Назад в стагнацию

Оживление экономики перечеркнул крепкий рубль

Биржи Европы рухнули

Биржи Европы рухнули

Трамп опубликовал налоговую инициативу

Японский премьер едет с проектами

Японцы покажут жителям Курил цивилизацию

Нефть дешевеет

США снова могут уронить рубль

ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

На первый-второй рассчитайсь!

На прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предполагающий разделение

ЦБ припустил от рубля

ЦБ припустил от рубля

Как поддержать рубль в новых условиях?

Банк России перешел на бег трусцой

ЦБ указал рублю на спуск

ЦБ может снизить ставку до 9,25%

Рубль надо снижать

ЦБ снизит ставку до 9,5%

Банки должны выполнить требования по обязательным резервам

Силуанов зашел в ВТБ

Министр финансов сменил в набсовете своего зама Моисеева

Медведев поручил лечиться отечественным

Медведев поручил лечиться отечественным

Новый законопроект поддержит российскую фарму

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   23.05.2016 10:36:06

Состоится ли в России социальный маневр?

Мечта об «инвестиционной модели» развития экономики

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Состоится ли в России социальный маневр?

Алексей Ведев написал прогноз-мечту, с которым многие не согласны.natnik

25 мая состоится заседание президентского экономического совета. Объявленная цель — проложить маршрут к достижению 4%-ного роста. Ожидается острое столкновение не просто разных экспертных позиций, но и идеологий, воплощенных в предложениях по развитию проводимой экономической политики. Достаточно сказать, что уже заявлены доклады Столыпинского клуба и ЦСР, которые заслушает совет. А они предлагают принципиально различные параметры развития экономики.

Прибыли вместо зарплат

Доклад ЦСР пока не представлен, зато теперь в руководство Центра входит Алексей Кудрин, экономические воззрения которого хорошо известны. А вот советник президента Сергей Глазьев к 25 мая давно готов — его воззрения также ни для кого не секрет, он является соавтором доклада Столыпинского клуба, к тому же доклад самого академика Глазьева (без соавторства Столыпинского клуба) уже был заслушан на Совете безопасности.

Членом президентского экономического совета является, в частности, Эльвира Набиуллина, ей предстоит заслушать предложения о внесении изменений в Конституцию РФ и в Закон о ЦБ, которые лоббируются Глазьевым и Столыпинским клубом, цель — лишить Банк России его сегодняшней независимости и превратить в инструмент эмиссионного финансирования экономики. Не думаю, что эти предложения будут встречены Набиуллиной и советом в целом с восторгом.

Именно подготовка заседания совета наряду, конечно, с бюджетным процессом подтолкнула Минэкономразвития к изготовлению не просто очередного прогноза на 2016 и 2017—2019 гг., а прогноза-плана. Долгожданного прогноза, который не просто привычно-флегматично констатирует, что при такой-то среднегодовой цене барреля нефти ВВП будет вести себя так, а при другой — этак. На этот раз в прогнозе главное не манипуляции с ценами на нефть, а призыв перейти к «инвестиционной модели», т. е.сделать источником роста именно инвестиции.

Казалось бы, банальность, но до кризиса главным драйвером экономического роста в РФ считался потребительский спрос, а вовсе не инвестиции. Теперь Минэкономразвития меняет коренника среди драйверов. Основание для этого налицо. Потребительский спрос несет потери в связи с падением реальных доходов населения, а вот прибыли российского корпоративного сектора налицо, о чем отчитывается Росстат.

До сих пор все достаточно прозрачно. Однако дальше возникает центральная проблема. Прибыли в корпоративном секторе росли и в 2015 г., и в 2016 г., но в инвестиции они принципиально не превращались, за редкими месячными исключениями инвестиции, в отличие от прибыли, не росли, а наоборот сокращались. Что нужно сделать, чтобы это положение изменить, Минэкономразвития ответ не дает.

Точнее, ответ дается не на поставленный вопрос, Минэкономразвития предлагает максимально расширить источники для, подчеркнем, потенциальных инвестиций. Естественно, речь идет и о прямом росте инвестиций — из ФНБ и бюджета в «системообразующие и эффективные инвестпроекты». Здесь возможны даже некие компромиссы с предложениями Столыпинского клуба о расширении проектного финансирования для поддержания инвестиционного процесса.

Но главная ставка в «инвестиционной модели» Минэкономразвития делается на рост прибылей корпоративного сектора, в том числе и за счет ограничения роста зарплат в экономике в 2016—2017 гг.

2017 г. имеет все основания достойно отметить 100-летний юбилей революций 1917 г. Предлагается сокращение реальных располагаемых доходов (на 2,8% в 2016 г. и на 0,3% в 2017 г.). Сокращение реальных пенсий должно быть даже более жестким: 4,8% в 2016 г. и 2% в 2017 г. с дальнейшей индексацией только по уровню инфляции до 2019 г. Понятно, что в результате увеличится число живущих за чертой бедности — с 13,1% в 2015 г. до 13,7% в конце 2017 г., с пиком в 2018 г. на уровне 13,9%.

