Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

Инвестиции на паузе

Инвестиции на паузе

Когда начнется приток?

Сын за отца отвечает

Новации от Минфина

Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка «Югра»

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Падение «Югры»

Продолжается ползучий кризис российской банковской системы

Великий русский файервол

Великий русский файервол

Блогосфера в шоке

Сименс держит лицо

Концерн пострадал от санкций

Задорнов комментирует ситуацию вокруг «Югры»

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   18.08.2014 10:34:43

Совесть чиновника

В правительстве есть оппозиция Дмитрию Медведеву

Совесть чиновника

Сергей Беляков уволен по статье за извинение за «глупости, которые мы совершаем». natnik

История с возобновлением изъятия накопительной части пенсий, которая, как фактически призывает вице-премьер Ольга Голодец, может завершиться отменой этой части пенсии как таковой, весьма красноречива сама по себе. По сути, речь идет о возвращении к исключительно распределительной пенсии, которая целиком в руках государства и его Пенсионного фонда. Ликвидация накопительной части — это, во-первых, лишение экономики надежд на «длинные» деньги и долгосрочные инвестиции, потому что Пенсионный фонд РФ хронически дефицитен и источником таких денег не является. Во-вторых, ликвидация накопительной пенсии не снимает, а лишь отодвигает остроту дефицита Пенсионного фонда РФ. В-третьих, и это, пожалуй, самое главное, при ликвидации накопительной части пенсии будущие пенсионеры лишаются возможности самостоятельно конструировать свое финансовое будущее. Госпатернализм в пенсионной системе кардинально улучшить материальную жизнь людей, вышедших из трудоспособного возраста, если они не проявили себя на госслужбе или не стали депутатами Думы, не смог и вряд ли сможет в будущем.

Но особую остроту сложившейся ситуации придает «дело замминистра экономического развития Сергея Белякова». Фабула такова. Когда решение об изъятии накопительной части пенсий и в будущем году состоялось, Беляков написал на своей странице в Facebook (синтаксис авторский): «Поскольку я работаю в Минэкономразвития и должен отвечать вместе с другими коллегами за принимаемые решения сообщаю:

1.мне стыдно за решение о продлении моратория на инвестирование средств НПФ

2.стыдно по следующим причинам: — оно вредное для экономики (если это вообще аргумент) — озвученное объяснение означает по сути отказ от использования этих денег в экономике в принципе, а не только в 2015 году — мы всем обещали, что заморозка распространится только на 2014 год

Я прошу у всех прощения за глупости, которые мы делаем и за то, что мы не дорожим своим словом».

Тут же последовала реакция пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой. Один из ее комментариев к посту Белякова звучал так: «Если очень стыдно — вы знаете, что делать. Если терпимо — вы сделали все, что смогли, принято политическое решение. Теперь надо исполнять».

Но в течение всего пары часов выяснилось, терпеть стыд, испытываемый Беляковым, не может не столько он сам, сколько премьер. Замминистра был со скандалом уволен. Причем даже не по «собственному желанию», а за нарушение закона о госслужбе: «Гражданскому служащему запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности». Другими словами, Белякова уволили в назидание другим.

Формальные основания для подобного шага у премьера были. Но, как напоминают «Ведомости», в июне 2011 года Конституционный суд дал толкование именно тем нормам, которые послужили основанием для увольнения Белякова: должны учитываться мотивы выступления госслужащих. Нормы не могут «толковаться и применяться как запрещающие все без исключения публичные высказывания, суждения и оценки, связанные с деятельностью органов государственной власти, — без учета их содержания и общественной значимости, мотивов, побудивших государственного служащего к публичному выступлению».

Мотив, побудивший Белякова извиниться «за глупости, которые мы делаем и за то, что мы не дорожим своим словом», — не политиканство, не сведение каких-то счетов, а совесть. Он не призывает не выполнять решение, которое считает неверным, не пишет о том, что сам не будет его исполнять, он только просит прощения за то, что такое решение принято.

Увольнение Белякова по статье — это требование к поступившим на госслужбу иметь весьма мобильную совесть. Ею можно руководствоваться лишь до тех пор, пока решение не принято, а потом оставлять совесть на кухне в холодильнике. Если называть вещи своими именами, получается, что чиновник — профессионально бессовестный человек, потому что совесть или есть, или ее нет, когда ее заменяет решение начальства.

А как же быть с дисциплиной, с командным духом? В том-то и дело, что они создаются вовсе не за счет таранного следования за буквой закона. В любом коллективе, тем более таком как правительство, принимающем весьма ответственные решения, должны быть люди, мыслящие самостоятельно, а значит, не останавливающиеся перед критикой как готовящихся, так и состоявшихся решений. Иначе чиновники объявляют себя непогрешимыми и будут слишком поздно (если будут вообще) признавать ошибки, которые они, как и любые другие люди, совершают. Не выносить сор из избы — признак слабости и коллектива, и его руководителя. Строго говоря, именно так можно понимать упоминавшийся комментарий Конституционного суда.

Есть, правда, и другая сторона. Руководители того же Минэкономразвития не раз призывали, например, корректировать бюджетное правило, когда оно уже начало действовать, или пересмотреть нормативы инвестиций из Фонда национального благосостояния, когда норматив уже был закреплен, и никаких оргвыводов не следовало. В конце концов, в острую фазу банкротства ЮКОСа тогда замминистра экономразвития Аркадий Дворкович буквально спустя день после того, как президент Путин недвусмысленно призвал чиновников воздержаться от высказываний на тему ЮКОСа, публично выступил против травли крупнейшей российской компании. И — ничего, вскоре Путин позвал Дворковича в Кремль, где тот возглавил экспертное управление, а теперь Дворкович — ближайший сподвижник Дмитрия Медведева.

Все это позволяет предположить, что на Белякова у премьера и раньше был зуб. Возможно, его раздражение вызвали другие публичные высказывания Белякова. В мае 2014 года в интервью «Ведомостям» он, в частности, говорил: «Люди, бизнес выражают отношение к условиям инвестирования в Россию оттоком капитала, отсутствует предпринимательская инициатива. То, что вытянуло страну в 1990-е. Малый, средний бизнес не развивается, его доля катастрофически мала. Мы улучшили и продолжаем улучшать регуляторную среду, но злоупотребления носят массовый характер. Разрыв между законами, регуляторной средой, описанной в виде нормативных документов, и практикой ее применения настолько велик, что изменения законов, подзаконных актов уже не сказываются на качестве системы регулирования. Более того, количество нормативно-правовых актов, на мой взгляд, превысило все разумные и даже неразумные пределы и становится причиной невозможности их исполнения. Отсюда попытки решить вопрос неформальным способом и коррупция. Тотальная, на всех уровнях. Вывод: основные проблемы — чрезмерное участие государства в регулировании институтов, неэффективность управления и, как следствие, коррупция». Это нелицеприятная оценка деятельности правительства. Впрочем, не только правительства. Беляков весьма критично оценил современное российское государство в целом: «Карательная функция из исключительной превратилась в основную функцию государства. Государство превращается в карательное. Экономика стала носить мобилизационный характер. Такой экономикой можно управлять директивами. Но рост, если и будет, будет очень краткосрочным».

Возможно, премьер счел Белякова диссидентом. Но в любом случае, прецедент его увольнения за инакомыслие не прибавит Дмитрию Медведеву сторонников среди подчиненных. Оппозиция премьеру негласная, но от этого не менее действенная, скорее, только усилится.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   18.08.2014 10:34:43   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.