Серая экономика

Как уживаются социальное государство и уклонение от налогов

Инвестиции на паузе

Инвестиции на паузе

Когда начнется приток?

Сын за отца отвечает

Новации от Минфина

Генпрокуратура против ЦБ

Конфликт вокруг банка «Югра»

Приоритетный экспорт

Определены приоритетные для экспорта отрасли

Падение «Югры»

Продолжается ползучий кризис российской банковской системы

Великий русский файервол

Великий русский файервол

Блогосфера в шоке

Сименс держит лицо

Концерн пострадал от санкций

Задорнов комментирует ситуацию вокруг «Югры»

Решение о выплатах принимали в ночи

Еще минус одна лицензия

Все банки попадаются на одном

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши

Как библиотека может стать банком

Как библиотека может стать банком

Книга как капитал. К Карлу Марксу не относится

Им песня строить и жить помогает

Среди чемионов есть и поп-, и рок-, и рэп-, и фолк-звезды

Не женщины, а золото

До дохода в миллион долларов по текущему курсу не дотянула ни одна

В салонах связи отмывали деньги

Полиция открывает для себя новые стороны русской действительности

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   08.07.2017 09:20:52

Пауза между моделями развития

Как сохранить рост и распутать клубок долгов?

Пауза между моделями развития

Банк международных расчетов (БМР) 25 июня представил очередной годовой доклад. Мировая экономика растет. Темп ее общего ВВП в 2017 г., как ожидается, составит 3,5%. И это – «лучшая краткосрочная перспектива за долгое время». Но есть и немалые риски. «Банк центробанков» беспокоят значимая вероятность повышения инфляции, медлительность регуляторов в отходе от нетрадиционных инструментов денежно-кредитной политики (низких и отрицательных ставок, разнообразных «количественных смягчений» и т.п.), разрастание протекционистских практик, геополитическая напряженность. Самая главная забота – не уходящая с повестки дня возможность «резкого срыва финансового цикла» в новое издание кризиса, сравнимого с Великой рецессией 2008–2009 гг. Основание для тревоги – неравномерный рост долгового бремени ведущих экономик, оборачивающийся ослаблением потребления и снижением инвестиций и, как следствие, дефицитом естественных стимулов к росту. В этом смысле Китай выглядит, пожалуй, чемпионом по неопределенности финансового будущего.

Хрупкость усиливается

Еще в сентябре прошлого года БМР предупредил: чрезмерный рост кредитования в Поднебесной сигнализирует о растущей угрозе банковского кризиса в течение трех лет. В начале 2017 г. ФБР Нью-Йорка в специальном докладе на эту тему отметил: Китай формирует четверть объема мирового кредитования, но темпы роста просрочки вдвое превышают скорость номинального ВВП; при этом половина долгов, созданных во всем мире с 2005 г., приходится на долю КНР. Аналитики БМР добавили еще один знак в многоточие текущих констатаций.

Темп утяжеления бремени также впечатляет: в мире в целом с 2007 г. доля частного долга в глобальном ВВП выросла на 23% (в развитых и развивающихся экономиках на 12 и 30% соответственно), а в Китае – на 95%. Если к этому добавить почти удвоение за тот же срок доли госдолга в ВВП страны до 46% и прирост бюджетного дефицита-2017 почти на треть (чуть более 3%), то у Moody’s, снизившего в мае текущего года впервые с 1989 г. суверенный кредитный рейтинг Китая, основания, хотя бы и формальные, все же были – оценка общего долга Поднебесной в интервале 266–304% ВВП.

«Если в будущем структурные реформы в Китае смогут уберечь леверидж от более эффективного роста без увеличения рисков в банковском и теневом банковском секторе, это положительно скажется на рейтинге Китая. Если есть признаки того, что долг Китая продолжит рост, а темпы роста окажутся за пределами наших ожиданий, что приведет к нерациональному распределению капитала, то он продолжит оказывать давление на экономический рост в среднесрочной перспективе и повлияет на кредитный рейтинг отрицательно. Китай больше не может удовлетворять требованию рейтинга «А1», – так обосновали свою позицию в Moody’s Investors Service.

Можно оспаривать методические тонкости, как это сделали китайские денежные власти, но поставленный вопрос остается: как пройти без существенных потерь между необходимостью снижения сверхлевериджа и неизбежным торможением общеэкономической динамики? Настроения мировых рынков по этому поводу смешанные. В принципе ясно – мирных решений у долговых проблем не бывает, проигравших набирается достаточно. Но, может быть, удастся выстроить «управление ущербом», максимально растянув его во времени? Ответ для мирового инвестсообщества пока неочевиден. Повышенное же внимание к наблюдаемым реалиям заставляет включать режим осторожного ожидания.

