Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   10.02.2013 12:11:57

Как Клепач победил Дворковича

Минэкономразвития как фабрика грез

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Как Клепач победил Дворковича

Если давосский форум – тот же футбол, то гол (и не один) был забит в ворота Аркадия Дворковича. lastphotos.ru

30 января Минэкономразвития опубликовало на сайте целую порцию сценариев экономического развития России, на этот раз не на ближайшую трехлетку, а сразу — до 2030 года.

Так что, по существу, мы продолжаем начатую в прошлом номере тему.

Тень Госплана

Горизонты Минэкономразвития сначала несколько озадачивают. На память приходит практика Госплана, который каждый новый пятилетний план встраивал в очередную пятнадцатилетнюю перспективу. Такова была технология. Что, как известно, не помогло. Отчасти потому, что и пятилетние планы Госплана, не говоря уже о его более широких замахах, постоянно не сбывались.

Пока в российском бюджетном процессе существует правило скользящих трехлетних планов. Есть, конечно, и острый дефицит видения перспективы. Этот дефицит признает один из первых указов Владимира Путина после его возвращения в Кремль в мае 2012 года. Указ от 7 мая 2012 года № 596 так и называется: «О долгосрочной государственной экономической политике».

Именно во исполнении этого указа прогнозисты Минэкономразвития и попытались заглянуть в 2030 год. В указе прямо

указано, что должен быть подготовлен «прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года, обеспечивающий достижение целевых показателей, предусмотренных пунктом 1 настоящего Указа». Речь в данном пункте идет:

«а) о создании и модернизации 25 млн высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году;

б) об увеличении объема инвестиций не менее чем до 25% ВВП к 2015 году и до 27%- к 2018 году;

в) об увеличении доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в ВВП к 2018 году в 1,3 раза относительно уровня 2011 года;

г) об увеличении производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно уровня 2011 года;

д) о повышении позиции Российской Федерации в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса со 120-й в 2011 году до 50-й — в 2015 году и до 20-й — в 2018 году».

Так что сценарии Минэкономразвития — это, как говаривал Козьма Прутков, «приступ». «Приступ» к важной теме долгосрочной государственной экономической политики». «Приступ», правда, слегка запоздалый.

По тексту указа прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года правительство должно было утвердить к 1 декабря 2012 года. На дворе февраль следующего года, а налицо лишь продукция Минэкономразвития, по которому правительство еще должно вынести свое мнение. Так что становление долгосрочной государственной экономической политики начинается со срыва сроков. Весьма характерно.

Основные характеристики сценариев долгосрочного экономического развития

Наш ответ Давосу

Наша задача не столько отслеживать сроки, сколько обратиться к содержанию подготовленных сценариев. Здесь возникает новый вопрос. Минэкономразвития опубликовало серию прогнозов буквально пару дней спустя после окончания давосского форума. Остается только пожалеть, что в Давосе это фонтанирующее прогнозами ведомство оставило премьера без прикрытия.

Дворкович — плохая замена Клепачу. Медведев как Брестская крепость отбивался от кудриных-гуриевых, воюя на их поле, отвечая на их сценарии, не перенеся дискуссию на заранее подготовленные позиции, а, оказывается, сценарных резервов — пруд пруди.

Главный герой в них — тот самый рост в 5%, который призывает в Россию премьер.

У Минэкономразвития три главных сценария (см. таблицу). По «инновационному» сценарию рост в текущей пятилетке (2011—2015 гг.) составит 4%, в следующей — 4,6% и дальше до 2030 года будет колебаться вокруг 4%. Есть и «форсированный» сценарий с ростом соответственно в 4,8, 6,6 (!) и 4,5–5,5%. Для контраста припасен «консервативный» сценарий — 3,7, 3,7 и 2,5–3,2%.

Чем они различаются? Еще вчера прогнозисты были голубоглазо откровенны, различая варианты своих прогнозов ценой нефти.

Теперь сценарии различаются глубиной «модернизации», что с трудом считается, а значит, степень реализации поставленной задачи будет весьма трудно оценить (что трудно измерить, трудно достичь), уровнем производительности труда (по форсированному сценарию уровень производительности труда в России к 2030 году должен достичь 90% от уровня американской производительности, естественно, того же 2030 года. На сегодняшний день уровень производительности труда в России относительно уровня США 2011 года, по данным ОЭСР, составляет 36,4%, и это, пожалуй, ключевой фактор — масштабом притока капиталов. В консервативном сценарии он составит 0,2–0,5% ВВП, в инновационном — 1,5–2% ВВП, в форсированном — 4–6% ВВП.

