Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Россия и Турция сняли ограничения

Россия и Турция будут развивать торговлю

Курортный сбор может не состояться

Курортный сбор снизит конкурентоспособность российских курортов

Нефтяной парадокс

Нефтяной парадокс

Нефтяники обнадежили спекулянтов

По лицу их узнаете

В России вводится система распознавания клиентских образов

ЦБ завершит чистку банков в 2020 г.

Оздоровление банковской системы продлится не менее года

ОЭА и Ирак поддержали снижение добычи

Нефть отреагировала 0,5%-ным падением

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   26.12.2012 17:35:00

Что за собой оставляет 2012 год?

«Все чаще меняешь календари» — это наблюдение Михаила Жванецкого всегда приходит на ум на пороге смены года. Но прошлое остается не только на календарях. Попробуем не просто подвести черту под уходящим годом, но и разобраться с его наследством.

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Что за собой оставляет 2012 год?

Игорь Сечин строит «Роснефть» по своему образу и подобию: добивающейся поставленных целей и опирающейся на поддержку президента, а не правительства. Dyor, STRF.ru

Он, как и любой год, был разным. А если подводить его экономические итоги, то надо исходить из того, что экономика сама стремится к некоему балансу, а это значит, что и события, которые мы будем называть, многослойны — в каждом из них есть свои плюсы и минусы, так уж устроена экономика. Остается выяснить, чего же в каждом из них было больше.

Успехи года

Их много, и они разные. Ранжировать их будем по двум уровням: макроэкономика и уровень компаний.

Главный макроэкономический успех — низкая инфляция.

Этот успех делят правительство и ЦБ.

Казалось бы, этот успех «второго дна» не имеет. Но, оказывается, как посмотреть. Не принижая успех, стоит отметить некоторые, как говорится, привходящие обстоятельства.

Никто не оспаривает социального позитива низкой инфляции. Проблема в другом, в новом осмыслении тех сигналов, которые инфляция подает (или не подает) регулирующим институтам.

Клаудио Борио из базельского Банка международных расчетов (BIS), один из экономистов долгожданной новой волны, у которых есть свой взгляд на последний экономический кризис, исходит, в частности, из того, что сигналы инфляции следует сегодня понимать иначе, чем это делается традиционно. Традиция такова: высокая инфляция указывала центробанкам на перегрев, те ужесточали свою кредитно-денежную политику, это приводило к рецессии, после чего экономика быстро восстанавливалась, новые долги не возникали, а потому и не мешали восстановлению.

Но нынешний кризис другой. Стоит подчеркнуть: он начался в период стабильной инфляции.

Сказав «а», надо вспомнить, какие следующие буквы. Поэтому ненадолго остановимся на том, как понимает последний кризис и борьбу с ним Клаудио Борио.

Мы переживаем кризис финансовых дисбалансов. А они характеризуются прежде всего соотношением объемов кредитования и долгов к ВВП. Соответственно следить следует не столько за инфляцией (она, как показал этот кризис, может вовремя не подать сигнал тревоги), сколько за ростом объемов кредитования и долгов.

Главные шаги в борьбе с кризисом финансовых дисбалансов отличны от традиционных. Борио согласен с тем, что на первом этапе важно минимизировать ущерб и остановить распространение

кризиса. Здесь подойдут разнообразные средства — от увеличения расходов бюджета до смягчения монетарной политики. Но чрезмерное увлечение мягкой денежной политикой опасно.

Борио уверен: слишком долгая агрессивная монетарная политика лишь задержит восстановление экономики, а не разрешит проблемы. Это касается и периода низких ставок и агрессивной программы покупки активов. Итогом может стать снижение доходов финансовых компаний, атрофия финансовых рынков. Кроме того, агрессивная политика центробанков может загнать болезнь внутрь, сделав ее хронической.

Надо не упустить момент, когда наступает время главного калибра подавления кризиса — расшивки долгов. И здесь основное средство — замена (конечно, временная) частного долга государственным. Путь к восстановлению экономики — это восстановление балансов банков, компаний и домохозяйств.

Еще раз напомним: по Борио (а к нему стоит прислушаться), не инфляция сегодня в условиях финансовых дисбалансов — главный термометр экономики.

Второе важнейшее макроэкономическое достижение — финансовая стабильность. Она имеет важное значение и в концепции кризиса финансовых дисбалансов.

В чем здесь оборотная сторона? Главным образом в том, что стабильность российского федерального бюджета достигнута ценой перегрузки расходами бюджетов региональных.

