Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   20.01.2014 09:50:00

Деньги и женщины

Почему Эльвира Набиуллина не хочет походить на Джанет Йеллен?

Деньги и женщины

Federal Reserv

31 января Бен Бернанке покинет пост председателя ФРС США, его сменит Джанет Йеллен. Что это значит для мировой и для российской экономики?

Невеликая депрессия

Экономика не любит революций. Последний кризис, начавшийся в 2008 году, который многие, включая главу МВФ Кристин Лагард и тогда президента РФ Дмитрия Медведева, сравнивали с Великой депрессией, тех же, по сути революционных, перемен в экономике не произвел. О геополитических сдвигах, которые вызвала Великая депрессия, а это, конечно, Вторая мировая война, сравнивавшие последний кризис с концом 1920-х вряд ли вообще задумывались. Если же оставаться в сфере экономики, то в результате Великой депрессии она не только стала объектом активного госрегулирования, но и существенно изменилась в своих основных центрах, постепенно превратившись из капитализма, о котором писали Маркс и Ленин, в индустриальное общество, о котором писали уже другие классики — Шумпетер, Гэлбрейт и другие. Выход из последнего кризиса вопреки многим и поначалу очень громким голосам проложило осовремененное кейнсианство, ставшее популярным именно в Великую депрессию. Возможно, это предвещает новые кризисы. Но от кризисов страховки нет. Пока же торжествует преемственность, и лучшее тому подтверждение — замена Бена Бернанке на посту председателя ФРС США на Джанет Йеллен.

Преемственность по-американски

Что совершенно наглядно показал кризис, начавшийся в 2008 году и завершающийся в США и Европе, но не в России, — именно ФРС является центром управления мировой экономикой. От принимаемых там решений зависит не только курс доллара, но и волны миграции капиталов, не только котировки на финансовых рынках, но и цены на нефть. Поэтому фигура Джанет Йеллен, первой леди мировой экономики, не может не вызывать повсеместный интерес. Рынки встретили известие, что именно она станет главным регулировщиком, восторженно. Потому что Йеллен считается «крестной» политики количественного смягчения, которая, в конце концов, вернула рост американской экономике. Победа ФРС над кризисом выражается не только в том, что за 2013 год S&P 500 вырос более чем на 29%, что является лучшим результатом для этого индекса с 1997 года. Dow Jones в ушедшем году прибавил более 26% — это максимальный рост для показателя начиная с 1995 года. Nasdaq подскочил за год на 38%, продемонстрировав рекордный подъем с 2009 года. Главный показатель — это рост рынков в ответ на решение ФРС начать с января 2014 года сворачивать программу скупки на рынке гособлигаций при сохранении рекордно низкой процентной ставки. Это знак и доверия к действиям ФРС, и признания того, что цель проводившейся политики достигнута — экономика настолько окрепла, что дозировку прописанных лекарств можно безболезненно снизить. Ударение на слове «безболезненно».

Йеллен, конечно, повезло, что это решение и риски (неоправдавшиеся), с ним связанные, взял на себя ее предшественник Бен Бернанке. Это не просто джентльменский поступок, но и еще один знак уверенности Бернанке в том, что проводившаяся политика верна.

У Джанет Йеллен «нет хрустального шара», — сказал, представляя свою кандидатуру на пост председателя ФРС сенату, Барак Обама, «но она точно знает, как работает экономика и как работают рынки». Эту оценку разделяют большинство видных экономистов. Многие считают, что именно ей, а не Нуриэлю Рубини должны по праву принадлежать лавры прогнозиста, предсказавшего наступление кризиса. Йеллен не называла дат, но в 2007 году на каждом заседании комитета по открытым рынкам ФРС она предупреждала об угрозе кризиса. Она же считает, что сейчас, несмотря на размах программы количественного смягчения, инфляция не угрожает экономике США — взрыва не произойдет.