Замедление без «жесткой посадки»

Официальная цель китайских властей по ВВП-2017 – 6,5%. В том, что она будет достигнута, почти никто не сомневается. Прогнозы Fitch и Всемирного банка на той же планке. У ОЭСР и МВФ даже повыше – 6,6 и 6,7% соответственно. Существенный фактор сбываемости – предстоящий в сентябре 19-й съезд КПК. Все должно быть стабильно, а предначертания партии, безусловно, выполнены.

«Исходя из имеющихся у нас на данный момент статистических данных, во II квартале экономика Китая сохранила хорошую тенденцию развития и пошла в сторону улучшения, как в I квартале. С начала года эффективность структуры экономики Китая значительно улучшилась.… В настоящее время Китай сталкивается со многими трудностями.… В финансовом секторе, действительно, есть определенные риски, но мы можем отстоять нишу системных рисков…. Мы в полной мере способны предотвращать различные риски и обеспечивать, чтобы экономические операции находились в разумном диапазоне …», – это оценки премьера Госсовета КНР Ли Кэцяня на церемонии открытия летней сессии ВЭФ в Даляне, 27 июня.

Помесячная динамика макропоказателей, впрочем, плавно скользит вниз: промвыпуск с мартовских 7,6% сбавил до майских 6,5%, торговая розница – с 10,9 до 10,7%, инвестиции – с 9,2 до 8,6%, общий PMI колеблется с начала года в интервале 51–52 пункта. Третий месяц подряд уменьшаются цены производителей.

Все эти траектории могли бы выглядеть круче, если бы денежные власти постоянно не маневрировали, повышая ставки на межбанке и одновременно страхуя финрынок и экономику точечными вливаниями ликвидности, – за полугодие это сделано трижды на общую сумму 100 млрд в долларовом эквиваленте. Практика эта, видимо, будет продолжена хотя бы по причине необходимости рефинансирования популярных у населения краткосрочных (как правило, с фиксированной доходностью не более трех месяцев) «продуктов управления благосостоянием», объем рынка которых уже достиг 30 трлн юаней. Корпоративному сектору на обслуживание долгов средств тоже не хватает – под риском дефолтов по краткосрочным обязательствам 15% предприятий. При этом свыше 80% доходов от размещения бондов направляются кредиторам. В итоге вложения в основной капитал оказываются под нарастающим давлением.

Понятно, что на таком фоне прогнозы-2018 по темпам ВВП оказываются умереннее, чем в 2017 г.: 5,9% у Fitch, 6,3% у Всемирного банка, по 6,4% у ОЭСР и МВФ.

Что дальше?

При констатации «провисания» структурных реформ, заявленных Китаем, наблюдатели тем не менее отмечают активность властей страны в намерениях открывать внутренний рынок. Есть и определенные действия. В текущем месяце, например, принято решение снять 27 секторальных и отраслевых «стратегических» ограничений для иностранных инвесторов. Теперь они могут напрямую, не создавая совместных предприятий, работать и на внутреннем финрынке (их доля на нем, правда, в настоящее время не превышает 1,5%). С учетом этого провайдер биржевых индексов MSCI Inc. включил с 2018 г. в состав MSCI Emerging Market акции 222 компаний крупной капитализации континентального Китая, торгующихся на площадках Шанхая и Шеньчженя. Ожидается, что доля китайских бумаг в индексе в целом с учетом зарубежных бирж возрастет до 28,39%. Вероятный эффект-2018 – приток капитала в $17–18 млрд. На горизонте 5–10 лет, по расчетам Goldman Sachs и HSBC, общий объем допинвестиций индексных фондов может достичь $0,5 трлн. По идее, это может повысить спрос на юань (если к тому же, как обещано, к осени текущего года будет запущена комфортная и привычная по стандартам для участников рынков система платежей и расчетов в нацвалюте), который с начала года по мировой табели востребованности сместился с 6-го на 7-е место (1,6% международных транзакций).

Обострение проблем, как известно, ведет к «переоценке ценностей» и «перезапуску» замыслов. На летней сессии ВЭФ в Даляне премьер Госсовета КНР Ли Кэцянь фактически дал новый сигнал, отойдя от традиционных заявлений о переходе к желаемой модели развития путем снижения зависимости от промышленности и экспорта и стимулирования внутреннего потребления и сектора услуг (доля последнего в ВВП уже преодолела психологически важные 50%). Теперь синонимом нового форматирования роста определены инновации. По сути, это – прозрачный намек на то, что «новая китайская экономика» будет складываться в ходе «новой индустриальной революции», опираясь на ее результаты, гибкость деловой среды и качество «обеспечивающих» рыночных и государственных институтов.

Китай продолжает нарабатывать содержательный опыт, значимый для мировой экономики в целом. Но он же остается и источником системных рисков и турбулентности мировых финансов.

Никита Масленников

Сценарии и прогнозы   08.07.2017 09:20:52   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.