Рискованный социальный маневр должен привести к росту прибылей российских компаний. Оставаясь в 2017 г. на том же уровне, что в 2015 г., в год президентских выборов они должны вырасти (без девальвационных эффектов) на 12%, а в 2019 г. — на 10,8%. В результате, как рассчитывает Минэкономразвития, инвестиции должны ускоренно расти, темп их роста увеличится с 3,8% в 2017 г. до 7,1% в 2019 г., когда они должны достичь уровня 24,1% ВВП.

Если вернуться к центральному вопросу: почему прибыль начнет превращаться в инвестиции, если она пока этого не делает, то ответ такой: возьмем числом! Вполне в духе российских исторических традиций.

Никаких политически акцентированных реформ Минэкономразвития не предлагает. По вполне, впрочем, понятным причинам. Нужны политические решения, лежащие вне юрисдикции не только Минэкономразвития, но и правительства в целом, без которых ни независимый суд не укрепить, ни избыточную активность правоохранительных органов вместе со спецслужбами в экономике не ограничить. А именно эти политические компоненты российского делового климата в первую очередь препятствуют конверсии прибылей в инвестиции. Так что вопрос о конверсии прибылей в инвестиции по большому счету остается открытым. Минэкономразвития уповает не столько на указанные политические меры, сколько на увеличение объема прибылей и на то, что кризис когда-то должен кончиться.

А как же выборы?

Социальный маневр, предложенный Минэкономразвития и состоящий в ограничении роста зарплат (это вовсе не их замораживание), стимулировании роста прибылей и инвестиций, которые должны стать главным драйвером экономического роста, предсказуемо вызвал бурную реакцию. С резкой критикой выступил известный экономист и принципиальный противник «либерального курса» Михаил Делягин. Его логика такая: ограничение роста доходов населения — это ограбление. За счет такой меры можно добиться роста прибылей, но никак не инвестиций. Инвестировать «в ограбленное» никто не собирается, прибыли будут использованы не на инвестиционные цели, по крайней мере, не в России.

Максим Васин, главный экономист, начальник методического управления Национального Рейтингового Агентства, критикует «инвестиционную модель» Минэкономразвития с другой стороны. Он считает, что выдвинутое предложение ограничения уровня индексации бюджетных расходов на выплаты зарплат и пенсий «ни в коем случае не способно привести к росту экономики, а лишь позволит сделать бюджет более сбалансированным». Он также подчеркивает: «Политики ни в одной из развитых стран мира не готовы объявить своим избирателям, что рост корпоративного сектора в их стране будет происходить за счет сокращения реальных доходов избирателей — политические последствия таких шагов будут резко негативно выражены в момент следующих выборов».

Заметим, кстати, что в прогнозе Минэкономразвития, когда речь заходит о мировой экономике, драйвером, например американской экономики, назван именно потребительский спрос. Россия между тем вступает в большой электоральный цикл, и вряд ли президентский экономический совет сделает выбор в пользу изложенного варианта, предлагаемого Минэкономразвития.

Но пора раскрыть карты: у Минэконом­развития, как водится, три варианта прогноза: базовый, консервативный и целевой. Консервативный — это прогноз-катастрофа. Если в базовом и целевом цена на нефть в 2016—2019 гг. неизменна и составляет $40 за баррель, то в консервативном в те же годы неизменная цена $25 за баррель. В текущем году этот прогноз уже, скорее всего, не сбудется. Шансы на 2017—2019 гг. также невелики.

Интерес представляют различия между базовым и целевым вариантами. Только при «целевом» «предполагается смена ориентации экономики на инвестиционную модель развития при сдерживании в первые годы прогнозного периода роста

расходов на потребление и социальных обязательств государства и бизнеса». Именно поэтому рост ВВП в 2017 г. по целевому варианту ниже, чем по базовому: 100,4% по сравнению со 100,8%, зато в 2018—2019 гг. ВВП по целевому варианту вырывается вперед. Соответственно 102,9 и 104,5% по сравнению со 101,8 и 102,2%. Ускорение, естественно, обеспечит опрежающий рост инвестиций. Что же касается самых «жареных» показателей — роста реальных доходов населения и реальных зарплат, то лишь в 2017 г. по ним целевой вариант уступает базовому. В 2018 г. по росту реальных доходов населения показатели целевого и базового вариантов выравниваются, а в 2019 г. целевые показатели вырываются вперед. По реальной зарплате показатели целевого варианта обгоняют базовые уже в 2018 г.

И все-таки целевой вариант — это пока лишь мечта Минэкономразвития. Для разработки же параметров федерального бюджета на 2017—2019 гг. «предлагается использовать базовый вариант», а «в социальной сфере базовый вариант предусматривает повышение уровня жизни населения на основе умеренного увеличения социальных обязательств государства и бизнеса. Следствием этого будет сдержанная динамика потребительского спроса». Минус в том, что происходит ускоренное использование резервных фондов.

Другими словами, информационный шум вокруг «антисоциальных» предложений Минэкономразвития явно и, возможно, намеренно раздут. Цель — надавить на президентский совет, подтолкнуть его к корректировке экономического курса, это уже политика.

В любом случае последний прогноз Минэкономразвития — это не игра в пазлы, как уже стало недоброй традицией, а документ экономической политики. Что уже очевидный прогресс.

Николай Вардуль

Основные показатели.jpg

Мнения лидеров   23.05.2016 10:36:06   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.