Джастин Вольф, профессор экономики и политики университета Мичигана, считает, что «Йеллен просто более квалифицирована для этой работы, чем кто-либо другой из ее предшественников. Она творческий и технически подготовленный экономист, который обладает блестящим и точным умом». К тому же она «проверена в бою». Йеллен занимала ключевые посты и во время азиатского финансового кризиса, и во время мирового финансового кризиса. Она была членом Совета управляющих ФРС, затем возглавляла Федеральный резервный банк Сан-Франциско, с 2010 года является вице-председателем ФРС.

Йеллен сторонница жестких антикризисных мер, но при этом придерживается позиции, что решения ФРС должны быть прозрачны, она, как считают наблюдатели, продолжит линию Бернанке, который с успехом добивался того, что разногласия в ФРС удавалось снимать до голосования. Йеллен постарается сохранить атмосферу открытого и внимательного обсуждения всех позиций, действуя методом убеждения, а не административного нажима. Альтернатива: если рынки почувствуют, что у ФРС нет единой позиции, это тут же негативно скажется на экономике. Сомнения в том, что стиль Бернанке удастся сохранить главному конкуренту Йеллен — Ларри Саммерсу, фактически и стало главным аргументом против его кандидатуры, из-за чего Саммерс и взял самоотвод.

Конечно, у Йеллен есть противники. Прежде всего те, кто против заливания кризиса деньгами, хотя внятной альтернативы они не выдвигают. Есть и те, кто видит ее ошибки. Джаред Бернстайн (Center of Budget and Polucy Priorities) считает, что назначение Йеллен не спасает от жизни «от пузыря до пузыря»: «Йеллен обычно видит пузыри и проблемы с регулированием раньше других, но мало что делает, чтобы решить проблему. Кажется, она учится на собственных ошибках».

Главный вывод остается незыблемым: ФРС доказала эффективность своей политики, которую Джанет Йеллен будет продолжать. 6 января 2014 года Бен Бернанке, нынешний глава ФРС, заявил, что 2014 год станет ключевым для экономики США и в полной мере раскроет ее потенциал роста. Это произойдет потому, что постепенно ослабевают некоторые ранее значимые негативные факторы, которые ограничивали увеличение данного показателя.

Преемственность по-русски

Пора перебросить мостик в Россию. И не только потому, что в России во главе финансового мегарегулятора стоит Эльвира Набиуллина. Дело не в гендерной солидарности. Набиуллина тоже сохраняет преемственность. Она усилила чистку в банковском хозяйстве, но, так же как и бывший председатель ЦБ Сергей Игнатьев, категорически против того, чтобы по примеру ФРС и даже по пожеланию Владимира Путина отвечать за состояние всей экономики. Почему?

Если банальный ответ: кто же захочет подставлять шею под еще один хомут, в расчет не принимать и исходить из того, что Набиуллина работы и ответственности не боится, приходится искать другой. В руках ЦБ, как и ФРС, инструменты денежной политики. Она в первую очередь влияет на денежное предложение, а значит, на проценты по кредитам, и на инфляцию. Эти показатели взаимосвязаны.

До сих пор все совпадает, а вот дальше — разрыв. Дело в том, что российская экономика в гораздо большей мере монополизирована, а это значит, что на инфляцию влияет не только ЦБ, но и монополии, естественные и не очень. Опять же есть немалое число факторов, не подвластных ЦБ, но препятствующих тому, чтобы капиталы инвестировались в России, а не бежали из нее. А инвестиции в производство — это нормальный антиинфляционный фактор замедления скорости денежного обращения. Конечно, денежную массу можно так зажать, что и монополии цены снизят, но это в теории. Тогда ответ на вопрос, почему Набиуллина не берет пример с Йеллен, в том, что инструменты ЦБ, в отличие от ФРС, ограниченно годны.

