Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка Югра

Приоритетный экспорт

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Рынок ушел в пике

Время покупать

Инфляция снова растет

В Банке России обратили внимание на негативные последствия крепкого рубля

Налоги недоплачивают

Эффективность взыскания налоговой задолженности снижается

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

Памятник на колесах

Продается подарок Гельмута Коля Борису Ельцину

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   17.10.2015 09:14:15

ВТО по-американски

Интеграционный транстихоокеанский взрыв

ВТО по-американски

В Транстихоокеанское партнерство входят не только самураи. United States Government Work

5 октября в Атланте завершились переговоры об образовании в рамках Транстихоокеанского партнерства (ТТП) экономического союза. США, Австралия, Канада, Япония, Малайзия, Мексика, Чили, Бруней, Новая Зеландия, Сингапур, Перу и Вьетнам договорились о создании зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На участников нового партнерства приходится до 40% мирового ВВП и более четверти оборота мировой торговли. Мировая экономика меняется. Каковы главные тренды, и что эти изменения значат для России?

Если попробовать без политики

Первый вывод лежит на поверхности. Либерализация мировой экономики активно продвигается вперед. Это касается движения и товаров, и капиталов, и людей.

В ТТП отменяются пошлины более чем на 18 тыс. товаров. Группа международных экспертов под руководством Патрика Ло считает, что ТТП предлагает не только доступ на рынок товаров, но также новое решение вопросов торговли и производства в сферах сельского хозяйства, текстиля, правил происхождения товаров, услуг, технических барьеров в торговле, санитарных и фитосанитарных мер, инвестиций, финансовых услуг, телекоммуникаций, электронной коммерции, компенсационных мер, прав на интеллектуальную собственность, конкуренции, наращивания производственных мощностей, стандартов функционирования рабочей силы и правил охраны окружающей среды. Новые проблемы, которые должны быть включены в ТТП, касаются упрощения стандартов регулирования торговли с упором на заметную роль мелкого и среднего бизнеса.

По данным The Wall Street Journal, соглашение снимает пошлины на японские автомобили на североамериканском рынке, хотя существование именно этой пошлины определяло тренды в мировом автопроме последние четверть века. Удалось договориться об охране интеллектуальной собственности в сфере био- и фармпрепаратов, о правилах автомобильной сборки и торговле молочными продуктами. Так, Новая Зеландия — крупнейший в мире экспортер молочных продуктов — добилась облегчения доступа на американский рынок, а США — на закрытый сельскохозяйственный рынок Японии.

Есть и негативные оценки. Лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц назвал крупнейшее в истории региональное соглашение о торговле и инвестициях «фарсом»: «Вы услышите много разговоров о важности ТТП для „свободной“ торговли. В реальности же это соглашение об установлении контроля над торговыми и инвестиционными связями стран — участниц партнерства. Это делается от имени самых влиятельных деловых лобби каждой из стран. Не стоит заблуждаться: если посмотреть на наиболее сложные вопросы, по поводу которых еще ведутся споры, станет ясно, что ТРР — это соглашение совсем не о „свободной“ торговле».

Либерализация, впрочем, всегда предполагает следование неким правилам. Стиглиц не считает достаточно прозрачным механизм выработки этих правил в ТTП.

Но куда же от политики деться

ТTП в качестве двигателя либерализации потеснила ВТО. И с этого места без политики дальше не продвинуться.

Если ТTП поднимает новую волну либерализации мировой торговли, то мотором самого ТTП, бесспорно, являются США.

У американского подхода к ТTП как минимум две стороны. Первая: США добиваются обязательств от партнеров по проведению глубоких внутренних реформ системы государственного регулирования, что идет дальше действующих сегодня правил ВТО. Это касается, например, интеллектуальной собственности, финансовых услуг, норм трудового и экологического законодательства. Вторая сторона: стратегическая. Есть и третья. Пока остается неподтвержденным сообщение Reuters о «параллельном» соглашении стран ТТП по отказу от конкурентной девальвации валют. Подобных соглашений еще не было. Оно облегчило бы движение капиталов в рамках ТTП. И, что не стоит сбрасывать со счетов, облегчило бы переход ФРС к новой политике и подъему ставки.