Следующий вопрос: что же привлечет капиталы? Как тень отца Гамлета возвращается тема предпринимательского климата. И не одна. Вместе с ней старая знакомая — цена нефти.

Прогнозисты не поскупились: цены на нефть у них ниже $100 за баррель марки Urals практически не опускаются ни в каком сценарии, в инновационном доходят до $127 за баррель в 2021–2025 годы и до $151 за баррель в 2026–2030 годы, а в форсированном сценарии — и вовсе колеблются на уровне $195–226 за баррель.

Как ни уводили сценаристы цену на нефть на второй план, она по-прежнему солирует, и именно на нее клюют капиталы.

При указанных ценах на нефть и притоке капиталов рубль, считают прогнозисты, будет слабеть. Что, мягко говоря, спорно. Прогнозисты уверены, что об этом позаботится ЦБ, который резко увеличит масштабы кредитования.

Итак, раздувание затухающей сегодня экономической активности в России предполагает, что нефть не выдаст, мировая экономика устаканится и за высокими ценами на нефть бегство капиталов, наконец, сменится их притоком. Что при этом зависит от Москвы? По гамбургскому счету — ничего. Это первая слабость.

Но есть и вторая. В неконсервативные сценарии заложены либерализация бюджетного правила, чтобы расширить инвестиции не только в инфраструктуру, но и в человеческий капитал (рост производительности труда), и новая политика ЦБ. По инновационному сценарию монетизация экономики (отношение денежной массы по агрегату М2X к ВВП) возрастет до 95% ВВП к концу 2030 года — с 53% ВВП на конец 2011 года. Это немногим больше уровня еврозоны.

«Роль валового кредита банкам со стороны Банка России несколько возрастет: с 2,7% ВВП на конец 2011 года до 3,4% ВВП в среднем за период 2012–2030 годов по инновационному сценарию. При этом другим основным инструментом обеспечения ликвидности будет прирост по валютному каналу за счет увеличения международных резервов. Этот источник будет обеспечивать рост денежного предложения в среднем на 1,7% ВВП в год в период 2012–2030 годов», — прогнозирует Минэкономразвития.

В форсированном варианте от Банка России потребуется еще более значительное рефинансирование банковского сектора: в среднем за период 2011–2030 годов оно должно составить 7,7% ВВП.

У ЦБ, как известно, другие виды на кредитно-денежную политику. А это значит, что сценарии Минэкономразвития, однако, могут стать сценариями не столько роста экономики, сколько превращения правительства в воронью слободку.

Основные показатели прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2010-2030 годы

А МВФ — против

В российском экспертном сообществе есть возражения против оценок в сценариях Минэкономразвития, оспаривается достижимость поставленных задач. Но есть и принципиально другой подход.

По оценкам МВФ, рост российского ВВП в текущем году окажется примерно таким же, что и в 2012 году, когда экономика страны выросла примерно на 3,6%. Спилимберг добавил, что в 2014 году российский ВВП, по прогнозам фонда, увеличится на 3,8%. Это оптимистичнее оценок, озвученных премьером Дмитрием Медведевым в Давосе, где 23 января он заявил, что в прошлом году рост экономики страны составил 3,5%.

Но главное: глава миссии МВФ в России Антонио Спилимберг в тот же день, 23 января, отметил, что экономика России «развивается с максимально возможной для нее скоростью». Другими словами, в МВФ считают все разговоры о потенциале более высокого роста в России от лукавого, форсирование экономического роста, считает Спилимберг, принесет больше вреда, чем пользы.

Это старый спор: что важнее — принцип финансово-экономического равновесия или форсированное развитие. В сценариях Минэкономразвития недаром считает базовым сценарием «инновационный», а не «форсированный». Дело, конечно, не в названиях, а в том, что даже по признанию самих прогнозистов реализация «форсированного» сценария чревата рисками нарушения финансовой устойчивости.

В этом споре Спилимберг на стороне Минфина, который считает, что в условиях растущей зависимости российского федерального бюджета от внешнеэкономической конъюнктуры, что подтверждается ростом ненефтегазового дефицита, финансовая сбалансированность не должна подвергаться рукотворным рискам.

Не могу избавиться от ощущения: сценарии напоминают попрошайничество Кисы Воробьянинова. Не столько содержанием, сколько тем, что не сказано. Как Воробьянинов пропускал обращение на немецком языке («ну, это я знаю»), так и Минэкономразвития не артикулирует главное — четкую цепочку ходов по повышению капиталопривлекательности России. А это для роста важнее корректировки бюджетного правила.

Николай Вардуль

Производительность труда


Сценарии и прогнозы   10.02.2013 12:11:57   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.