Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   26.08.2014 15:01:00

В какую сторону выходить из окружения?

Что ждет российскую экономику

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


В какую сторону выходить из окружения?

ИТАР-ТАСС

Прогнозы развития российской экономики становятся все хуже. Их очередное обновление на уровне правительства и ЦБ назначено на начало осени, но ни для кого не секрет, что на биржевом языке все будет окрашено в красные тона. ВВП — все ближе к нулю, инфляция — все дальше от первоначально запланированных 6%, рубль — все слабее. Какой вывод должны сделать политики?

Генеральский тупик

Есть логика политики. В условиях санкционной войны она сводится к установке: отвечать на удар ударом. На войне как на войне. По этой логике, мысли, а вслед за ними действия идут по кругу: на такие их санкции мы ответим вот такими своими. На их секторальные санкции, главный прицел которых — лишить отечественный ТЭК, экспортный мотор российской экономики, новейших технологий, мы ответили своими — продовольственными. Мы и без фуа-гра проживем, а их фермеры должны суметь надавить на свои правительства. Мы готовимся расширять ограничения на импорт на весь спектр закупок для госнужд; теперь уже они готовят свои ответные санкции. Процесс затягивает, уже не так важно, для кого те или иные санкции свои, главное — чтобы ответ был, чтобы бой продолжался.

Я сказал, что это логика политики? Оговорился: это логика войны, логика генералов, а не политиков. Для генералов ничего неважно, кроме нанесения ударов. У политиков совсем другая ответственность. Хотя именно они начинают войны, но они же их и заканчивают. Впрочем, далеко не всегда одни и те же политики.

Ударом на удар — это увлекательно, если смотреть со стороны, что для России непозволительная роскошь. Любая война, хоть горячая, хоть холодная, хоть санкционная, сначала, естественно, вызывает патриотический подъем. Вспомним: когда появились первые санкции, в Думе возникла инициатива обратиться в Вашингтон с призывом: пусть запишут в список физлиц, на которые распространяются санкции, весь депутатский корпус! Потом, когда война оборачивается потерями, а в войне санкций потери налицо, они буквально заранее просчитываются и пишутся в соответствующих обоснованиях, подъем становится чуть глуше, театральных эффектов все меньше. Недаром из упомянутой инициативы думцев, кто бы сомневался, ничего не вышло.

Но любая война — это еще и пропагандистская война, которую теперь принято стыдливо называть «информационной». Ее задача — не давать волне патриотизма остаться без пены, для чего рисуются несуществующие победы. Это происходит с обеих сторон. Их «информационные проколы» нам каждый день разъясняет наш телевизор. Но и у нас рисование побед широко практикуется. Ограничение импорта продовольствия вернет на прилавки отечественную продукцию. Да, вернет. Но для этого пропагандистских репортажей мало. Во-первых, нужны инвестиции, которых пока нет. Во-вторых, до сих пор отечественный производитель был слабо представлен в крупных розничных сетях вовсе не потому, что владельцы этих сетей видели свою задачу в том, чтобы гнобить все российское. У отечественной продукции не те издержки, а значит, совсем другие цены. Импортозамещение обязательно будет происходить, но цены будут другими. Иначе при перестройке налаженных рыночных цепочек просто не может быть.

Это уже логика экономическая. Ее игнорирование — занятие весьма рискованное и точно дорогостоящее. Между тем обновляемые, главным образом, из-за необходимости учесть ущерб, наносимый российской экономике на макроуровне, войной санкций (именно двусторонними санкциями), рисуют как раз экономическую, а не военную и не натужно патриотическую картину последствий войны санкций.

Околоноля

Еще на старте войны санкций ряд известных экономистов и среди них, например, Алексей Кудрин, сразу заявили, что главный негативный эффект скажется через год-полтора. Запомним. Но чем же закончится нынешний год?

В середине августа стало известно, что Банк России пересматривает свои прогнозы из-за войны санкций и представит уточненные оценки в сентябре в ходе подготовки основных направлений денежно-кредитной политики. Согласно действующей редакции основных направлений денежно-кредитной политики точечная цель по инфляции на 2014 год установлена в 5%, на 2015 год — 4,5%, на 2016 год — 4%. Прогноз ЦБ по росту ВВП на этот год — 0,4%.

Одновременно министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что его министерство прогноз по инфляции на 2014 год пересматривать не собирается. Согласно этому прогнозу, инфляция в 2014 году должна составить 6%. Официальный прогноз Минэкономразвития по росту ВВП России в 2014 году составляет 0,5%.

Суть разных подходов ЦБ и Минэкономразвития, как уже писала «Финансовая газета», в том, что для ЦБ рост инфляции за ранее расставленными флажками означает необходимость ужесточения кредитно-денежной политики. Минэкономразвития считает, что для сохранения экономики на плаву, в частности, нужны более дешевые кредиты, поэтому и на будущее инфляции подчиненные Алексея Улюкаева смотрят с большим оптимизмом. Иначе их аргументы в перманентном споре с ЦБ становятся весьма уязвимыми.

