Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

Инвестиции на паузе

Инвестиции на паузе

Когда начнется приток?

Сын за отца отвечает

Новации от Минфина

Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка Югра

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Падение «Югры»

Продолжается ползучий кризис российской банковской системы

Великий русский файервол

Великий русский файервол

Блогосфера в шоке

Сименс держит лицо

Концерн пострадал от санкций

Задорнов комментирует ситуацию вокруг Югры

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   12.04.2014 10:55:13

Санкционный смотритель

Чем богат антироссийский арсенал США?

Санкционный смотритель

Больше всего неприятностей российским банкам может доставить невозможность зарегистрироваться в службе внутренних доходов США, что в Вашингтоне и санкциями не называют.

Санкции — неприятная, но достаточно тонкая материя. Во-первых, тут Москва совершенно права, это обоюдоострое оружие. Правда, острие, направленное против тех, кто санкции вводит, надо тщательно проверять в каждом отдельном случае. Во-вторых, санкциями являются и меры, формально ими не называющиеся. Стоит разобраться.

Всегда есть те, кто готов выдавать желаемое за действительное. В выбранном контексте это те в Москве, кто говорит: санкции российская экономика не почувствовала. Неправда. Именно ожидания тех или иных ограничений толкают вниз и котировки на российском фондовом рынке (плох тот игрок, который не стремится отыграть в сегодняшней цене то, что должно произойти завтра), и рубль (речь идет о главенствующей тенденции, а не о краткосрочных колебаниях), и рейтинги. К фондовым котировкам стоит добавить, что российский рынок в значительной мере принадлежит иностранным инвесторам. А к рейтингам — что они представляют собой ценники, в частности на новых кредитах (так уж устроена достаточно жесткая технология принятия решений о выделении кредитов), которые необходимы российским банкам, чтобы расплатиться по старым. Если новых кредитов там банки не найдут, им придется покупать валюту здесь, а это обострит проблему рублевой ликвидности и усугубит кредитный голод.

Но начну я не с банков.

Кто в прицеле «Рособоронэкспорта»?

С чего начинаются санкции? Если речь идет о торгово-экономических санкциях, то, как правило, они начинаются с вооружений. В зависимости от страны, на которую накладываются санкции, это ограничения на экспорт или из этой страны, или в эту страну. Россия сегодня — второй в мире экспортер вооружений, поэтому речь идет об ограничениях на экспорт. Как российский убийственный экспорт могут ограничить США?

Глава «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин отвечает на этот вопрос: никак! Выступая 26 марта на пресс-конференции в рамках Международной выставки военной и авиационно-космической техники FIDAE-2014, проходившей в Чили, он подчеркнул, что «Рособоронэкспорт» «не один год находился под односторонними санкциями США, но на поставках это отразилось лишь в сторону роста». Действительно, в прошлом году за рубеж было продано различных российских вооружений и предметов военного назначения на сумму $13,2 млрд, что стало абсолютным рекордом за все время существования «Рособоронэкспорта». В 2013 году уже удалось подписать 1202 новых контракта.

В пользу аргументов Исайкина, который утверждает, что Вашингтону «Рособоронэкспорт» не остановить, говорит прорыв российских вооружений в Латинскую Америку. Всего один пример: сегодня в странах региона эксплуатируется более 300 вертолетов Ми-8/17 гражданского и военного назначения.

Но санкции все-таки не стоит недооценивать. Сенатор-республиканец Дэниел Коутс внес в Конгресс поправку, которая запрещает американским структурам иметь дело с «Рособоронэкспортом». Каков ее вес в этом качестве, мы рассмотрим чуть ниже, а пока предлагаю дочитать поправку до конца. Она запрещает американским компаниям и ведомствам заключать контракты «с любой национальной или иностранной компанией, которая сотрудничает с „Рособоронэкспортом“ в разработке, производстве или продаже военного оборудования». Поправка также включает в себя пункт, согласно которому президент США будет иметь право сократить программу помощи иностранному государству на ту сумму, которую это государство потратит на российское оружие, купленное через «Рособоронэкспорт».

Согласитесь, что если бы структуры США не имели никаких дел с «Рособоронэкспортом», санкции в изложенной редакции все равно довольно ощутимо ударили бы и по «Рособоронэкспорту», и по его партнерам прежде всего в развивающихся странах, включая ту же Латинскую Америку. Так что сенатор Коутс заслуженно входит в список лиц, против которых Россия ввела ответные санкции.

Тем не менее пока санкции против «Рособоронэкспорта» не введены (по крайней мере, так было, когда писалась эта статья) как раз потому, что у США есть тесные связи с «Рособоронэкспортом», о чем Анатолий Исайкин, естественно, в Чили предпочел не говорить.

isaikin

Глава «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин заявил, что американские санкции его компанию не остановят, но ни слова не сказал о сотрудничестве «Рособоронэкспорта» с Минобороны США в Афганистане 

По данным The Wall Street Journal, на который ссылается, в частности, «Коммерсантъ», главный тормоз введения Вашингтоном санкций против «Рособоронэкспорта» — тесная вовлеченность российской компании в американскую политику, проводимую в Афганистане.

Как пишет The Wall Street Journal, именно «Рособоронэкспорт» занимает «центральное место» в американских усилиях по укреплению вооруженных сил Афганистана. В 2011 году США заключили контракт с «Рособоронэкспортом» на поставку Афганистану 63 ударных вертолетов (которые летают и в Латинской Америке) на сумму более $1 млрд. Министерство обороны США зависит от «Рособоронэкспорта» в том, что касается поставок комплектующих и запчастей в Афганистан, и эта зависимость усиливается в связи с тем, что уже в 2014 году вооруженные силы США должны покинуть Афганистан. Если сотрудничество в Афганистане между Россией и США сохранится, значит, для США ситуация в Афганистане и реальная борьба с радикальным исламским терроризмом важнее ситуации вокруг Крыма. Это важный тест.

