут произойти в экономике. ЦБ постоянно, как молитву, повторяет, что инфляция в 2017 году должна ограничиться 4%. Якобы, наращивание резервов с этой целью прекрасно сочетается.

Все дело, как обычно, в том, насколько слова будут расходиться с делами. Свое заявление Набиуллина сделала, когда рубль уже клонился вниз. Ее словесная интервенция, конечно, подтолкнула его, но ЦБ вполне может решить, что этого уже достаточно, по крайней мере временно. Неслучайно первый зампред ЦБ Ксения Юдаева после нашумевшего заявления Набиуллиной заметила, что Банк России и вовсе может отменить ежедневные валютные интервенции «при сильной волатильности». С 13 мая покупка инвалюты в резерв уже превысила 3 миллиарда долларов. ЦБ как покупал валюту, так и может перестать ее покупать тогда, когда сочтет нужным, — ручное управление как оно есть.

Вопрос, однако, в том, в чем главный приоритет. Теперь это уже не таргетирование инфляции, а именно курс рубля. Но когда речь идет о регулировании курса за счет скупки валюты или ее прекращения — это одно, когда о продаже валюты — совсем другое. В первом случае на рынке появляются новые рубли, и это вместе с ослаблением рубля — поддержка для экономики. Во втором — с рынка рубли вымываются, и это усугубляет кризис. Есть надежда, что до второго варианта дело не дойдет. А первый вариант, что бы ни говорили в ЦБ, инфляцию разгоняет.

Так что ЦБ оказался вынужден наступить на горло своему любимому антиинфляционному маршу. Хотя, еще раз, слова и дела ЦБ — совсем не одно и то же. Можно сказать и иначе: стратегическая цель — одно, а конкретные действия в любой данный момент, обусловленные именно ему соответствующими условиями, — совсем другое. Ведь говорили же руководители ЦБ об отпуске рубля в свободное плавание, фактически проводя девальвацию. Теперь на первом плане словесные интервенции Эльвиры Набиуллиной, но ими дело не ограничится — международные резервы ими не наполнишь.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   12.06.2015 11:24:02   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.