Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   12.11.2012 14:06:02

Сделка века на ручном тормозе

Почему экономический блок правительства тормозит покупку "Роснефтью" ТНК-ВР.

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Что такое объявленная покупка «Роснефтью» компании ТНК-ВР? На этот вопрос можно услышать разные ответы. Но следует вычленять главное. Что для России это сделка века без всяких кавычек, отрицать невозможно. Налицо существенный передел мирового рынка нефти, причем такой, что в выигрыше оказывается российская государственная нефтяная компания, миноритарным акционером которой становится ВР. Вот главное.

Управленческий рывок

Алексей Кудрин комментирует сделку в том духе, что она приведет к новому появлению в России мощнейшего нефтяного лобби, которое будет стремиться подмять под себя правительство. Что ж, возможно, но с одной важной оговоркой. Если Кудрин напоминает о временах противостояния правительства с Михаилом Ходорковским, который в Думе, где он спонсировал разные политические партии, стремился найти собственный центр власти, то теперь речь идет об усилении госкомпании.

Если правительство не сумеет найти режим эффективного взаимодействия даже с госкомпанией, то что тогда говорить о взаимодействии правительства с частными компаниями? Правительство в этом случае распишется в полной неспособности улучшить инвестиционный климат в России. К сожалению, движение в эту сторону уже происходит.

«Роснефть» совершила качественный рывок. Особенно впечатляющий на фоне происходящего с «Газпромом», который последовательно теряет позиции на рынке из-за своего трубопоклонства, привычки почивать на лаврах монополии, логичным результатом чего явилось технологическое отставание, выразившееся в том, что газпромовский менеджмент проспал «сланцевую революцию». «Роснефть» под руководством Игоря Сечина совершила прежде всего управленческий рывок.

Морок

Хотя нет, пока еще не совершила. Параметры сделки должны быть утверждены правительством. И вот здесь начинается классический бюрократический морок.

«Роснефть» представила правительству материалы, в соответствии с которыми за 50% акций ТНК-ВР, принадлежащих ВР, предполагается отдать 12,84% акций «Роснефти» и заплатить «около $17 млрд». «Роснефть» также просит правительство согласовать сделку с AAR по покупке оставшихся 50% акций ТНК-ВР, однако сумму и формат этой сделки компания перед правительством не раскрыла.

Министр экономического развития Андрей Белоусов пишет письма премьеру Дмитрию Медведеву, в которых обосновывает позицию, что для одобрения сделки полученной информации недостаточно.

С одной стороны, правительство как блюститель государственных интересов стремится все о сделке знать, прежде чем принимать решение о ее одобрении. Но есть совершенно очевидная другая сторона. Она состоит в том, что коммерческая сделка до самого последнего момента может видоизменяться в рамках определенных рамочных условий. Соответственно  первое, с чем должно определиться правительство, — это одобрение или неодобрение сути сделки и ее рамочных условий. А это политическое, а не бухгалтерское решение.

Его, что важно, правительство с подачи президента уже приняло. 22 октября, в день, когда Игорь Сечин объявил об основных параметрах принципиально принятой «Роснефтью» и ВР сделки, она оперативно была одобрена поручением президента № 2829. Через пять дней, 27 октября, правительство издало поручение, которым обязало Минэкономразвития, Минэнерго и ФАС представить проекты решений правительства, «обеспечивающих совершение сделки».

Казалось бы, все ясно. Следующие этапы правительственного одобрения должны следовать, внося коррективы, если они потребуются, за ходом оформления самой сделки ее непосредственными участниками. Предвидеть все и сразу нереально. Такое, может быть, бывает, когда правительство буквально диктует сделку, но это уже апофеоз ручного управления по-российски, при сделках на международном уровне, тем более такого масштаба, как тот, который пробивает «Роснефть» подобного не бывает в принципе.

Правительство и его ведомства, участвующие в согласовании сделки, этого не знают? Конечно, знают. Но у них свои интересы. Во-первых, не оказаться крайним, если по какой-то причине сделка вдруг попадет под лупу прокуроров. Во-вторых, показать, кто «в лавке хозяин». В-третьих, попросту свести давние счеты с Игорем Сечиным.

Как еще объяснить целый ворох бюрократических претензий к «Роснефти», перечисляемых в письмах Белоусова Медведеву? Минэкономразвития, в частности, информирует премьера, что сделка по продаже «Роснефтегазом» 5,66% акций «Роснефти» (это входит в общую конфигурацию сделки «Роснефти» с ВР) в данный момент не может быть согласована правительством. В соответствии с действующим законодательством цена продажи госимущества не может быть ниже рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком.

Напоминаю, по соглашению с ВР стоимость одной акции «Роснефти» определена в $8. Это выше биржевой цены акций «Роснефти». Да, независимая оценка необходима, даже если компания торгуется на бирже. Но что мешает Минэкономразвития или Росимуществу форсировать проведение такой оценки вместо того, чтобы обосновывать перед премьером невозможность согласования сделки?

Чего в позиции, заявленной Белоусовым, больше — стремления «обеспечить совершение сделки», как сформулировано в поручении правительства, или мелких интересов защиты мундира? Вопрос получился риторическим.

Да, мастерски проведя сделку по покупке ТНК-ВР, Игорь Сечин, если называть вещи своими именами, в очередной раз натянул нос правительству и камня на камне не оставил от правительственной концепции приватизации, потому что в результате госкомпания становится многократно мощнее.

Да, попытки правительства, озвученные Дмитрием Медведевым и Игорем Шуваловым, обосновать сохранение курса на приватизацию тем, что та же «Роснефть» еще будет приватизирована, а ее нынешнее укрепление только усилит эффект от приватизации, выглядят, мягко говоря, несерьезно. Представить себе, что Сечин допустит утрату государством контроля над отстроенной им компанией, невозможно. А приватизация при сохранении контроля за государством — это еще один правительственный экзерцис на темы Оруэлла.

Да, у правительства (или во всяком случае у его экономического блока) и у Сечина разные идеологические установки и вообще они, возможно, разной крови.

В поисках эффективности

Но какое отношение вся эта подковерная борьба имеет к сделке века? Если она становится разменной монетой в кабинетных интригах, то возникают вопросы к хозяевам враждующих кабинетов.

Критерий принятия решений — эффективность. Эффективность же подтверждается конкурентоспособностью. Вот ступени принятия решения, а вовсе не идеологические разборки по поводу приватизации, которая в любом случае в нынешнем правительственном варианте никакой приватизацией в смысле появления нового класса собственников в России не является.

Когда-то Путин ставил задачу повысить конкурентоспособность на всех уровнях — от экономики до государства.

История со сделкой века показывает, что российскому государству, а точнее, его правительственным чиновникам–экономистам до эффективности и конкурентоспособности еще далеко.

Жаль.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   12.11.2012 14:06:02   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.