Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Мнения лидеров   17.02.2014 23:34:34

«Я доказал ему, что Запад – где закат. Но было поздно...»

Экономика заблудилась

«Я доказал ему, что Запад – где закат. Но было поздно...»

Алексей Улюкаев и Андрей Белоусов подтверждают тезис о непредсказуемости российского прошлого. Даже совсем недавнего: третий квартал 2013 года, по Улюкаеву, – старт подъема экономики, а по Клепачу – всего лишь сезонный феномен. ИТАР-ТАСС

Заголовок — строка из песни Высоцкого «О двух ЗК», я ее выбрал из-за того, что в ней поется: «Куда мы шли — в Москву или в Монголию, он знать не знал, паскуда, я тем более». Слова, возможно, с жанровым перегибом, зато по смыслу точно характеризуют ситуацию, в которой оказалась российская экономика и ее регулировщики. Впрочем, речь идет не только о российской экономике.

Лучший прогнозист — Виктор Черномырдин

Наше правительство с экономикой, а точнее, с угрозой нового кризиса не справляется. Это простая констатация очевидного. Зато в чем оно преуспевает — это, условно говоря, ролевые игры: Минфин заботит бюджет — дальше хоть трава не расти; ЦБ следовал курсом на освобождение рубля, и его мало волновало, на каком фоне этот процесс разворачивается; Минэкономразвития пыталось транслировать во власть реальные нужды бизнеса, но, как выясняется, запуталось уже не в отдаленных прогнозах (в них оно стабильно попадает в «молоко»), а в оценках текущего состояния экономики. При такой экономической политике стоит ли удивляться, что никакого концентрированного управленческого усилия на решение главной задачи поддержания экономики на плаву и создания условий для ее ускорения не происходит.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев утверждает: «Мне представляется, что низшую точку мы прошли в районе третьего квартала прошлого года, наметились довольно обнадеживающие симптомы постепенного выправления ситуации». Министр аргументировал свои выводы улучшившейся динамикой промпроизводства в четвертом квартале 2013 года и успехами сельского хозяйства. Однако его заместитель Андрей Клепач с министром явно не согласен: по его мнению, в четвертом квартале прошлого года произошел не долгожданный слом тенденции замедления, а всего лишь сезонный всплеск. Его Клепач объясняет предельно просто: «Из-за погоды результаты третьего сдвинулись на четвертый квартал». В остальном положительных сдвигов не наблюдается. Оборот розницы в четвертом квартале продолжил замедляться и с учетом сезонности в предпраздничном декабре рост потребления обнулился, платные услуги населению ушли в минус, а инвестиции демонстрировали отрицательную динамику два последних месяца ушедшего года.

Если впередсмотрящий нашей экономики — Минэкономразвития — путается в показаниях относительно того, что видит прямо перед собой, что уж говорить об осмысленном регулировании. Вместо него чиновники затевают свою любимую игру в переадресацию ответственности. Клепач, например, несмотря на только что им же приводимые тревожные факты, продолжает утверждать, что промышленность и инвестиции будут оживать. Он предусмотрительно подчеркивает, что этот результат будет определяться не его министерством, а успешностью политики ЦБ. «Наша экономика так или иначе больше ориентирована на низкий курс рубля, чем на его укрепление. На наш взгляд, для экономического роста как в 2013 году, так и в 2014 лучше более низкий курс», — опять поспорил Клепач со своим шефом. Алексей Улюкаев, наоборот, считает, что быстрое снижение курса рубля причиняет российской экономике больше вреда, чем пользы. Министр, в отличие от своего зама, не видит достаточного основания для ожидания всплеска импортозамещения — налицо, по его мнению, нехватка как свободных мощностей, так и рабочих рук. Наоборот, падающий рубль удорожает необходимый процесс технологического обновления за счет импорта технологий и оборудования. Неслучайно он, как писала «Финансовая газета» в прошлом номере, публично высказывался о том, что в сложившихся условиях следует несколько отодвинуть сроки отправки рубля в свободное плавание.

