Три недели дефляции

Дефляция сложилась в размере 0,1%

2017 год может стать поворотным для авторынка России

2017 год может стать поворотным для авторынка России

По данным Ассоциации европейского бизнеса, июль 2017 г. ознаменовался увеличением уровня

Вера в экономику

Во многом данный оптимизм - эффект низкой базы

Либерализация ОСАГО

Нововведения призваны защитить автовладельцев

Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

«Мегафон» просит отложить отмену роуминга

Оператор налаживает диалог с ФАС

Ипотека подешевеет

Ипотека подешевеет

ВТБ увеличивает долю на ипотечном рынке

ФАС прекратила дело против Microsoft

Программы Microsoft стали доступны для сторонних антивирусов

ЦБ разместил ОБР под 9,18%

Ставка купона ОБР привязана у учетной ставке

Bitcoin подорожал еще на 18%

Bitcoin Cash дешевеет

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   07.01.2013 11:21:01

Кто нагнетает кризис ликвидности?

Ответ на заданный в заголовке вопрос отскакивает от зубов: во-первых, европейский кризис, который тормозит получение кредитов там; во-вторых, политика родного ЦБ, который поднял ставку рефинансирования и не думает ее снижать. Как увидим, есть и третий виновник.



Кто нагнетает кризис ликвидности?

Президент АРБ Гарегин Тосунян видит рост спроса на кредиты. Первый зампред ЦБ Алексей Симановский видит градусник с температурой рынка.

Но пока первые два позаботились о постоянно растущем интересе банков к привлечению средств населения, их задачу облегчает повышение застрахованной суммы вклада до миллиона рублей.

10 декабря ЦБ презентовал статистику, из которой следует, что средняя максимальная ставка по вкладам десяти банков РФ, привлекающих наибольший объем депозитов физических лиц в рублях, за первую декаду декабря выросла по сравнению с третьей декадой ноября на 0,09 процентного пункта, составив 9,65%.

Рассчитываемая Центробанком средняя максимальная процентная ставка по вкладам банков топ-10 — ориентир для рынка. Ранее ЦБ рекомендовал банкам привлекать средства населения не дороже, чем значение этой ставки плюс 1,5 процентного пункта. С октября, когда расчет средней ставки начал производиться по новой методике, регулятор разрешил банкам прибавлять к максимальной ставке два процентных пункта, однако в случае превышения этой границы санкции ужесточаются.

ЦБ свидетельствует: привлечение средств населения растет.

В тот же день, 10 декабря, появилась и другая интересная информация. Стало известно исследование российского кредитного рынка, авторами которого выступили, в частности, крупнейшие коллекторские агентства.

Главный вывод исследования: на банки обрушивается вал обращений за кредитами, и, хотя проверка производится, растет доля предоставляемых мошеннических кредитов, то есть кредитов, получатели которых с самого начала не собираются их возвращать. Мошенников не останавливают ни банки, ни соответствующая статья УК.

Получается, со всех сторон налицо элементы азартной игры. Банки привлекают деньги населения так активно, что ЦБ приходится пересматривать шлагбаум для процентных ставок. Заемщики штурмуют банки и, как правило, уходят из них не с пустыми руками, хотя руки, бывает, оказываются грязными.

Я не о временах и нравах. Я о проблемах с ликвидностью. Стоит привести, например, оценки Дмитрия Монастыршина, заместителя начальника отдела анализа предприятий и отраслей инвестиционного департамента Промсвязьбанка, по которым примерно с середины 2011 года отмечается тенденция опережающего роста кредитных портфелей банков по сравнению с динамикой притока средств клиентов. Если в конце 2010 года совокупный кредитный портфель банков превышал объем привлеченных средств на 1,08 трлн рублей, то по состоянию на начало июля 2012 года, то есть через полгода, разрыв вырос до 4,19 трлн рублей. Дефицит ликвидности банки покрывают за счет увеличения заимствований в ЦБ, объем которых уже приближается к пику кризисного 2008 года. Уверен, с тех пор аналогия с предкризисным 2008 годом стала полнее.

