Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   04.03.2014 18:26:08

Споткнулись об офшоры

Деофшоризация теряет градус

Споткнулись об офшоры

Сказанное президентом Владимиром Путиным недостаточно услышать. Еще нужно правильно понять. tatarstan.ru

В конце 2012 года президент Владимир Путин бросил всеми услышанный клич: хватит мириться с повсеместной офшоризацией российской экономики. Даешь деофшоризацию! Это была политика. Дошло дело и до экономики. И тут выяснилось, что в «перегибах на местах» Кремль вовсе не заинтересован. Администрация президента дала отрицательный отзыв на законопроект единороссов, запрещающий иностранным фирмам участвовать в госзакупках. Депутаты, отозвавшиеся на призыв президента, получили вместо благодарности подзатыльник. Почему?

Политика и экономика

Политика и экономика различаются не только как разные виды деятельности, их отличает и способ решения стоящих задач. Политика (мы говорим о публичной, а не закулисной политике) — это фиксация проблемы и мобилизация масс, в российском случае прежде всего чиновничьих, на их решение. Здесь важен общественный резонанс и национальные интересы, которые, естественно, выдвигаются на первый план.

В экономике чуть иначе. Есть проблемы, которые нужно решить. И при выборе способа решения приоритет вовсе не обязательно оказывается у самого звонкого варианта, важнее соотношение затрат и результата, ну и, конечно, сроки.

 — прекрасная иллюстрация. Это, безусловно, важная задача. И многогранная. Однако если фиксироваться исключительно на политическом резонансе, то можно скатиться до опасного популизма и дойти до предложений, которые уже выдвигают некоторые единороссы, заседающие в Государственной Думе, подобные инициативы сделал своим фирменным знаком Евгений Федоров, бывший председателем все того же комитета по экономической политике в Думе прошлого созыва. Его последний кунштюк: запретить чиновникам не только иметь зарубежную недвижимость (сейчас им запрещены только счета в иностранных банках, таков главный российский ответ на вариации «списка Магнитского», эта ответная акция справедливо была названа шагом к «национализации элиты»), но и посылать детей на учебу за рубеж. Якобы так чиновники проникнутся проблемами отечественного образования, у которого появятся новые перспективы. Звучно, но вредно. Потому что мы как страна рискуем потерять время и квалифицированные кадры, потребность в которых становится все горячей. Будем откровенны: высшие чиновники — тот самый слой, который является крупным поставщиком наших студентов в зарубежные университеты. Авторы запретов видят в этом космополитизм, утрату патриотизма и, кто бы сомневался, рост влияния агентуры стран, представляющих потенциального противника. Замшело, но в условиях повсеместного выявления «иностранных агентов» имеет сторонников.

Но давайте оглянемся на Китай. Практически все руководство этой страны прошло обучение за рубежом. В США и Западной Европе. У кого-нибудь есть сомнения, что это руководство пренебрегает национальными интересами Китая? Если же молчаливо признается, что у нас так не получится, это даже не камень, а бомба, брошенная в огород наших доблестных спецслужб, которые должны защищать государственные интересы, а не только упоенно делить рынки.

Что-то подобное произошло и при попытке председателя комитета по экономической политике Государственной Думы Игоря Руденского и депутата Игоря Игошина законодательно запретить для фирм, зарегистрированных не в России, участвовать в программах госзакупок, то есть выполнять госзаказ, получать за свои товары или услуги бюджетные деньги. Депутаты практически буквально следовали за словами президента Владимира Путина. В пояснительной записке к своему законопроекту они прямо ссылаются на послание президента Федеральному Собранию 12 декабря. «Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами господдержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им также должен быть закрыт доступ к исполнению госконтрактов и контрактов структур с госучастием», — это цитата Владимира Путина.

В заключении же на тот же самый законопроект администрации президента столь же прямо говорится о том, что документ «не вполне соответствует» поручению президента.

Депутаты могут озадаченно чесать затылки, но давно сказано: «Пошли дурака богу молиться, он и лоб расшибет».

Другими словами, политика — это одно, а экономика — все-таки другое. В заключении администрации президента это доходчиво объяснено. Начинается с самого простого: а как тогда вести закупки для нужд посольств и иных российских представительств за рубежом? Далее — чуть сложнее. А как быть с закупкой того, что российская промышленность не производит? И, наконец, общий вывод: установка на закупку исключительно у российских юрлиц может «привести к ухудшению положений ряда компаний с госучастием» и «потере их конкурентных преимуществ».

То есть, вторгаясь в сферу экономики, не стоит, чем бы при этом ни руководствоваться и на кого бы ни ссылаться, игнорировать законы, по которым она живет. Может быть, депутатам повезло бы больше, если бы в их законопроекте запрет распространялся не на все компании, зарегистрированные не в России, а только на выходцев из офшоров. Но опять же политика — политикой, а экономика — экономикой. И чем меньше в их взаимоотношениях командных окриков, тем лучше.

Как бороться с офшорами

История с провалом запрета на участие иностранных компаний в госзакупках вообще поучительна. Бороться с офшорами исключительно запретами просто, но вряд ли эффективно. Борцы с ними выбирают, как правило, лишь часть проблемы. Кто то, как это делает Минфин, сосредотачивается исключительно на получении недополученного бюджетом и уточняет в Налоговом кодексе понятие «налоговый резидент». Кто то, как это делают первый вице-премьер Игорь Шувалов и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, сосредотачиваются на выявлении внутренних офшоров, то есть схем, позволяющих скрыть того, кто на самом деле распоряжается крупными финансовыми фондами и денежными средствами.