А что же сам ЦБ? Ведь рубль столкнул вниз именно он, сделав это собственноручно. На ФРС США и угрозу китайских пузырей списывать ответственность не стоит. Можно даже точно сказать, когда это произошло, что было «той последней соломинкой, которая переломила спину верблюда», после чего рубль посыпался. Банк России с 13 января снизил объем целевых валютных интервенций с 60 миллионов долларов в день до нуля, естественно, «в целях дальнейшего повышения гибкости курсообразования». Рынок, и до этого уверенный, что рубль переоценен, сигнал принял. Итог неутешительный. ЦБ, как героиня известной сказки Пушкина, остался у разбитого корыта. Начав с сокращения масштабов поддержки рубля, он закончил январь со следующими показателями: нетто-продажа долларов выросла в 2,2 раза, евро — в 1,8 раза по сравнению с декабрем. Объем накопленных интервенций в январе, согласно данным ЦБ, составил 7,601 миллиарда долларов и 568,8 миллиона евро. Первый зампред ЦБ Ксения Юдаева в интервью ИТАР-ТАСС 5 февраля перекладывает вину на «стадный инстинкт» инвесторов. Но в поведении инвесторов, в отличие от российских регулировщиков, ничего нового нет. Инвесторы ведут себя предсказуемо, это ЦБ их инстинкты недоучел.

Благо или вред принесет российской экономике январское пике рубля, покажет статистика. Теоретики, как мы уже видели, во мнениях разошлись. «Две недели назад я сказала бы, что в первом квартале мы ускоримся. Но сейчас мы попали в ситуацию рукотворного чуда: рубль на ровном месте подешевел больше, чем другие валюты развивающихся стран. Я понимаю людей, которые никому не верят, выстраиваясь в очереди к пунктам обмена валют. Чиновники демонстрируют поразительную беспомощность», — говорит глава Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. Она считает, что ускорение экономики возможно лишь в условиях стабилизации курса в течение ближайших недель и его дальнейшего укрепления. «Ориентир, который мы рассчитали как справедливый курс — 33–33,2 рубля за доллар, и будет той точкой, куда рубль будет стремиться в ближайшие несколько недель», — прогнозировала Цепляева 5 февраля.

Лучше Черномырдина все равно не скажешь: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

набиуллина-юдаева

Эльвира Набиуллина дебютировала как политик. Как экономист она против политики девальвации, но фактически ее же и провела. Ксения Юдаева, помогая начальнице, оказавшейся в трудном положении, обвинила в падении рубля «стадный инстинкт» инвесторов. g20russia.ru 

«Вредные советы»

Справедливости ради, надо сказать, что чувство некоторой растерянности испытывают не исключительно российские экономические регулировщики. Александр Апокин (Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования — ЦМАКП) на страницах «МК» развернуто показал, что то, что еще недавно казалось невозможным, табуированным или заведомо неправильным в экономической политике, на деле применяется и приносит неожиданные плоды.

Алексей Улюкаев в 2012 году заявил, что анормальность теперь нормальное состояние экономики. Александр Апокин разворачивает этот парадоксальный тезис.

Например, «теперь печатать деньги, покупая государственные облигации, — это нормально. До кризиса идея выкупа национальным Центробанком долга правительства считалась доказательством того, что расходы оплачиваются „свеженапечатанными деньгами“ и соответственно лучшим способом вызвать гиперинфляцию.

Эта парадигма была постепенно разрушена Федеральной резервной системой США. Еще с конца 2008 года ФРС начала покупки облигаций — сначала квазигосударственных ипотечных активов, а затем и облигаций Казначейства США. Всего за 2008–2013 годы объем государственного долга на балансе ФРС увеличился на $1,6 трлн. Хотя это 16% всех доступных для покупки госдолга средств, важно иное. До конца 2012 года объявлялись программы выкупа определенной суммы облигаций по графику. Последняя программа была объявлена как бессрочная. ФРС обязалась выкупить объем, соответствующий примерно 60% чистых заимствований правительства США в 2013 году. Это действие было воспринято как экзотическое, но сегодня оно уже не выглядит немыслимым. При всех оговорках выкуп госдолга национальным Центробанком воспринимается не как немыслимая инфляционная процедура, а как необычная, но эффективная „шоковая терапия“ для экономики».

