Правительство одобрило бюджет

Расходы бюджета увеличены

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Инфляция будет низкой

Годовая инфляция опережает цель ЦБ

Рекордный долг США

Госдолг США достиг рекордных размеров

Физбанкрот

Потенциальных банкротов в России остается значительно больше, чем фактически

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Задорнов возглавит «Открытие»

Задорнов возглавит «Открытие»

Задорнов вступит в должности через несколько месяцев

На кампусе Московской школы управления СКОЛКОВО прошли дебаты Safety Leaders

Дебаты состояли из 4 секций: кибербезопасность, финансовая грамотность, безопасность на

Модерн токен

Капитализация криптовалют бьет рекорды, а государства пытаются встроить новые рынки в старое

Владимир Мау о Московском финансовом форуме и банковском кризисе

Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте

Солнце в бокале

Благодаря кризису 2014–2016 годов россияне открыли для себя много новых вин, а их интерес

Forbes назвал богатейшие «семейные кланы»

Состояние 10 богатейших семей оценивается в 27 млрд долларов

Нашествие пивоваров

Пивоваренная отрасль России переживает трудные времена. За последние 10 лет производство

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   19.06.2012 08:59:12

Кто «купит» Россию?

Финансовая газета провела опрос насколько Россия привлекательна для инвестиций

Кто «купит» Россию?

buranovskiebabushki.ru

«Финансовая газета» решила спросить экономистов и экспертов фондового рынка о том, останется ли Россия в ближайшем будущем, когда на европейских рынках ожидается шторм, привлекательной для инвестиций? И кому, в сущности, интереснее «покупать Россию», как говорят профессионалы: западным инвесторам, офшорному капиталу российского происхождения или новым «тиграм» из Юго-Восточной Азии?

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК:

«Велика вероятность повышения налоговой нагрузки»

Инвестиционная привлекательность определяется очень многими факторами. И в случае кризисного развития инвесторы обращают внимание на то, что будет, к примеру, с налогами. Если экономика падает значительно, а российская экономика подвержена значительным колебанием, падение нашего ВВП в 2009 году было одним из самых сильных в мире, 176-е место из 183, то в такие периоды, естественно, инвесторы очень внимательно смотрят на налоги.

Государство набрало массу бюджетных обязательств неснижаемого характера. Поэтому очень велика вероятность того, что налоговая нагрузка будет повышаться: цены на сырье будут в случае развития кризиса падать, а обязательства придется выполнять. Так зачем же инвесторам сюда идти?

Так что инвестиционная привлекательность России, власти которой умудрились в первую волну кризиса набрать очень много бюджетных обязательств, скорее, снизится.

Евгений Гавриленков, главный экономист УК «Тройка Диалог»:

«Отток капитала практически неизбежен при большом профиците по счету текущих операций»

Я думаю, что в момент обострения кризиса инвестировать не будут ни в одну страну. Говорить, что Россия или иная страна становится привлекательной для инвестиций, можно будет только тогда, когда уровень глобального риска снизится относительно сегодняшнего уровня. Когда это можно ожидать — здесь полная неопределенность. Масса событий, которые неизвестно, куда приведут.

Но тут надо уточнить, о каких инвестициях мы говорим. Если речь идет об инвестициях в ценные бумаги, то да, в момент финансовой турбулентности трудно ожидать здесь какого-то оживления. Если же мы говорим об инвестициях в экономику, о покупке российский компаний, то этот процесс менее подвержен волатильности, чем фондовый рынок.

Выделить какую-то преобладающую группу инвесторов трудно — часто трудно различить происхождение капитала. Тут и государство участвует, много у нас и полугосударственных компаний. В те сектора, где есть спрос, идут инвестиции — и отечественные, и западные. Меньше, конечно, но идут.

А по поводу оттока капитала: уверения о том, что он вот-вот сменится притоком, мы слышим, как минимум последние 1,5–2 года, а то и все три. Да, у нас последние несколько лет отток капитала весьма значителен. Но тут надо понимать, что отток капитала практически неизбежен при большом профиците по счету текущих операций. Германия, если мы говорим не о краткосрочном притоке из испанских банков, а в среднем за год, имеет профицит по счету текущих операций $200 млрд ежегодно. Это означает, что из Германии есть отток капитала. Из России тоже есть отток капитала — и в этом нет ничего страшного.

Сергей Хестанов, управляющий директор ГК «АЛОР»:

«Инвесторов протесты пугают»

Кризис разрастается, потому что объективные экономические показатели падают: недавно вышли неважные данные по Испании, в Италии промышленное производство падает и т. д. Поэтому те кризисные процессы, которые сформировались, они еще не завершились.

На этом фоне будут ли инвестировать в России, кто это будет, прогнозировать сложно. Если же говорить философски, то интерес к инвестициям в России будет зависеть от цен на наши основные экспортные товары. Вот снизилась нефть — тут же получили заметное усиление оттока капитала и ослабление рубля, то есть стратегический интерес к России как источнику нефти и газа никуда не делся. Но активность инвесторов будет четко коррелировать с нефтяными и газовыми ценами. Поэтому тактически в нынешней обстановке большинство инвесторов займут выжидательную позицию.

Проявление гражданской активности — это хорошо, но для инвесторов это дополнительный источник риска. Особую пикантность придает здесь то, что сами по себе эти протесты к каким-то отрицательным последствиям в экономике пока не приводят, но за счет неизвестности и того, что у нас раньше ничего подобного не было, инвесторов протесты пугают.