Такие кольцевые схемы, как пишет российский Forbes, популярны в пенсионных фондах крупнейших российских государственных монополий, выяснить, кто же принимает в них ключевые решения, непросто. Чтобы зажечь свет и попытаться повысить их прозрачность и предлагается акционировать негосударственные пенсионные фонды (НПФ).

И пресечение уклонения от уплаты налогов и выяснение «конечных бенефициаров», владельцев или лиц, принимающих решения о не принадлежащих им финансовых потоках (кольцевые схемы контроля за НПФ уже получили название новых внутрироссийских офшоров) необходимы. Но, если уж речь идет об офшорах, необходимо видеть и их более важную сторону. Запреты, которым уже нет числа, затеняют главное в деофшоризации. Для того чтобы российские компании регистрировались не за океаном, а на родине, стоит еще раз вернуться к азам, к тому, почему они предпочитают иметь «второй паспорт». Не только ради экономии на налогах. Главный посыл — там больше гарантий и защиты. В России частный собственник защищенным себя не чувствует — в значительной мере этому поспособствовали уже упомянутые спецслужбы, да и претензии общества к российскому суду известны. Значит, главное в деофшоризации российской экономики не снежный ком всяких запретов, а повышение международной конкурентоспособности российской юрисдикции как таковой. А этого запретами точно не добьешься. Тему повышения конкурентоспособности российской юрисдикции все чаще «по умолчанию» совершенно необоснованно сводят лишь к движению по «дорожным картам» улучшения инвестиционного климата, но только ими не обойтись. Искоренение коррупции и укрепление независимости суда — задачи политические, а «дорожные карты» не поднимаются выше «административных барьеров».

Разговор Путина с Шохиным

С точки зрения выяснения причин выбора российскими компаниями зарубежной прописки более чем примечательным был диалог двух президентов — президента РФ Владимира Путина с президентом РСПП Александром Шохиным, состоявшийся 14 февраля. Обсуждался план мер по деофшоризации. Шохин так и сказал: регистрацию в офшорах российские предприниматели могут использовать не для уклонения от налогов, а если иностранные инвесторы либо партнеры хотят использовать англосаксонское право и так защитить свои права. Суть названа: офшор для предпринимателей — это способ защитить свои права.

Президент РСПП Александр Шохин

Президент РСПП Александр Шохин не убедил президента РФ Владимира Путина в том, что англосаксонское право российские предприниматели используют потому, что не доверяют российскому. ИТАР-ТАСС

Путин дал несколько неожиданный ответ: «Вы сказали, что, допустим, партнеры какой-то нашей компании заинтересованы в том, чтобы осуществлять сделку по британскому праву. Но для этого не обязательно регистрировать компанию в офшоре. Компания может быть зарегистрирована в

Российской Федерации, быть резидентом налоговым у нас. Любой контракт можно подчинить британскому праву, а, скажем, арбитражное разбирательство перенести в Стокгольм. Наше российское законодательство это позволяет делать, для этого не нужно в офшор уходить».

Президент знает, что говорит, тем более он профессиональный юрист. И как юрист он не сказал ничего нового. Действительно, зарегистрированная в России фирма может в своих контрактах с «партнерами» предусмотреть разрешение споров по англо-саксонскому или континентальному праву, а арбитражное разбирательство перенести хоть в Стокгольм, хоть в Женеву. Но, по сути, Шохин говорил не об этом. Он говорил о незащищенности предпринимателя в России. Ссылка на иностранных инвесторов не более чем прикрытие. Проблема в том, что разрешать свои конфликты не по российскому праву и тем более правоприменению и не на российской территории предпочитают, как давно известно, российские предприниматели без участия всяких «иностранных партнеров». Но Путин предпочел этого не услышать, как раз о большей защищенности прав частной собственности в России он не сказал ничего.

А раз так, то Путин вряд ли убедил тех российских бизнесменов, которые давно усвоили, что в России бьют не по паспорту, а по физиономии.

Четкий ответ на вызов деофшоризации дал, например, «Вымпелком». Компания заявила, что все налоги, полученные от хозяйственной деятельности в России, она платит и будет платить в российский бюджет, но свою материнскую холдинговую компанию оставляет в голландской юрисдикции, именно эта компания и будет распоряжаться чистой прибылью, полученной после уплаты налогов. То есть российский бюджет получит свое, а холдинг — свое.

В свое время освобождение из-под ареста Владимира Гусинского (президентом России, если кто-то забыл, был уже Владимир Путин) происходило по вряд ли безукоризненно правовой формуле: активы в обмен на свободу. «Вымпелком» меняет налоги, уплачиваемые в российский бюджет, на гарантии защиты своей собственности, которые он нашел в Нидерландах и которые считает надежней российских. И волки сыты, и овцы целы.

Так что тема офшоров и борьбы с ними даст еще много неожиданных поворотов. Этим она точно отличается от прямого как стрела Невского проспекта.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   04.03.2014 18:26:08   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.