Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   10.09.2016 10:03:57

Символ веры правительства

Почему прогнозы негативно влияют на экономическую политику?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Символ веры правительства

Андрей Клепач разочаровался в правительственном прогнозировании. Там только две переменные – бочки нефти и мешки денег. Валерий Шарифулин / forumspb.tassphoto.com

Минэкономразвития в очередной раз исправило трехлетний прогноз. На этот раз в сторону ухудшения показателей. Подчиненные Алексея Улюкаева оказались трезвее подчиненных Эльвиры Набиуллиной, которым теперь неловко открещиваться от неосторожно провозглашенного конца рецессии. Но на главный вопрос: как выходить из рецессии, в Минэкономразвития не ответили. И, похоже, даже не собирались отвечать. По крайней мере, вслух.

Карусель утраты смысла

Тема прогнозов сквозная в публикациях «Финансовой газеты». Прогнозы, даже сработанные грубее, чем, по словам поэта, рабами был сработан водопровод Рима, всегда вызывают интерес. Кто же не хочет заглянуть в будущее?

Другое дело — качество прогнозов. Оно, как не раз подчеркивалось в наших публикациях, ниже плинтуса.

Сложился любопытный и разочаровывающий феномен. Бюрократические технологии сначала обессмыслили прогнозы, а теперь прогнозы обессмысливают экономическую политику.

Для чего нужны прогнозы? Для того, чтобы экономическая политика была во всеоружии. Управлять — значит предвидеть. А это значит, что, по большому счету, прогноз — это не калейдоскоп показателей, которые при одном повороте трубки складываются в одну мозаику, при другом — в другую и так до бесконечности. Все дело не столько в мозаике, сколько в повороте трубки. Прогноз — это не отвлеченное упражнение в не вполне высшей математике на тему, какими будут ВВП или доходы бюджета при той или иной цене барреля нефти. Прогноз — это ответ на вопрос, что делать в той или иной ситуации, т. е. как именно поворачивать трубку калейдоскопа. Но это — политика. А у нас между прогнозами и политическими решениями, ради подготовки которых прогнозы и затеваются, — стена. Еще бы — политику делают в Кремле, а прогнозисты Минэкономразвития просто «примус починяют».

Итог: прогнозы, по-прежнему, варьируются не в зависимости от того, какое решение предлагают прогнозисты, а исключительно от цены нефти. Те, кто должен политические решения в конце концов принимать, оказываются без реальных прогнозных разработок, содержащих расчеты и оценку последствий тех или иных вариантов предлагаемых решений.

Андрей Клепач, уходя в ВЭБ с поста замминистра экономического развития, ответственного за прогнозы, хлопнул дверью, в последнем прогнозе под его редакцией был прямо прописан вопрос об управленческих действиях, но развития этот прецедент, по-видимому, признанный скандальным, все равно не получил.

Почему $50?

Что нового в очередных и, конечно, непоследних изменениях прогноза Минэкономразвития на 2016 и 2017—2019 гг.? Конечно, в первую очередь в глаза бросается, что «калейдоскоп» стал мрачнее.

Во всем «виноват», как уже писала «Финансовая газета», июль. «Предварительные итоги социально-экономического развития России за июль текущего года свидетельствуют о небольшом замедлении в экономике», отмечало Минэкономразвития в посвященном июлю мониторинге социально-экономического развития. После стабилизации в мае—июне сезонно сглаженный показатель ВВП снизился в июле на 0,1%. Это связано с отрицательной динамикой обрабатывающих производств и оптовой торговли, считают в министерстве.

Объем экономики России в июле оказался ниже прошлогоднего на 0,7% после сокращения на 0,6% в мае и на 0,5% в июне 2016 г.

Теперь в 2016 г. спад ВВП будет не 0,2%, как прогнозировалось в апреле, а 0,6%, снижены оценки ВВП и в 2017- 2019 гг.

