Не все санкции освобождают

Санкции вместо налогов

Сами не рады

Сами не рады

Банки РФ видят риски в Украине

Росимущество требует дивидендов

Дивиденды должны быть не меньше 50% прибыли

Закупки проконтролируют

Новое постановление кабмина

Набиуллина: Россию не отключат от SWIFT

Набиуллина отчиталась перед Путиным

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти с Украины

Чиновников премируют за экономию

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

Восемьдесят три человека

Ежегодное исследование компании Knight Frank, посвященное анализу распределения

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   31.01.2016 16:55:29

Так ли страшен Иран?

Что может заставить цены на нефть всплыть

Так ли страшен Иран?

Министр нефти Бижан Зангане намерен возвращать иранскую долю на рынке нефти любой ценой. То есть при любой цене барреля. flickr.com

18 января все это почувствовали. После известия о снятии санкций баррель эталонной марки Brent на Лондонской бирже ICE подешевел на 3,5%, опустившись ниже $28. Теперь вопрос в том, насколько мощен иранский «медведь» и как долго он будет давить нефтяные цены. 19 января они уже приподнялись. Пока это обычные прыжки и ужимки рынка, но может ли он поменять вектор своей динамики?

Взятый сам по себе факт возвращения на рынок мощного поставщика, конечно, играет в сторону дальнейшего превышения спроса над предложением, что приведет к еще большему снижению цен. Это, конечно, надо учитывать. Но, как уже не раз отмечала «Финансовая газета» оговорка «при прочих равных условиях» для рынка нефти имеет смысл предупреждения, потому что на этом рынке прочих равных условий не бывает никогда. Рынок, в особенности нефтяной, не трамвай, он по рельсам не ходит. Тот же фактор Ирана должен встроиться в сложный пасьянс взаимодействия других конъюнктурных, финансовых, политических факторов, а отсюда вовсе не следует, что именно «иранский медведь» подомнет под себя все остальное. Взаимодействие — это взаимная корректировка.

Попробуем разобраться и даже немного пофантазировать, не слишком отрываясь от реальности.

Нефть зеленого цвета

Итак, Иран. Он обладает четвертыми по масштабам запасами нефти в мире после США, Саудовской Аравии и России. В августе 2015 г. иранский министр нефти Бижан Зангане заявлял, что Исламская республика намерена вернуть себе второе место по объемам добычи нефти среди стран ОПЕК. По его словам, сделать это Иран сможет через семь-восемь месяцев после отмены санкций. «Мы должны вернуть себе долю рынка, не обращая внимания на цены. Иран ничего не потеряет, если цены упадут вдвое, а добыча при этом вырастет в два раза. Волноваться должны те страны, которым досталась иранская доля рынка», — воинственно заявил тогда Зангане. Какие страны имел в виду министр, совершенно очевидно: Саудовскую Аравию и Россию. Именно они поделили между собой иранскую долю на рынке, прежде всего в ЕС, когда в 2012 г. было введено нефтяное иранское эмбарго.

Позиции России в предстоящей конкурентной схватке выглядят не слишком убедительно. Министр энергетики Александр Новак утверждает, что себестоимость российской добычи нефти одна из самых низких в мире, министр оценил ее в диапазоне $5–15 за баррель. Но даже он вряд ли будет спорить с тем, что себестоимость нефтедобычи в Саудовской Аравии и в Иране все-таки меньше, тем более что не все согласны с цифрами министра. Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин привел Ленте.ру гораздо менее оптимистичные оценки. По его мнению, средняя себестоимость российской нефти колеблется на уровне около $35–37 за баррель, т. е. текущие котировки уже ниже себестоимости российской нефти. При этом в Иране по тем же показателям она составляет меньше $20. По другим расчетам, себестоимость российской нефти равна $12–15 за баррель, а иранской — $7–8. Методики могут быть разными, принципиально то, что добывать иранскую нефть почти вдвое дешевле, чем российскую, не говоря уже о разных налоговых и других фискальных обременениях, а конкуренция будет вестись ценовыми скидками.

Но сейчас наша главная задача — сосредоточиться на иранском экспортном потенциале. Иранское министерство нефти 18 января распорядилось увеличить производство «черного золота» примерно на 500 тыс. баррелей ежедневно, чтобы нарастить после снятия международных санкций возможности по экспорту углеводородного сырья. Об этом сообщило иранское агентство Shana. Как было сказано, на решение этой задачи потребуется несколько месяцев. В настоящее время Иран уже заполнил 25 крупных нефтетанкеров тяжелой нефтью и конденсатом, которые он не мог продавать на рынке в период действия санкций. Но согласно информации The Financial Times, по состоянию на 18 января — первый день, когда Иран мог экспортировать свою нефть, — ни один из этих нефтетанкеров так и не ушел из места своей прежней дислокации, что подтверждает звучавшие ранее из Тегерана заявления о желании избежать дальнейшей дестабилизации мирового нефтерынка выбросами крупных объемов сырья.

Насколько реальны планы Ирана быстро нарастить свой экспорт на 500 тыс. баррелей в день? С одной стороны, деньги, необходимые для инвестиций, есть. Снят арест с зарубежных счетов Ирана, в США было заблокировано $55 млрд. С другой стороны, чтобы инвестиции принесли необходимый результат, нужно время. Эксперты Commerzbank уверены, что в 2016 г. у Ирана не получится сильно нарастить нефтедобычу, сообщает The Wall Street Journal. Правда, в качестве обоснования в Commerzbank приводят пример Ливии и Ирака, которым понадобился почти год, чтобы возвратиться к прежним уровням производства после начала относительной стабилизации ситуации. Эта параллель не вполне корректна, в Иране не было войны, и, как было отмечено, страна может теперь использовать в том числе и на нужды расширения экспорта нефти ранее замороженные авуары. Однако в случае с Ираном скажется недоинвестирование нефтяной отрасли в период действия санкций.