Но вернемся к стратегической стороне. Еще в 2011 г. торговый представитель США Рональд Кирк заявил, что «потенциально новые члены ТТП должны быть подготовлены к тому, чтобы соответствовать приоритетам США».

Каковы же эти приоритеты? ТTП — это «поворот США в Азию», один из ключевых пунктов внешнеполитической программы Барака Обамы. И он состоялся.

ТTП с самого начала строилось как противовес быстро растущему Китаю. И это не только позиция США, ее, как показывает создание ТTП, разделяют и другие страны.

Но если политическая увязка окажется слишком жесткой, это может обернуться разногласиями в ТTП. Сам факт, что политика ТTП может строиться с оглядкой на формирование стратегических целей США, не может не настораживать участников партнерства. Хотя у ТTП есть весомые экономические контраргументы. По данным американского Института Петерсона, Вьетнам получит от ТТП дополнительно $89,1 млрд доходов от экспорта до 2025 г. В то же время выпавшие из соглашения Китай и Гонконг потеряют за тот же период $59,2 млрд. Пока это прогнозы, к тому же американские, но деньги убеждают лучше слов.

А что же Россия?

Россия, как и Китай, остались вне ТTП. Уже этот факт должен способствовать их дальнейшему сближению. Но это слабый повод для радости.

Есть тактические и стратегические вызовы. Тактические в изложении Никиты Масленникова (Институт современного развития) выглядят так: «Нужно смотреть правде в глаза: либерализация в торговых отношениях стран — участниц Транстихоокеанского партнерства, вероятно, затронет и торговлю энергоносителями. Далеко не случайно сейчас в Конгрессе США рассматривается вопрос о том, как снять эмбарго на поставку жидких углеводородов с Соединенных Штатов. Могу предположить, что со стороны Японии участие в ТТП было связано в том числе с перспективами энергетического экспорта из США. Скорее всего, в рамках ТТП, Америка начнет поставки жидких углеводородов в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это значит, что сюда хлынут потоки сланцевого газа и сланцевой нефти, что, естественно, сдвинет цены на углеводороды вниз. России, понятно, это совершенно не на руку».

Стратегические вызовы в том, что в мире идет интеграционная гонка. ТTП — не единственный макропроект. Он вырвался вперед, но «варится» еще и Евроатлантический проект — создание зоны свободной торговли между США и Европой. Пока он пробуксовывает, но совершенно не исключено, что оформление ТTП придаст ему ускорение.

Никита Масленников

Никита Масленников: ТТП не пройдет мимо углеводородного рынка, в перспективе из США увеличится экспорт сланцевого газа и даже нефти


Что в этой ситуации делать России? Думаю, одной ставки на ЕврАзЭС мало. Ей очевидно не хватает мощи на фоне ТTП и Евроатлантической зоны свободной торговли.

Тогда надо, во-первых, не закрывать дверь в ТTП. А во-вторых, и это надо делать совершенно обязательно, превращать Россию в реальный, а не декларативный мост между Европой и Азией. Между ТTП и трансатлантической зоной свободной торговли потоки, прежде всего товаров, явно усилятся, и новое место России — это предоставление трансевроазиатских транспортных услуг.

Приоритетным инвестиционным проектом в России должна стать модернизация Транссиба, который должен стать современной высокоскоростной магистралью. Уже это превратит Россию в неотъемлемую и самостоятельную часть ускоряющихся мировых интеграционных процессов. Тогда Россия сможет стать не только великой сырьевой, но и транспортной державой. Зовущая перспектива.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   17.10.2015 09:14:15   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.