Что касается происхождения денег, то широкое использование различных удобных юрисдикций (это не обязательно офшор) приводит к тому, что определить конечного бенефициара достаточно сложно. То есть различить, российский ли это капитал, ранее убежавший за границу, или иностранный инвестор, а уж тем более, из какой страны, — это сложная задача.

Екатерина Трофимова, первый вице-президент «Газпромбанка»:

«Инвесторы платят эмитентам, чтобы ссудить им деньги»

Российский рынок представляет большой потенциал роста, хотя негативные явления на международных финансовых рынках отрицательно сказываются на динамике российского рынка в последнее время. Но российский рынок из-за высокой сырьевой зависимости традиционно высоковолатилен, и с точки зрения соотношения риск/доходность для некоторых категорий инвесторов особенно консервативных, недостаточно привлекателен. Многие инвесторы традиционно пользуются принципом «инвестируй в то, что знаешь», а степень транспарентности российского рынка недостаточно высока, хотя постепенно увеличивает. Это тоже сдерживает инвестиции.

Отток спекулятивных инвестиций с российского рынка, который мы наблюдаем в последнее время — далеко не исключение в мировой финансовой системе, где в последнее время наблюдается четко выраженное бегство в традиционно наименее рисковые инструменты, такие как казначейские обязательства и государственные облигации США, некоторых стран Азии и Европы. В связи с этим складывается парадоксальная ситуация, когда по некоторым категориям государственных облигаций, в частности, ряда европейских стран, доходности перешли в отрицательную зону. Фактически, инвесторы платят эмитентам, чтобы ссудить им деньги.

Очень сложно выделить инвесторов по географическому принципу. Традиционно именно капитал российского происхождения, в частности проходящий через офшорные территории, является одним из основных инвесторов. Но это в значительной степени реинвестирование предыдущего оттока российского капитала, поэтому его нельзя классифицировать как чистый приток. Что касается иностранных инвесторов, то их различные категории предпочитают и различные инструменты. Например, широко известно, что крупнейшими инвесторами в еврооблигации российских эмитентов являлись и являются европейские финансовые институты, в частности различные инвестиционные и хедж-фонды. Инвестиции американских инвесторов все еще незначительны, инвесторы из Азии также сократили свои вложения в региональные долговые инструменты в последнее время. Однако, несмотря на высокую волатильность рынка, продолжается достаточно положительная тенденция прямых иностранных инвестиций неспекулятивного характера. Хотя их объемы к сожалению, пока невелики.

Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент»:

«Шок может быть очень сильный — вплоть до войны»

Новый виток кризиса — это все же явление краткосрочное, а становление российской экономики — цель долгосрочная. Они не коррелируют друг с другом. Есть программы на 10 лет, и они будут выполняться в любом случае, хотя, конечно, темпы выполнения зависят от ситуации в Европе.

Кризис в Европе может иметь два варианта развития. При сохранении нынешних правительств Европы и США — эмиссионная накачка экономик, то есть ослабление валюты развитых стран. В этом случае будет расти спрос на альтернативные активы, сырьевые. Российская экономика по большому счету выиграет, хотя и пройдет через какой-то шок. Шок может быть очень сильный — вплоть до войны.

Альтернативой является разрушение мировой финансовой системы, сжатие экономики. Но опять же, оно сопровождается тем, что идет поиск неких альтернативных инструментов и мест вложений. Потому что тут нарушается уже финансовая взаимосвязь между западными экономиками и экономиками развивающимися, возникает кризис доверия. В этом варианте, кстати, все равно возникает опасность эмиссионной накачки, так как легко сократить финансирование бюджета, но вот сократить расходы бюджета значительно сложнее. В результате получим и кризис доверия, и кризис эмиссионный. Произойдет закрытие экономики не только России, но и Китая, других стран. Возрастет роль государства. Не исключено, что экономика перейдет на режим военного положения.

Но таких трудно прогнозируемых последствий никто не хочет, поэтому все, скорее, будет идти, как идет сейчас, по первому сценарию. В этом случае у России есть крепкий нефтяной фундамент, есть стратегия, построенная на том, что пытаются объединить в экономике социализм и капитализм.

Риски есть. Если посмотреть на долю государственного бюджета в ВВП, то в России она составляет 15%, как в Китае. А в Бразилии — 18%, в Колумбии, которая сейчас всем ставится в пример, -23%. Но для России, с ее геополитическими и климатическими рисками, выравнивать для создания базы частно-государственного партнерства бюджетную долю в ВВП на уровне стран БРИКС, на мой взгляд, рискованно. Будем надеться, что недостающие для перевооружения промышленности суммы (а там Счетная палата насчитала на десятки триллионов рублей) частный бизнес проинвестирует. Хотя в инвестпроектах доля государства прописана на уровне 10%, а инвесторы, насколько я знаю, хотят, чтобы государство взяло на себя большую долю, требуют больших гарантий.

Так что риски в том, насколько наше государство сможет наш богатый частный бизнес (нефтяной, металлургический, розничный, финансовый) привлечь в качестве инвесторов. Это, возможно, не будет отражаться в отчетах МВФ, но частный бизнес должен занимать большую долю в частно-государственном партнерстве. Так что Россия, прежде чем привлекать иностранцев, должна хорошо поработать с отечественным богатым бизнесом.

Сценарии и прогнозы   19.06.2012 08:59:12   

Тэги: налоговая нагрузка, инвестиции, экономика, инвестиционная привлекательность

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.