Опережающее кредитование

Теперь нехватка ликвидности видится рельефнее. Кредитный забег банков — свидетельство того, что без кредитов экономика задыхается. Но и к кредитной политике банков есть вопросы. Они проводят не просто политику опережающего кредитования, когда кредитный портфель растет быстрее пополнения ресурсов банков. Коллекторы свидетельствуют: с января по декабрь 2012 года банки нарастили розничные кредитные портфели на 41%. При этом объемы выданных необеспеченных займов выросли на 60%. За тот же период объемы корпоративного кредитования выросли всего на 17%. То есть опережающими темпами растут операции в самом рискованном секторе кредитования.

Бум кредитных запросов поднимает ставки по кредитам, к этому добавляется растущий риск невозврата, прежде всего в рознице, который покрывается еще большим ростом ставок. Другими словами, если рост ставок по кредитам это свидетельство нехватки ликвидности, то и сами банки об этом изрядно позаботились.

Тупик? Нет. Если и банки, и ЦБ будут проводить дифференцированную политику.

Что делает ЦБ? Сначала с Неглинки слышались грозные предупреждения о рисках и пузырях, надувающихся в потребкредитовании, о росте, причем именно в последнее время невозвратов и долгов. Банк России сначала предупреждал, а потом Сергей Игнатьев в Думе пообещал ввести регулирующие меры принудительного охлаждения.

Банки, особенно специализирующиеся на рознице, понятно, не сидели, сложа руки. Они лоббировали свои интересы, призывая ЦБ не слишком усердствовать с ужесточением регулирования и, по крайней мере, перенести введение этих мер в действие. И их лоббизм увенчался успехом.

В Монако, где проходил Российский экономический и финансовый форум, заместитель председателя ЦБ РФ Михаил Сухов рассказал, что Банк России отложил введение повышенных коэффициентов риска по потребительским кредитам с 1 марта 2013 года на 1 июля. Кроме того, максимальный коэффициент риска будет установлен на уровне 2, а не 2,5, как предполагалось ранее. Другая запланированная норма — повышение ставки резервирования по необеспеченным потребительским кредитам — по плану должна вступить в силу с 1 марта.

Банкиров и прежде всего авторов «письма пяти» (2 ноября в ЦБ было получено письмо ХКФ-банка, ОТП-банка, ТКС-банка, «Русского стандарта» и «Ренессанс кредита», где предлагалось перенести меры по ужесточению потребительского кредитования на вторую половину 2013 — 2014 годов) можно поздравить. Они получили отсрочку на подготовку новых кредитных продуктов, на удержание за собой завоеванных позиций на рынке.

Но тема не закрыта, вопросы остаются. Их адресат — ЦБ.

Первый вопрос. Так есть ли в потребительском кредитовании перегрев? Банк России непоследователен. Отсрочка гласит, что есть, но это не перегрев-перегрев. Негорячий такой перегрев, раз с его охлаждением можно особенно не торопиться.

Второй вопрос. Сказав «а», следует не забывать и другие буквы алфавита. С легкой руки представителей российских денежных властей — ЦБ и Минфина тезис о перегреве российской экономики стал едва ли не общим местом. При этом все сходились в том, что именно потребительское кредитование — самое горячее, самое перегретое место. Теперь выходит, что не такое уж оно и раскаленное.

Где кошка?

Тогда вопрос: почему же ЦБ повысил свою ставку рефинансирования, по которой кредиты получают не частные лица, а банки? Неужели общий кредитный рынок более перегрет, чем рынок потребительского кредитования?

Есть очень старый и не очень смешной анекдот. Хозяйка обнаружила пропажу 2 кг мяса и спрашивает служанку, где мясо. Та отвечает: кошка съела. Хозяйка не поленилась взвесить кошку. На весах все те же 2 кг. Хозяйка спрашивает: «Если это мясо, то где же кошка?»

Анекдот — это иллюстрация к тому, что кредитная политика ЦБ ошибочна. Если перегрев экономики — реальная угроза, тогда не надо было отодвигать принятие мер по ужесточению потребительского кредитования как самой перегретой части российского рынка. Раз регулятор решил пойти на перенос сроков ужесточения, значит, угроза перегрева переоценена, а раз так, то общая кредитная политика нуждается в пересмотре.

ЦБ не прав, подняв ставку рефинансирования, точно так же, как не прав, медля с заявленными мерами охлаждения, адресно направленными на сферу потребительского кредитования.

Ту же дифференциацию должны усилить и банки. Иначе спираль риски-ставки может оказаться штопором, который вытащит пробку, сдерживающую полнометражный кризис ликвидности.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   07.01.2013 11:21:01   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.