Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   28.02.2016 10:53:00

Тупики регуляторов

Почему Джанет Йеллен и Эльвира Набиуллина склонны к ветрености?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


10 и 11 февраля председатель ФРС Джанет Йеллен выступала на слушаниях в Конгрессе США. 12 февраля эстафету приняла председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, выступив на встрече с руководителями кредитных организаций. В своих речах обе дамы-регулировщицы синхронно допустили временное отступление от ранее провозглашенных стратегических линий. Чтобы это значило?

Джанет Йеллен, повторив свой главный на сегодня тезис: «Состояние экономики США оправдывает только постепенное повышение ставок», дала четко понять, что принцип принципом, а жизнь жизнью. Она указала на возросшие риски, с которыми сталкивается экономика США, подчеркнув, что велики и международные риски, связанные прежде всего с ситуацией на международном валютном рынке. А это значит, что в повышении ставки ФРС возможна пауза. Более того, на прямой вопрос: возможно ли введение отрицательной ставки ФРС, она ответила, что этот вопрос «не сбрасывается со стола». «В свете опыта европейских и других стран, которые ввели отрицательные ставки, мы вновь изучаем этот вопрос. Мы должны рассмотреть институциональный контекст, и будут ли они хорошо работать у нас. Решение не может быть принято автоматически», — сказала она.

Эльвира Набиуллина в свою очередь заявила: «Прогнозы будут пересматриваться, и если цены на нефть в течение долгого времени будут оставаться низкими, то ЦБ может пойти на ужесточение политики».

Что же получается — от ФРС еще недавно ждали повышения ставки, от Банка России — ее снижения, однако руководительницы этих регуляторов готовы изменить вектор своей политики?

Политика — это, конечно, не Невский проспект, она всегда включает в себя извивы и попятные движения. Но стоит разобраться, с какими препятствиями столкнулись руководящие дамы.

Общее в этих препятствиях — экономические угрозы, перед которыми оказались регуляторы. Политика дешевого доллара, которую проводила до декабря 2015 г. ФРС — это политика стимулирования экономического роста. Не через доведение свеженапечатанных долларов до реального сектора, а именно так готовы перенимать американский опыт некоторые российские политики, а через цены. Средство — ускорить рост цен, который в свою очередь подтолкнет экономику к росту. Здесь, как и везде, но в экономике особенно, нужна мера, таргет ФРС — инфляция в 2% в год. Цель пока не достигнута, и подешевевшая нефть тормозит разгон цен.

В России с инфляцией положение прямо противоположное. Цель Банка России снизить ее до 4% в 2017 г. Дальше можно будет активизировать поддержку экономического роста. Можно ли поменять цели местами: сразу взяться поддерживать средствами кредитно-денежной политики рост, а инфляцию отложить на потом? Можно. Но это будет уже нерыночная экономика. Именно такой порядок шагов у модели, которую предлагает академик Сергей Глазьев. В чем ее нерыночность? Чтобы эмиссионное финансирование, которое является ключом модели Глазьева, дало хотя бы теоретические шансы экономического роста, нужен мощнейший административный аппарат контроля. Контроля за тем, чтобы дешевые деньги шли именно на те проекты, которые государство сочтет самыми эффективными,

а не уходили куда-нибудь налево или на валютный рынок. Валютный рынок, по Глазьеву, решительно сворачивается исключительно до государственных нужд, но этого мало. По сути, к каждому кредиту, который ЦБ, превращенный в подобие советского Госбанка, будет именно доводить до адресата, нужно будет приставить по офицеру ФСБ. Причем неподкупному и кристально честному. Это уже совсем не рынок, не говоря уже о том, что, как показывает практика, с подобными офицерами явно возникнет дефицит.

Вернемся в США. Почему же символ веры Йеллен в том, что стратегически повышению ставки нет альтернативы? Потому что политика сверхдешевых долларов ведет в экономику пузырей, которые, лопаясь, могут вернуть кризис. От пузырей на финансовом рынке при сверхдешевых долларах просто некуда деться. При крайне низкой ставке хранить деньги в банке становится не просто невыгодно, а нерационально. Деньги постоянно и в огромных масштабах текут на фондовый рынок, что приводит к неэффективным вложениям и росту долгов.

Если обобщить, то главная причина путь только обозначенного в декабре 2015 г. поворота у удорожанию доллара, это поворот от той политики, которая вызвала кризис 2008 г. и несет потенциал его возвращения.

Тогда почему же в повышении ставки взята пауза? Это риски торможения экономики США и риски, с которыми американская экономика сталкивается из-за того, что остальные регуляторы продолжают политику снижения курса своих валют. Если в чистой политике США позволяют себе действовать, практически не обращая внимания ни на кого, то люди, проводящие экономическую политику, трезвее. Йеллен прекрасно видит, что разнонаправленность в действиях ФРС США, с одной стороны, и ЕЦБ, Банка Японии, Банка Англии и Народного банка Китая — с другой, может привести к тому, что часть американского рынка может быть захвачена экспортерами с дешевеющими валютами. Этот риск существовал и в декабре, когда ставка ФРС была первый раз приподнята, но тогда в ФРС посчитали, что для американской экономики риск некоторого отступления в результате валютных войн нестрашен. Теперь это фактически признается ошибкой.

Выход из старого туннеля экономической политики дешевого доллара, который привел к кризису, нужен, но Йеллен, похоже, не знает, когда же из туннеля выходить. Тупик.

В России близкая ситуация. Оказывается, и у нас есть место политике «количественного смягчения». Напомню, эта политика означает, что на рынок вбрасываются деньги и помимо кредитов, ставку которых регулирует ЦБ. В США и ЕС «количественное смягчение» — это вброс денег за счет выкупа с рынка облигаций. В России «мотором» «количественного смягчения» является финансирование бюджетного дефицита за счет средств Резервного фонда. Эти деньги через госрасходы оказываются в экономике. Фактически бесплатно, т. е. вовсе не по ставке ЦБ.

Получается, как отмечает Евгений Гавриленков (Сбербанк СИБ), «порочный цикл». Ставки высоки, кредиты неподъемны, но у государства есть канал вбрасывания в экономику бесплатных денег, и этот вброс тем больше, чем больше дефицит бюджета. Инфляция остается на высоком уровне. Ставки не снижаются.

Гавриленков предлагает ЦБ снизить ставку. Во-первых, текущая годовая инфляция составляет 9%, а ставка ЦБ — 11%. Во-вторых, риск разгона инфляции будет тем ниже, чем шире Минфин будет использовать для погашения дефицита облигации по ставкам, которые определит рынок, а он будет больше выпускать облигаций, если ставка ЦБ будет ниже. В-третьих, снижение ставки — антикризисная мера, ее повышение, чем грозит Набиуллина, — мера прокризисная. Эта мера может привести к краткосрочному ускорению обесценения рубля, но макроэкономически это может оказаться плюсом.

Пока ЦБ, судя по последним заявлениям Эльвиры Набиуллиной, в тупике, остается утешаться тем, что пауза в подъеме ставки ФРС может поддержать российскую экономику. Фактор неукрепления доллара — это фактор неудешевления нефти. Хотя на цену нефти воздействует множество и других факторов.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   28.02.2016 10:53:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.