«Финансовая газета» уже писала об этом. Еще раз подчеркнем: регионы загоняются в ситуацию, которую как раз и описывает кризис финансовых дисбалансов. Многие российские регионы оказываются в положении, единственный выход из которого — форсированное накопление долгов с весьма неясной перспективой их погашения. Что, конечно, рано или поздно скажется и на федеральном бюджете.

Есть у 2012 года и важнейшее макроэкономическое достижение нероссийского происхождения, которое, однако, позитивно сказывается на мировой и на российской экономике. Речь идет о признаках того, что самая острая фаза кризиса еврозоны миновала.

В 2012 году Евросоюз получил Нобелевскую премию мира, но в контексте прошедшего года это была в первую очередь премия того же достоинства, но по экономике. В острейшей ситуации европолитики продемонстрировали и хладнокровие, и упорство, и искусство использования имеющихся инструментов.

Но, во-первых, острая точка — это еще не весь кризис. Частичной рецессии Евросоюзу не миновать. К тому же создаваемым институтам наднационального регулирования, прежде всего в банковской сфере, еще предстоит себя проявить.

Во-вторых, цена прогресса урегулирования финансового кризиса — рост социальной напряженности. Так что пока еврозона сумела успешно обороняться против экономического кризиса, теперь очередь испытаний для европейских институтов, ответственных за социальную политику. По сути, Евросоюзу удалось создать свою впечатляющую модель в условиях сытости и политического спокойствия, теперь обстоятельства меняются.

Пора перейти к успехам 2012 года на уровне российских компаний.

Главное достижение — это сделка века, покупка «Роснефтью» ТНК-ВР и вхождение ВР в капитал «Роснефти».

Напомним, британская BP продает «Роснефти» свои 50% в ТНК-ВР за $17,1 млрд и 12,84% акций гос­компании, консорциум российских акционеров AAR свою половину за $28 млрд. Общая сумма сделки таким образом — $45,1 млрд плюс вышеупомянутые акции. «Роснефть» уже получила от синдиката международных банков обязательства предоставить кредиты на $30 млрд. Окончательное завершение сделки планируется в первой половине 2013 года, при этом бренд ТНК-ВР будет сохранен.

Итог: «Роснефть» становится крупнейшей публичной компанией в мире, по добыче углеводородов она обгоняет ExxonMobil.

Сумевший обеспечить своей компании такой взлет глава «Роснефти» Игорь Сечин заслуживает звания российского топ-менеджера номер один.

В чем здесь темная сторона? Как ни странно, правительство неоднозначно восприняло возвышение «Роснефти». Скорее всего, потому, что успех «Роснефти» показал заидеологизированность провозглашенной правительством политики приватизации.

Проблема правительства в том, что кроме идеологии за политикой приватизации ничего не стоит. Ни создания массового слоя мелких акционеров, что создало бы социальную поддержку курсу экономических реформ, ни повышения эффективности экономики. Последняя определяется не столько формой собственности, сколько наличием или отсутствием конкуренции. Конечно, госкомпании, госбанки и гос­корпорации стремятся (небезуспешно) занять монопольное положение. Но и в нефтяной сфере, и даже в банковском секторе (где госбанки конкурируют в том числе между собой) конкуренция присутствует и на российском, и, конечно, мировом рынках. Эффективность у госкомпаний разная, что прекрасно иллюстрирует их сравнение. На одном полюсе — добившаяся мирового успеха «Роснефть» и Сбербанк, занимающий высокие места в мировых рейтингах, на другом полюсе (к чему мы еще вернемся) — «Газпром», который к конкуренции совершенно не привык и считает ее чем-то ненормальным.

Второй важнейший успех на корпоративном уровне — успех АвтоВАЗа. Его собственник, госкорпорация «Ростехнологии», и Renault-Nissan договорились о передаче франко-японскому альянсу контроля над российским автогигантом. К 2014 году «Ростехнологии» оставят у себя блок-пакет акций автоконцерна, а 50% плюс одна акция будут принадлежать франко-японскому альянсу. Управлять предприятием будет специально созданное СП, в котором к июню 2014 года Renault получит 50,1%, Nissan — 17,03%, а «Ростехнологии» — 32,87%. Вложения альянса в СП, главой которого станет президент Renault-Nissan Карлос Гон, составят 23 миллиарда рублей.