Конечно, этому феномену достаточно легко найти рациональное объяснение. Речь идет о новой, сверхмягкой денежной политике, которую проводят эмитенты мировых валют — доллара, евро, фунта стерлингов. То есть этот рецепт не вполне универсален. Но главное — страх перед гиперинфляцией, которая, как казалось еще совсем недавно, при такой политике неминуема, преодолен. Причем на практике.

Важно, что в еврозоне долговой и банковские кризисы были преодолены не только за счет печатания евро, но и, что, пожалуй, важнее, путем трудного, но в целом удавшегося создания механизма наднационального банковского регулирования. Это тоже из разряда прозрений, сделанных благодаря кризису, это тоже еще недавно считалось невозможным, хотя тенденция усиления наднационального экономического регулирования зародилась задолго до кризиса.

Ближе к России другой феномен, тоже рассматриваемый Апокиным, — цены на нефть. Он пишет: «После кризиса среднегодовые цены на нефть стояли на месте: стоимость барреля российского Urals составила в 2011 году — $109,3, в 2012 году — $110,6 и в 2013 году — $108 за баррель. Роста цен не было, несмотря на вливание значительных объемов ликвидности на финансовый рынок, практически полную остановку и экспорта из Ливии, и эмбарго на иранскую нефть. На стороне падения цен играли гораздо более мощные факторы: в первую очередь замедление роста китайской экономики, во вторую — постепенное возвращение на рынок иракской нефти, в третью — „сланцевая революция“.

Эти факторы продолжат действовать в ближайшие 5 лет. Напротив, действие факторов, поддерживающих цену на нефть, в 2014 году прекратится. Действительно, хотя экспорт из Ливии нестабилен, но объемы восстановлены; эмбарго на иранскую нефть может быть отменено уже в этом году; наконец, стимулирование финансового рынка будет сильно сокращено с выходом ФРС из программы количественного смягчения.

Описанные факторы заставляют ожидать снижения цен на нефть. В этом году МВФ ожидает снижения на 0,2%, Всемирный банк — на 0,6%. Стабильность цены выглядит нормальной: понижающее давление усиливается постепенно, и ожидаемое снижение экспорта Саудовской Аравией может стабилизировать цену на год-два. Ненормальным будет слишком резкое снижение цен в случае неуправляемого роста предложения или сильного шока ликвидности на финансовых рынках».

Суть в том, что главная тенденция теперь — снижение цен на нефть, а это серьезный удар по России. Именно нефть остается стратегическим драйвером российской экономики, о чем свидетельствует и фактически проводимая политика девальвации.

В прошлом номере «Финансовая газета» писала о грозовых тучах над китайской экономикой, этот новый феномен рассматривает и Апокин: «Замедление роста в Китае — результат наложения трех факторов. Во-первых, прекратился рост населения в трудоспособном возрасте. Проблема эта столь значительна, что в 2013 году Коммунистическая партия Китая смягчила политику ограничения рождаемости, проводившуюся последние 30 лет.

Во-вторых, экспорт больше не вносит вклад в рост экономики Китая. Замедление в развитых странах вызвало снижение спроса на импорт, кроме того, основные рынки дешевой китайской продукции уже насыщены с участием конкурентов из Юго-Восточной Азии.

В-третьих, рост ограничивает бюджетная и денежная политика. Уже вторую пятилетку в Китае проводится политика „гармоничного роста“, предполагающая отказ от более быстрого темпа в обмен на равномерное развитие регионов страны». Двузначные темпы роста китайской экономики в прошлом.

Общий вывод из того, что изменилось в мировой экономике за годы после кризисного 2008 года, лишь усложняет задачи, стоящие перед российской экономикой. Прогресса же в их решении, как мы уже видели, не наблюдается.

Тем временем по опросу фонда «Общественное мнение», около 34% россиян считают, что в настоящее время страна переживает экономический кризис, еще 31% полагают, что существует угроза кризиса.

Кризис у ворот.

Николай Вардуль

Мнения лидеров   17.02.2014 23:34:34   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.