Кто-то может возразить: помимо инфляции у политики ФРС есть и такой критически важный критерий, как уровень безработицы. Но разве безработица зависит только от действий ФРС? На этот вопрос, возможно, есть разные ответы, но сама Джанет Йеллен глубоко убеждена, что именно политика ФРС способна определяющим образом влиять на уровень безработицы. В научном мире она известна не только как знаток и умелый практик денежно-кредитного регулирования, но и как специалист проблем безработицы. Большую часть своей академической карьеры Йеллен посвятила анализу последствий безработицы. Именно поэтому она всегда призывает ФРС дать серьезный ответ на ее рост.

Если вернуться в Россию, возникает новый вопрос. ЦБ ставит своей главной задачей «таргетирование инфляции». Но как можно ставить задачу по подчинению себе того, что твоему регулированию поддается лишь частично? Ведь было время, когда ЦБ прямым текстом в Основах кредитно-денежной политики разделял монетарные и немонетарные факторы инфляции и брал на себя ответственность только за ее монетарную часть. Но именно выдвигая приоритет борьбы с инфляцией, ЦБ каждый раз отвечает на призывы снизить ставки по кредитам. Получается, что от решения задачи, не имеющей решения (по крайней мере, в рамках возможностей ЦБ), зависит жизненно важный для всей экономики уровень кредитных ставок, которые устанавливает именно ЦБ.

Получается, что все обоснования проводимой политики, которые регулярно повторяют руководители ЦБ, не вполне адекватны. Если довести ситуацию до конца, то политика ставок ЦБ от самого ЦБ не зависит. Это нормально?

Стоит еще раз прислушаться к вопросам, которые задает помощник президента Путина Андрей Белоусов (его пост ранее занимала Эльвира Набиуллина, что придает ситуации некоторую пикантность). «Почему за год у нас процентные ставки (по кредитам. — Н.В.) не снижаются? Почему у нас инфляция в целом имеет тенденцию к снижению, а процентные ставки нет? Почему у нас до кризиса процентные ставки были порядка 7%, а сейчас по кредитам больше года — 11% в среднем?» — Белоусов не устает требовать кредитной либерализации. Нынешнее положение, он уверен, «убивает инвестиционную активность».

Ответ ЦБ предсказать нетрудно. Он может согласиться с тем, что ограниченно годен к антиинфляционной службе, но будет стоять на принципе: важно не то, кто отвечает за инфляцию, важен ее фактический уровень, а он не позволяет снизить ставки по кредитам.

Но есть другой принцип: если ЦБ проводит кредитную политику, от которой в немалой степени зависит вся экономика, то он должен опираться на то, на что его действия влияют в решающей степени. Иначе, какой же он регулятор?

У Жванецкого в исполнении Райкина об этом уже все сказано. «Кто костюм шил?» Выходит сто человек. «К пуговицам претензии есть?» Герой Райкина — Жванецкого подытоживает: «Вы хорошо устроились, ребята!».

Так от какой печки должен плясать ЦБ? От той, за температуру которой он полностью отвечает. Среди экономистов крепнет идея о том, что финансовые регуляторы не должны зацикливаться на показателях

инфляции. Кризис, который в России до сих пор так и не завершился, начался в США при стабильно невысоком уровне цен, то есть регуляторы, ориентировавшиеся исключительно на инфляцию, его как раз и проспали.

Число показателей, на основании которых регулятор должен принимать решения, шире инфляции. Это еще и доля кредитов в ВВП, динамика этой доли, нахождение для этой динамики допустимого коридора (то же самое в полной мере относится и к доле долгов в ВВП). В условиях кризиса финансовых дисбалансов эти показатели — центральные.

Пока, судя по упорству, с которым ЦБ доводит свою независимую политику до ее независимости от себя самого, он оказывается не на уровне стоящих перед ним задач не столько административно, сколько интеллектуально. Вот это Эльвире Набиуллиной предстоит менять. Тогда она станет на шаг ближе к Джанет Йеллен.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   20.01.2014 09:50:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.