Самое существенное — уже сейчас о новейшей продукции АвтоВАЗа никто не скажет, что это «ведра с гайками». А дальше, есть уверенность, все будет еще лучше. Ежегодно на мощностях завода будет выпускаться 400 тысяч автомобилей Renault-Nissan, но приоритет производства сохранится за маркой Lada. В апреле АвтоВАЗ начал собирать на платформе B0 автомобили Lada Largus, в декабре — модель Nissan Almera.

Горьковатый привкус заключается в том, что все многочисленные попытки создать национальный автопром с треском провалились. Из чего следуют уроки не для одного автопрома.

Неудачи года

Здесь те же полки: макроэкономический уровень и уровень компаний.

Макроэкономическая неудача 2012 года — это провал пенсионной реформы.

Суть провала в неверно выбранной цели, к которой фактически ведет правительственная стратегия пенсионной реформы, разработчиком которой является Минтруд. Чиновники видели перед собой дефицит Пенсионного фонда и ничего больше. А зря. В этой связи стоит привести высказывание главного пенсионного реформатора Максима Топилина, датируемое летом 2012 года. Тогда он заявил, что в России проблемы пенсионеров и бедности решены. Комментарии излишни. Добавить остается лишь, что Топилин министр не только труда, но и социальной защиты.

Между тем главное, что необходимо принять во внимание при проведении пенсионной реформы,-печка, от которой надо танцевать, — это даже не полунищенское существование наших пенсионеров, а демографическая ситуация.

Она, в частности, наглядно показывает (чем хороша пенсионная реформа, так это тем, что практически все можно подсчитать), что без накопительных пенсий только за счет распределительного механизма не решается и проблема дефицита Пенсионного фонда. Раз перспектива в увеличении пенсионной нагрузки на каждого работающего при росте числа приходящихся на него пенсионеров, то, как ни перераспределяй, от дефицита не уйдешь. Фактический отказ от накопительных пенсий, содержащийся в правительственной стратегии, — классический пример того, что в любой реформе принципиально важен выбор цели. Правительство выбрало не ту цель, соответственно настоящая реформа просто откладывается, что бы и кто бы об этом сегодня ни говорил.

И когда к ней придется вернуться, сердцевиной реформы будет не дефицит Пенсионного фонда, а работа на финансовом рынке, большая свобода негосударственным пенсионным фондам, большая ответственность каждого за выбор своего пенсионного будущего. Риски — это нормальная составляющая часть любых решений, связанных с экономикой. Их, конечно, надо учитывать и по возможности минимизировать, но это не отменяет того, что для реформы надо выбирать соответствующие ей цели и учитывать условия, в которых она реализуется.

Ставка исключительно на распределительную систему — это культивирование патернализма. За все ответит государство. Что этот подход ни к чему хорошему не ведет, не раз показывал российский опыт. Тому же, кого он не убеждает, достаточно оглянуться на ту же Грецию.

На уровне компаний главный провал 2012 го­да — это политика «Газпрома».

Здесь ситуация развивается по нарастающей, негатив продолжает накапливаться. Суть, как и в провале

пенсионной реформы, состоит в том, что «Газпром» настаивает на своих ошибках. Он не только недооценил в свое время сжиженный газ, не только откровенно проспал «сланцевую революцию», выводящую не Россию и не Саудовскую Аравию, а США на первые роли в энергетическом секторе, но и в своих инвестиционных планах продолжает делать ставку не на освоение новых технологий, а на прокладку все новых труб. Это классика поведения монополии, которая тормозит технический прогресс. В данном случае монополии именно на трубу.

Масштабы вложений огромны: если в 2011 году «Газпром» показал прибыль в $44 млрд, то только его «Восточный проект» — труба, которая должна связать Якутию, Дальний Восток и Китай, — оценивается в $65 млрд. И это не говоря о Северном или Южном потоках, которые также требуют новых вложений (в рамках Северного потока, например, предполагается прокладка второй трубы).

Риск финансовой катастрофы «Газпрома» начинает материализовываться вместе с сокращением его экспорта в страны Европы. «Газпром» все больше напоминает древнегреческую скульптуру «Лаокоон и его сыновья» (до нас дошла ее древнеримская копия), только вместо змей, победивших в конце концов и Лаокоона, и его сыновей, — трубы.

Внимательный читатель может спросить: если у событий со знаком плюс была и темная сторона, то где же светлая у допущенных провалов? Она в том, что ошибки и неудачи надо признавать, чтобы их не повторять. Если же люди, их допустившие, на ошибках настаивают, их можно заменить.

В любом случае без провалов не бывает подъемов. А подъемов у российской экономики в 2012 году было больше.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   26.12.2012 17:35:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.