Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   17.09.2016 09:23:37

Силуанов тестирует Путина

Минфин форсирует принятие политических решений

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Силуанов тестирует Путина

forumsochi2015.ru Сергей Бобылев

Минфин замахнулся на сокращение военных расходов. Понятно, что это прерогатива не «бухгалтеров», а политиков. Но Минфин все сделал технологично и аккуратно. И передал слово политикам.

Как добиться решения, которое разумно, но практически представляется невозможным? Причем по самым веским — политическим причинам. Оказывается, есть достаточно четкие бюрократические (в хорошем смысле, т. е. общепринятые управленческие) ноу-хау. Сначала хранители бюджета доходчиво показали: если расходы не сокращать, надо повышать налоги. И положили на стол полный спектр повышения налогов — от НДС до НДФЛ. Из правительства последовал предсказуемый отказ — ведь президент публично обещал не наращивать фискальную нагрузку, а тут фронтальный рост.

Шаг 2. Минфин сделал в ногу с Минэкономразвития. Алексей Улюкаев первым публично предложил политически нейтральный вариант секвестра расходов в виде их заморозки в натуральном выражении.

Шаг 3. Минфин выбрал четкий приоритет: социальные расходы сокращаться не будут.

Шаг 4. Остальные расходы подлежат сокращению. Без исключений, включая в первую очередь военные, потому что иначе вообще ничего не выйдет: на военные расходы приходится примерно 20% всех расходов бюджета. Минфиновский норматив сокращения расходов для всех — 6%.

Минфин свое дело сделал, и никакого публичного скандала, как памятное увольнение в прямом телевизионном эфире предыдущего министра финансов Алексея Кудрина. А цель та же самая.

Понятно, что цель еще далеко не достигнута, и игра еще только начинается. Но стартовые позиции четко обозначены. Сейчас начинается самое интересное.

Собственно говоря, уже началось. Минобороны к такому повороту событий явно готовился. Во всяком случае, замминистра обороны Татьяна Шевцова в интервью «Ведомостям» еще до того, как стало известно о том, что Минфин покусился на военные расходы, утверждала, что в 2015 г. военные расходы уже были уменьшены на 3,8%.

Это весьма любопытно, особенно если данные Шевцовой сравнить с другими официальными российскими данными. В конце июля в РБК было сообщение о статистике, содержавшейся в отчете России, направленном в Управление ООН по вопросам разоружения (UNODA). Там совсем другие цифры. В отчете, как пишет РБК, сказано, что в 2015 г. Россия потратила на оборону 2,9 трлн руб. — это почти на 1 трлн (или 48%) больше, чем годом ранее. Наверняка, обе цифры имеют под собой какие-то основания. Но сама амплитуда — от сокращения на 3,8% до роста на 48% — мало того что впечатляет, но и демонстрирует очевидную непрозрачность военного бюджета, непрозрачность такой степени, которая позволяет делать диаметрально разные выводы.

А раз так, то, во-первых, остается согласиться с мнением зав­лабораторией военной экономики Института Гайдара Василия Зацепина, которое приводит РБК: реальные военные расходы России всегда выше объявленных. Во-вторых, такая степень непрозрачности и секретности — питательная среда для злоупотреблений. В-третьих, поле для сокращения военных расходов без ущерба для эффективной обороноспособности налицо.

Что ж, карты сданы. Ход за политиками.

Николай Вардуль

Танки России нужны, а дефицит бюджета — нет. Приходится выбирать. may9.ru

299219


Мнения лидеров   17.09.2016 09:23:37   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.