Не стоит сбрасывать со счетов и значение для США материнской компании «Рособоронэкспорта» — «Российских технологий». Военные подрядчики Пентагона, включая Boeing (у которого существует СП с «ВСМПО-Ависма») и General Motors (у него два СП с «Ростехом»), никак не заинтересованы в разрыве отношений с «Российскими технологиями».

Опять двойные стандарты? А от них в реальной политике никуда не деться. Особенно выпукло они смотрятся, когда речь идет о такой не страдающей от избытка гуманизма сфере, как производство и продажа оружия. Но на то подобные стандарты и считаются двойными.

Американская оппозиция — республиканцы — всячески разоблачают администрацию Барака Обамы и призывают разорвать все контакты с «Рособоронэкспортом». Но можно не сомневаться, что точно так же вели бы себя и демократы, окажись они в сегодняшних условиях в оппозиции. Политика — циничное занятие, в определенной мере вся она — это двойные стандарты.

Если с FATCA снять фату

В начале статьи я писал, что есть санкции, которые так вовсе не называются, и обещал вернуться к тому, как США усложняют жизнь российским банкам. Пора. Но заход будет, возможно, неожиданным.

Что налоги надо платить, согласны и Москва, и Вашингтон. Это еще одна (как и пока продолжающееся взаимодействие в Афганистане) зона российско-американского сотрудничества. Но методы борьбы с уклонистами, оказывается, легко превращаются в антироссийские санкции, вводимые США. Как — свидетельствует эпопея вокруг американского закона FATCA.

Когда речь шла о рейтингах и о том, как они реагируют на уже принятые антироссийские санкции и на угрозу введения новых, подчеркивалось, что пострадавшими оказываются прежде всего российские банки. Они, как и ожидалось, оказались под ударом прежде всего американских санкций. Думаю, что именно эта тема была основной на встрече Владимира Путина с главой крупнейшего российского банка Германом Грефом, состоявшейся 31 марта. Факт в том, что нажим растет.

Именно так следует понимать приостановку по инициативе Вашингтона российско-американских переговоров по подготовке соглашения об обмене налоговой информацией.

Казалось бы, какая связь между борьбой США с налоговыми уклонистами, с Украиной, Крымом, санкциями и устойчивостью российских банков? Оказывается, прямая.

FATCA — это американской закон о налогообложении иностранных счетов американских резидентов. Закон американский, а счета-то иностранные. Чтобы увязать одно с другим, закон вводит американские санкции против иностранных банков, которые не зарегистрируются в системе службы внутренних доходов США (IRS). FATCA устанавливает dead line: регистрация должна состояться до 1 июля 2014 года. Незарегистрированных ждут санкции и весьма чувствительные: 30%-ный налог с выплат в пользу банка пассивных доходов от американских активов (например, процентов), а с 2017 года — те же 30%, но уже и с продажи ценных бумаг, и даже с транзитных платежей, что для банка совершенно неприемлемо.

Вот так. И заметьте: никто не говорит о сверхдержавном одностороннем подходе, диктате и пр. Хотя перевод борьбы с налоговыми уклонистами в антироссийские санкции это очевидная политика, но в основе все-таки экономика. А в сфере экономики политики трезвее, они понимают, что здесь мериться силами с США непродуктивно. Остается рассуждать чисто экономически.

Во-первых, каждая страна может ввести санкции или штрафной налог с доходов, полученных с ее активов. Но не каждая введет. Потому что США с точки зрения привлекательности для капиталов и развитости разнообразных рынков оставляют большинство стран далеко позади. Во-вторых, над FATCA реет флаг борьбы с офшорами, а это мейнстрим, одобренный и большой пока еще восьмеркой, и еще большей двадцаткой.

Но еще раз: выясняется, что препоны в регистрации в виде простой остановки переговоров — это уже нацеленная политическая мера по ослаблению и банков, и экономики в целом той страны, которая попадает в черный список Вашингтона. Российские банки оказываются в положении «хуже губернаторского». Вроде еще ни в чем не провинились и даже счетов американских резидентов у них может не быть, а раз не зарегистрировались вовремя, но доходы в США получают — извольте под раздачу, которая будет особенно болезненной для российских банков, получателей американских кредитов и обслуживающих российских экспортеров. Впрочем, что от экономики до политики один шаг, далеко не открытие.

Что делать? Пока главный вектор — или возобновление переговоров, чего 9—11 апреля министр финансов Антон Силуанов будет добиваться в Вашингтоне, или принятие в России закона, позволяющего российским банкам предоставлять по правилам FATCA информацию напрямую в налоговую службу США. Законопроект, как следует из слов Силуанова, сказанных 1 апреля, уже в поте лица должны писать в Минфине, правда, очевидно, что к его написанию было бы невредно привлечь и американских юристов, а времени в обрез. «План Б» — закрытие счетов в американских банках и поиск замены. Но с заменой могут возникнуть проблемы — есть опасность того, что американцы осложнят жизнь тем, кто рискнет их заменить, так что сменщики торопиться не будут.

В знаменитой песне Микаэла Таривердиева на слова Роберта Рождественского, которую поет Иосиф Кобзон: «Не думай о секундах свысока…», «секунды» впору менять на «санкции» и всячески стараться сократить их век, иначе они будут свистеть, «как пули у виска» российской экономики.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   12.04.2014 10:55:13   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.