ВВП РФ в марте вырос

ВЭБ говорит о выходе экономики РФ из рецессии

Как реформировать государство

Как реформировать государство

В Высшей школе экономики прошла ежегодная апрельская конференция, в которой традиционно

Новое удвоение

Несырьевой экспорт тормозит засилье государства в экономике

Декриминализация УК

В России за решеткой более 600 тысяч человек, их охраняют 200 тысяч

Хочешь господдержку — иди на экспорт

Расширение несырьевого экспорта — ключ диверсификации экономики

Дивиденды «Алроса»

Дивиденды «Алроса» могут составить 8,93 рубля на акцию

Треть сгущенки поддельная

Треть сгущенки поддельная

Пальмового масла в сгущенке не обнаружено

Минфин начинает продажу ОФЗ для населения

ВТБ и Сбербанк завтра начнут продавать ОФЗ для населения

Продажи смартфонов растут

Население стало покупать более дорогие смартфоны

Чай? Элементарно!

Зов кресла

Серьезные изменения в кабинете министров не за горами, в один голос утверждают источники,

Кудрин: все продать

Кудрин: все продать

400 млрд рублей от приватизации дополнительно

Прожиточный минимум увеличат

Документы уже поступили в правительство

Финансовый фестиваль пройдет 22 апреля

Финансовый фестиваль завершит Всероссийскую неделю финансовой грамотности

Сбербанк самый дорогой российский бренд

Бренд Сбербанка вырос за год

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   11.04.2015 07:36:38

Упадет — не упадет?

Как Россия входит в экономический кризис

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Упадет — не упадет?

Министр экономического развития Алексей Улюкаев доволен тем, что ситуация в российской экономике лучше, чем прогнозировалось в конце прошлого года. natnik

Если смотреть назад, на конец прошлого — начало этого года, то российская макроэкономическая динамика не такая сокрушительная, как ожидалось. Но сослужит ли хорошую службу плохой в том смысле, что нереализовавшийся, прогноз? Что нас ждет: нырок в кризис после неспешного разбега или мы плавно спустимся в него по лестнице? Одно можно сказать точно: кризис нас накроет.

Все не так плохо?

1 апреля Владимир Путин встретился с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым. И услышал от него много утешительного. Оказывается, ситуация в российской экономике сейчас лучше, чем прогнозировалось в конце прошлого года. Улюкаев не без чувства законной гордости и глубокого удовлетворения объяснил президенту, что частичное улучшение показателей объясняется результатом принятия антикризисных мер, а также стабилизацией инфляции и курса рубля. Не уточняя, правда, в какой мере на рубль действуют меры правительства и ЦБ, а в какой совершенно не зависящие от российских властей факторы.

Министр привел в пример авиаперевозки, где падение составило 10% вместо ожидавшихся аналитиками 20%. При этом спад был обусловлен обвалом на внешних рейсах (минус 18%), что как раз явилось результатом если и стабилизации рубля, то после существенной девальвации, на внутренних же линиях рост составил 10%.

На 5 процентных пунктов по сравнению с прогнозом оказался менее значимым спад в автомобилестроении (33% к аналогичному периоду прошлого года против 38%).

Согласитесь: конечно, хорошо, что падение пока не настолько глубокое, каким могло бы быть, но утешение слабое. Тем более что весь «позитив» это не попавший в цель прогноз. Спад в автомобилестроении, как себя ни утешай, громадный и резкий — на треть.

Но прогноз не попал в цель не только у нас. Агентство «Прайм» приводит мнения западных экспертов, которые говорят примерно то же самое, что Улюкаев говорил Путину: экономика России выглядит лучше ожиданий. Deutsche Wirtschafts Nachrichten, например, с явным удивлением отмечает, что экономика России поразила аналитиков, продемонстрировав в IV квартале прошлого года удивительную прочность. Издание ссылается на данные Bloomberg, опросившего 11 экономистов, и все как один заявили, что ожидали к новому году остановки российской экономики. Однако, по их словам, экономическая ситуация в России сохраняется удивительно спокойной. Рубль продемонстрировал наилучшие показатели среди 24 «падающих» валют, а теперь снова пошел в рост. Анализ инвестиционного рынка показывает, что российские компании остаются более прибыльными по сравнению с фирмами в странах, находящихся в сопоставимых экономических условиях, подводит итог Deutsche Wirtschafts Nachrichten.

