Три недели дефляции

Дефляция сложилась в размере 0,1%

2017 год может стать поворотным для авторынка России

2017 год может стать поворотным для авторынка России

По данным Ассоциации европейского бизнеса, июль 2017 г. ознаменовался увеличением уровня

Вера в экономику

Во многом данный оптимизм - эффект низкой базы

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

«Мегафон» просит отложить отмену роуминга

Оператор налаживает диалог с ФАС

Ипотека подешевеет

Ипотека подешевеет

ВТБ увеличивает долю на ипотечном рынке

ФАС прекратила дело против Microsoft

Программы Microsoft стали доступны для сторонних антивирусов

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

Ставка купона ОБР привязана у учетной ставке

Bitcoin подорожал еще на 18%

Bitcoin Cash дешевеет

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   16.04.2014 09:11:11

Темные силы нас злобно гнетут?

Премьер Дмитрий Медведев выступил на расширенном заседании коллегии Минфина.

Темные силы нас злобно гнетут?

natnik

Сложности в экономике РФ в определенной степени связаны с попытками подтолкнуть Россию к искусственному кризису.

ВЕЧНЫЕ ВОПРОСЫ

«Что делать?» и «Кто виноват?» — вечные российские вопросы. С особенной силой они овладевают умами и властей предержащих, и рядовых обывателей, когда на горизонте появляются кризисы и прочие опасности. Сейчас именно такой случай.

15 апреля премьер-министр Дмитрий Меведев выступил на расширенной коллегии Минфина, и «проклятые вопросы», конечно, не обошел. Но, кто бы сомневался, четких ответов на них не дал. Хотя именно премьер в условиях очевидного ухудшения экономической ситуации должен сосредоточиться на том, что делать. Медведев поступил по-другому.

«Экономическая ситуация продолжает ухудшаться, по предварительным данным, в первом квартале темпы роста экономики замедлились до уровня примерно 1%», — констатировал премьер-министр. Информационные агентства тут же бросились «ловить блох». Они, действительно, водидись. Выступивший на коллегии родного министерства министр финансов Антон Силуанов назвал другую цифру: «Условия, в которых придется работать в 2014 году, это самые сложные, пожалуй, с момента кризиса 2008–2009 годов. Рост ВВП оценивается на достаточно низком уровне — 0,5%. Возможно, будет находиться около нуля».

Кто-то напомнил, что Росстат насчитал рост за первый квартал в 1,6%, кто-то цитировал замминистра экономического развития Андрея Клепача, который в апреле дал вдвое более пессимистичную оценку, — 0,8% за все тот же первый квартал.

Цифры важны, но главное не конкретная цифра, а тенденция. Суть в том, что экономика России неуклонно замедляется уже три года. Это настоящий вызов для правительства, которое, увы, так и смогло найти на него достойный ответ.

ПРОЛОЖЕННЫЙ МАРШРУТ

Шаги предпринимались — это и закрепление «бюджетного правила», ужесточающего контроль за использованием нефтегазовых доходов, и замораживание тарифов естественных монополий на текущий год, и более жесткая ориентация ЦБ на таргетирование инфляции. В своем роде они последовательны, цель общая — ограничение расходов как государства в целом, так и его крупнейших компаний. Вектор — борьба с инфляцией.

Но очевидная экономическая логика говорит о том, что цена (а в экономике все имеет свою цену) приоритета экономической политики, выраженного в борьбе с инфляцией, оборачивается дополнительным давлением на экономику, которая замедлялась, в частности, как раз в силу выбранного приоритета экономической политики.

Выступившие на заседании коллегии Минфина глава Счетной палаты Татьяна Голикова и глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров подчеркнули, что бюджетные расходы невозможно увеличить, потому что эффективность тех, что уже есть, непозволительно низка.

Такая позиция следует логике старого анекдота. «Засеяли мы 20 га пшеницы — суслик все поел, засеяли еще 20 га — опять сожрал. Так давайте засеем еще 50 — пусть подавится». Ограничить расходы в связи с невозможностью обеспечить эффективность уже имеющихся, конечно, правильно, если согласиться с неистребимостью «суслика». Но имеет смысл сначала извести его. Пока же получается, что под маркой либерализма правительство оправдывает собственную неэффективность. Одна из иллюстраций этого -- прозвучавшие на коллегии Минфина здравицы в честь российского федерального бюджета. Никто не спорит с тем, что здоровый бюджет лучше больного. Но, во-первых, там же, на коллегии отмечался опасный рост задолженности региональных бюджетов, что о здоровье финансов в масштабе страны не свидетельствует. Во-вторых, и это еще серьезнее, о какой стабильности и устойчивости бюджета можно говорить при крайней неустойчивости экономики?!

ЗДРАВСТВУЙ, СТАГФЛЯЦИЯ

Что же получилось в результате проведения выбранного курса экономической политики? Инфляция штурмует новые высоты, экономика топчется на месте. Мы приплыли в стагфляцию. Как из нее выплывать, пока неясно.

Кто виноват? По-моему ответ я уже дал. Но обращусь к Медведеву. «В определенной степени наши сложности, подчеркиваю, только в определенной степени, обусловлены попытками определенных сил подтолкнуть нас к искусственному кризису», — вот его слова.

«Определенные силы», «толкающие» к «искусственному кризису», — сразу возникают ассоциации с советским прошлым, когда подобным образом обозначились сначала разного рода внутренние вредители, а потом коварные империалисты. Медведев, надо отдать ему должное, говорил все-таки не о «пятой колонне», современном аналоге «врагов народа» из 1930-х, куда записывают всех тех, кто не восхваляет воссоединение с Крымом и в целом новую геполитическую активность России. Он — об империалистах.

Действительно, как и сказал премьер, внешнеполитический фактор стал силой, усугубляющей экономическое положение России. Санкции — это нечто прямо противоположное подаркам нефтяной конъюнктуры, к которым Россия привыкла за сытые нулевые. Медведев прав и в том, что внешний фактор «только в определенной степени» подталкивает Россию к кризису. Есть и внутренние причины, на которых правительство должно сосредоточиться в первую очередь.

Проблема в том, что правительство опоздало. То, что предлагает Минэкономразвития в своем «базовом» прогнозе на 2014 год, который 8 апреля представил замминистра Андрей Клепач, — пересмотреть бюджетное правило и поддержать экономику новыми госинвестициями, — уже может не сработать, даже если правительство с этими предложениями согласится, на что, впрочем, непохоже.

Мы, повторю, уже в стагфляции, когда рыночные механизмы, выражающиеся прежде всего в динамике цен, нарушены. Цены растут и при стагнации производства, то есть при падающем спросе. В этих условиях приоритет и в самом деле должен принадлежать подавлению инфляции, по крайней мере, этому учит мировой опыт. Но стагфляция практически получила приглашение от правительства.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   16.04.2014 09:11:11   

Тэги: стагфляция, Минфин, Минэкономразвития, ЦБ, Медведев

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.