В зеркале рынка

А теперь займемся крайне неблагодарным, но очень увлекательным делом: попробуем оценить ожидания и реакции рынка. Можно по-разному оценивать тот факт, что падение цен на нефть на известии о снятии эмбарго с иранского нефтяного экспорта уже на следующий день сменилось их ростом почти на доллар за баррель. Это мог быть «технический отскок», передышка перед новым погружением, а могло быть ожиданием того, что обещать не значит жениться.

Если расчеты экспертов, ожидающих, что Ирану для полнометражного возвращения на рынок понадобится год, верны, то это означает, что в быстро сменяющих друг друга событиях, на которые моментально реагирует рынок, Иран отойдет с авансцены на второй план. Со сцены он, конечно, не уйдет, но у рынка появится простор для новых игр.

Николай Подлевских, начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент», 19 января предположил, что первоначальный шок от снятия эмбарго может оказаться недолгим. Этому способствует появление данных ОПЕК о снижении картелем в декабре объемов добычи нефти. На это рынок обязан реагировать. Подлевских на ленте агентства «Прайм» пишет: «Представляется, что через пару месяцев ожидания резкого роста добычи нефти в Иране постепенно начнут отходить на второй план. Тем более что реальность роста добычи может оказаться совершенно не такой радужной, как ее рисуют представители иранских властей. Если начнет выясняться, что для наращивания добычи Ирану потребуется гораздо больше времени, чем они хотели бы представить в борьбе за свои квоты и доли рынка, то тогда наступит некоторое разочарование и Иран может уйти с первого места пьедестала действующих сейчас „медвежьих“ факторов».

Но это еще не все. Декабрьская тенденция сокращения добычи нефти странами ОПЕК (об этом уже официально заявили Ирак и Оман) может получить подкрепление в марте, когда ОПЕК соберется в очередной раз и, возможно, пересмотрит квоты в сторону снижения. Пока Саудовская Аравия продолжает свою политику, но трещины в картеле становятся все шире.

К тому же, хотя США уже превратились в нефтяного экспортера: после 40-летнего запрета на вывоз американской нефти первые поставки были осуществлены в Японию (японская компания Cosmo Energy Holdings закупила первую партию американской нефти-сырца на один миллиард иен ($8,47 млн), включая «сланцевую нефть» с месторождения Eagle Ford в Техасе), сокращение нефтедобычи за океаном может продолжиться. Саудовцы старались не зря.

Подлевских достает из рукава три карты. Первая — «тройка». Это «возможное разочарование в оценке темпов роста добычи в Иране». Вторая — «семерка». Это «ожидаемое снижение добычи нефти в Америке». Третья — «туз». Это «вероятное изменение мнения Саудовской Аравии на проведение внеочередного саммита ОПЕК».

Каждая из этих карт может сыграть «через 2–3 месяца». Понятно, что они играют против тенденции дальнейшего снижения цен на нефть. «И в этом случае, даже при всем негативе сегодняшнего дня, разворот на весеннее подрастание цен нефти представляется достаточно вероятным. Разворот может быть очень мощным, если выпадут сразу три указанные карты», — подводит оптимистический итог Подлевских.

Герман, помнится, ставил на эти карты. Не помогло. Особенно старой графине, которая ему эту комбинацию подсказала.

Но разворот, действительно, возможен. Но насколько он будет продолжительным — вопрос. Иранское возвращение на рынок в любом случае событие для рынка стратегическое, имеющее долговременные последствия. Таким же долговременным действием обладает и новая политика ФРС, означающая дозированное, но удорожание доллара, что толкает цену нефти вниз. Противостоит этому перспектива сокращения поставок нефти из-за падения инвестиций, хотя тот же Иран без труда может в достаточно длительной перспективе компенсировать выпадающие объемы добычи с труднодоступных и дорогих в разработке месторождений (Иран обходится без них). Еще один фактор, поднимающий цену, — это выпадение из обоймы нефтедобывающих стран, готовых продолжать расширять добычу при низких и снижающихся ценах, отдельных поставщиков. К выпадающим будет вынуждена примкнуть и Россия. Последний фактор будет, естественно, мощнее, если ОПЕК заявит об изменении своей политики, и сможет переломить тенденцию, если ОПЕК начнет действовать в соответствии с новыми заявлениями. Однако, похоже, политика Саудовской Аравии остается прежней. Как замечено в январском докладе Международного энергетического агентства (МЭА), тот факт, что в Саудовской Аравии резко выросли внутренние цены на топливо, «является признаком того, что крупнейший производитель ОПЕК готовится к длительному периоду низких цен». МЭА прогнозирует дальнейшее снижение цен.

Пока развилка такова. Первый вариант: цены на нефть будут продолжать неуклонно (а точнее, под уклон) снижаться. Второй вариант: через два-три месяца они приподнимутся, потом продолжат снижаться по более мягкой траектории уже с нового уровня. Третий вариант: через два-три месяца они приподнимутся и пойдут вверх.

Хотелось бы, конечно, чтобы цены на нефть хотя бы через два-три месяца изменили сегодняшний тренд, но даже если и случится второй вариант (потом продолжится падение цен), он убедительнее, чем третий.

Закончить остается коронной фразой всех прогнозистов: возможно все. И кое-что еще. Главное — продержаться два-три и так далее месяцев.

Николай Вардуль

нефть

Мнения лидеров   31.01.2016 16:55:29   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.