По оценке бывшего главного редактора Bloomberg Мэтью Винклера, санкции против России в некотором роде возымели обратный эффект: россияне стали больше приобретать отечественные товары, что пошло на пользу российским производителям. В итоге экономика России оказалась весьма устойчивой, несмотря на обвал рубля. Главный специалист финансовой группы BCS Владимир Тихомиров видит причину роста российской экономики в IV квартале в том, что частные домохозяйства перед угрозой кризиса резко увеличили потребление. В частности, многие в России стали приобретать автомобили, считая это безопасной инвестицией, пишет все то же издание Deutsche Wirtschafts Nachrichten.

Будет хуже

Из того, что до сих пор российская экономика держалась, вовсе не следует, что так будет и дальше. Все мы помним, чем кончилась сказка о стойком оловянном солдатике.

2 апреля о ближайшем будущем российской экономики высказался глава Сбербанка Герман Греф. Его тоже кое-что удивляет. «Мы все время говорим о количественных параметрах и забываем про качественные. Мы говорим, что в этом году мы упадем меньше чем на 3%, а в следующем году у нас вообще рост начнется, за три года мы вырастем на 2,5%. Это, конечно, дискуссионно, но это про количественные, не качественные параметры», — заявил Герман Греф.

Количество и качество применительно к показателям ВВП, а это синтетический показатель экономического роста, — предмет давнего спора экономистов. Помню, как Андрей Илларионов, тогда не пламенный оппозиционер, а советник президента Путина, утверждал, что важен рост ВВП сам по себе, все разговоры о «качественном росте» — от лукавого. Но есть и другая позиция. Она исходит из того, что чем богаче или диверсифицированнее структура производства ВВП, тем выше качество экономики. Греф, однако, говорит совсем о другом качестве. Для него важнейшие качественные параметры — это даже не сам ВВП, а бизнес-среда, которая, конечно, влияет и на ВВП, и на его инвестиционную подпитку.

греф

Герман Греф: если инвестиции сокращаются быстрее, чем падает ВВП, то о каких позитивных перспективах можно говорить?

Греф обращает внимание именно на инвестиции. «Я не понимаю, откуда у нас есть эти источники роста, если у нас темпы спада инвестиций опережают темпы спада ВВП», — Греф фактически обращается к оптимистам из правительства. Он напомнил, что объем инвестиций в структуре ВВП России в 2,5 раза меньше, чем в Китае, — примерно 19,5%. «Откуда у нас источники экономического роста, если у нас основные инвестиции шли в сырьевые сектора, а там введены ограничения? Куда направлять инвестиции?».

Грефа следует понимать так: в принципе средства для инвестиций в российской экономике есть. Чего нет, это условий, которые бы этот потенциал перевели в реальные производственные инвестиции. Отчего капитал и бежит.

Спор оптимиста с пессимистом — классика анекдотного жанра. Сейчас этот спор идет и применительно к оценке состояния российской экономики. Было время, когда официальные прогнозисты соревновались в том, чьи очки темнее, теперь они, как уже писала «Финансовая газета», соревнуются в том, чьи очки розовее. По прогнозу Минэкономразвития, ВВП России по итогам 2015 года упадет на 3%. Рост цен при этом достигнет 12%, а реальные доходы населения упадут на 9%. 24 марта Внешэкономбанк сообщил, что экономика РФ за февраль сократилась на 0,6% по сравнению с январем. Негативную динамику показала торговля (минус 1,9%), промпроизводство (минус 0,9%) и платные услуги (минус 1,2%). Рост возобновился в строительстве (на 0,5%) и транспортных услугах (на 0,3%).

Пессимисты засели в Счетной палате, там ожидают, что спад в экономике будет существенно более глубоким, примерно как в кризис 2008–2009 года. Тогда ВВП снизился на 7,8%.

Но и те, и другие ограничиваются прогнозами, которые потом способны удивлять политиков. Плохо то, что за прогнозами не следует собственно политика. Алексей Улюкаев, правда, высказал Владимиру Путину идею, что прогноз конца прошлого года оказался избыточно мрачным из-за того, что заработала антикризисная программа. Хорошо, если так. Но сами прогнозы должны завершаться не готовностью их быстренько переделать, когда развитие пойдет совсем не по ним, а конкретными мерами, призванными обеспечить реализацию благоприятных прогнозов и элиминировать возможности негативных сценариев. Иначе прогнозы отрываются от экономической политики и превращаются в некую игру.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   11.04.2015 07:36:38   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.