Официальные прогнозисты пока не только держат паузу. Разворачивается схоластическая на первый взгляд дискуссия о том, что сейчас переживает российская экономика — только «техническую» или уже реальную рецессию. Андрей Клепач уже не из Минэкономразвития, а из ВЭБа 11 августа признал, что российская экономика может находиться в технической рецессии. Это состояние, когда спад ВВП наблюдается два квартала подряд. Другими словами, Клепач отказался возлагать надежды на возможный перелом тренда, ведущего российскую экономику в кризис, который якобы произошел во II квартале 2014 года. За технической рецессией может следовать общий спад ВВП, что меняет всю картину ближайшего будущего российской экономики. Что характерно, с пессимизмом Клепача решительно не согласен Алексей Ведев, который сейчас является директором Центра структурных исследований Института Гайдара и которого прочат на замену Клепача в качестве замминистра экономического развития. «Я убежден, что это не техническая рецессия. Так как данные предварительные, будет корректировка в сторону увеличения. Остается открытый вопрос по инвестициям, так как мне кажется, что не учтены инвестиции госкомпаний», — сказал РБК Ведев. Напомним, в I квартале 2014 года ВВП России сократился на 0,5% по сравнению с IV кварталом 2013 года. Для признания в России технической рецессии необходимо, чтобы экономика во II квартале снизилась по сравнению с I кварталом. Не дожидаясь официальной статистики в начале июля британский банк HSBC предупредил, что в России по итогам первого полугодия уже наступила рецессия. До этого возможность рецессии за апрель—июнь признавали в Минфине и МВФ.

Ну, хорошо. Кресло Клепача может будить оптимизм, но каковы же уже обновленные прогнозы, которые выдвигают инвестиционные банки и экспертные центры? Пока их прогнозы, как правило, не отличаются от официальных российских, но тренд снижения прогнозных оценок из-за войны санкций набирает ход. Bank of America в начале августа снизил прогноз по росту экономики России в 2014 году с 0,9 до 0,5%. Goldman Sachs по итогам 2014 года также ожидает увеличения ВВП России на 0,5%.

Есть и более развернутые картины. Прогноз спада экономики на 1,5% в 2014 г. теперь выглядит более вероятным, чем базовый прогноз роста на 0,8%, говорится в обзоре Morgan Stanley. Ограничения в отношении системно значимых банков и крупных компаний повлияют на всех остальных. Ужесточение доступа на внешний финансовый рынок приведет к ослаблению рубля и росту внутренних ставок. А ослабление рубля — на потребительском спросе.

Алексей Улюкаев пересматривать прогноз инфляции не собирается

Но более сильным фактором окажется «рост неопределенности», т. е. война санкций, из-за которой инвесторы предпочтут отложить свои планы, а потребители — больше сберегать, полагают в Morgan Stanley. В итоге экономика, которая во II квартале, скорее, стагнировала, чем сокращалась, не сможет избежать сокращения во втором полугодии, хотя благодаря высокой цене нефти и жесткому рынку труда, где безработица продолжает оставаться на исторических минимумах, спад не будет большим, подводят итог Джейкоб Нелл и Алина Слюсарчук из Morgan Stanley, чьи оценки представили «Ведомости». Но расслабляться не стоит. В случае дальнейших санкций и повышения изоляции в российской экономической политике возможны фундаментальные сдвиги, считают Нелл и Слюсарчук: переход от гибкого курсообразования и инфляционного таргетирования к политике фиксированного обменного курса; от бюджетного правила с ограничением дефицита в 1% ВВП — к смягчению бюджетной политики для поддержки экономического роста; от прорыночной ориентации — к «государственничеству»; от стратегии интеграции с глобальными рынками и институтами — к сокращению зависимости от внешних рынков.

Другими словами, российская экономика может существенно измениться. И вектор изменений — Северная Корея. Это гораздо больший риск, чем просто падение ВВП, а, по оценкам Barclays, даже прогноз роста российского ВВП на 0,1% в 2014 году выглядит оптимистичным на фоне раскручивающегося маховика взаимных санкций.

Остается напомнить то, с чего я начинал этот раздел, — главный негатив от войны санкций скажется на российской экономике «через год-полтора».

Что делать?

Экономика стоит того, чтобы ее потребности не игнорировать. К историческому и любому другому материализму можно относиться как угодно, но именно экономика в первую очередь задает состояние общества.

Значит, политики должны заменить генералов от санкций. Возможно сейчас градус политического взаимодействия между Москвой и Вашингтоном ниже, чем был в 1970-х, но это вовсе не значит, что он должен таким и оставаться. Помимо санкций и контрсанкций и экономике, и политике остро необходимы другие сигналы. Какие именно?

Первым шагом может стать, например, такой. Необходимо использовать тот очевидный факт, что и на Западе далеко не все разделяют санкционный кураж. Против прежде всего представители бизнеса, как крупного, так и мелкого, вплоть до уже упоминавшихся фермеров. Использовать этот антисанкционный потенциал следует не только в пропагандистских репортажах.

Гораздо весомее было бы проведение крупного экономического (именно экономического) форума, где бы главную скрипку играли никак не генералы от санкций, а представители бизнеса как из России, так и из западных стран, которые обсудили бы проекты, которые они собираются развивать независимо от санкционного угара «генералов».

Какую позицию по отношению к проведению такого форума должны занять руководители российского государства? Скорее всего, позицию всемерной поддержки, но прямого неучастия. Так форум сохранит прежде всего свою экономическую направленность. В экономическом взаимодействии заинтересованы в конечном счете все. Острота же политического противостояния сегодня такова, что участие политиков первого ряда может сразу придать форуму конфронтационность, чего он должен избегать. Подобный форум нужен для того, чтобы уровень конфронтационности снижать.

Нужны точки прорыва из санкционного окружения.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   26.08.2014 15:01:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.