Но здесь есть некоторое «ноу-хау», правда, изрядно пропахшее нафталином. Мин-экономразвития выдвигает новый вариант прогноза, так называемый базовый плюс, и именно его предлагает положить в основу бюджетного процесса на 2017—2019 гг. Нафталин в том, что «плюс» — это, конечно, не новые решения, предлагаемые правительству, а щедрый плюс к закладываемой в бюджет цене нефти. Базовый вариант по-прежнему исходит из цены барреля $40 на всю трехлетку. «Базовый плюс» предполагает более высокую цену: $50 в 2017 г. и $55 в 2018—2019 гг. Все даже не просто, а банально.

Первыми сообщившие о новом прогнозе Минэкономразвития «Ведомости», обычно пишущие в нарочито высушенной манере, на этот раз дают слабину и фактически приводят диалог анонимных представителей Минэкономразвития и Минфина. Первый раскованно утверждает: «Уже очевидно, что $40 не будет — будет больше». Второй настороженно вопрошает: «А что, если нет?».

Пикейные жилеты отдыхают.

Суть, впрочем, ясна. Цена нефти у Мин­экономразвития — это, если называть вещи своими именами, не прогноз, а подгонка под ответ. Раз прогноз — макроэкономическая база бюджета, то прогноз должен защитить его от чрезмерного дефицита. Что и достигается припиской к цене нефти.

И все-таки политика

Резонен вопрос, а почему Минэкономразвития так рьяно стремится обезопасить бюджет настолько, что встречает возражения Минфина? И тут сквозь, казалось бы, едва ли не игровую канву прогноза Минэкономразвития проступают контуры лоббируемой министерством экономической политики.

Если ЦБ 24 августа выступил с заявлением: «Если не произойдет резких изменений внешней конъюнктуры, единственным способом сокращения бюджетного дефицита в дальнейшем будет разумное ограничение роста бюджетных расходов», то Минэкономразвития делает все от него зависящее, чтобы сгладить остроту проблемы сокращения госрасходов. У ЦБ и Минэкономразвития разные приоритеты. По оценке министерства, бюджетный дефицит и сопутствующая инфляция не так страшны, как продолжение рецессии в экономике, которой госрасходы должны помочь приподняться. Прямо об этом не говоря, Минэкономразвития видит обоснование роста ВВП, пусть скромного, который, по прогнозу, должен начаться в 2017 г., максимально возможный уровень госрасходов. Логика в этом есть.

Но есть и возражения. Понятна настороженность Минфина. Хранители бюджета не хотят вновь оказаться в ситуации этого года: пообещать на основе прогноза Мин­экономразвития одни расходы, а потом столкнуться с необходимостью их сокращения. Дело не только в дележе ответственности. Уже предлагается весьма рискованный вариант сокращения дефицита бюджета: если цена на нефть окажется ниже расчетной, то «бюджет, вероятно, будет закрыт за счет ослабления рубля». Такое будущее не исключает Александр Разуваев из компании «Альпари». Впрочем, в этой ситуации все решения сопряжены со значительными новыми рисками.

Есть возражения и другого порядка. Есть старый принцип: надейся на лучшее, но готовься к худшему. Всегда есть опасность появления на горизонте новых «черных лебедей». Один из них уже почти прилетел: неясность расстановки сил в руководстве Узбекистана может обернуться социально-политическим и даже религиозным взрывом в республиках Средней Азии, который неминуемо окажет влияние и на Россию. Нужны финансовые резервы, а их фактически не остается. Значит, расходы надо сокращать и исходить из более низкой расчетной цены нефти в бюджете.

Но тогда вакантной остается роль драйвера — фактора, который выведет российскую экономику к росту. А его у ЦБ нет — июль перечеркнул надежды на обрабатывающие отрасли промышленности.

Вот и получается: прогноз роста есть, а обоснование роста хромоногое.

Николай Вардуль

Траектория экономики Росси

Мнения лидеров   10.09.2016 10:03:57   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.