Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   27.09.2013 15:23:11

Поезд дальше не пойдет?

Замминистра экономического развития Андрей Клепач констатировал остановку российского ВВП

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


Поезд дальше не пойдет?

Российский ВВП перешел на летнее (августовское) время и остановился. natnik

Похоже, замедление экономического развития закончилось. Впереди — или ускорение, или падение экономики. По крайней мере, именно это следует из анализа итогов развития экономики в августе, которые подвели в Минэкономразвития. Так что же дальше?

Можно долго спорить о том, что переживает российская экономика. Оптимисты будут говорить, что на дворе еще не вечер, а «всего-навсего» стагнация, пессимисты — упирать на то, что падение в промышленности уже происходило, инвестиции сокращаются давно и прочно. Так что падение экономики — дело времени. К сожалению, по существу спора никакого нет, обе стороны правы.

Что показал август? «Рост ВВП в августе в годовом выражении составил 1,6%, а очищенный от сезонности, по нашей оценке, ноль», — вот констатация Андрея Клепача.

«Констатация»-то самое слово, так врач констатирует остановку сердца. Клепач, впрочем, в траур еще не одевается, он пока только говорит, что стагнация в российской экономике продолжается.

Шеф Клепача, министр экономического развития Алексей Улюкаев видит даже продолжение роста российской экономики (должность обязывает), который за восемь месяцев составил 1,5%. Впрочем, безудержным оптимистом его никак не назовешь. В Государственной Думе, выступая на правительственном часе, он поделился своим впечатлением о том, что сегодня переживает российская экономика, и прозвучало это откровенно тревожно. «Такой неблагоприятной обстановки не было у нас последние пять лет с момента кризиса», — министр сравнивает 2013 год с 2008-м, когда начинался последний мировой кризис. Тревога в том, что за 2008 год последовал 2009-й, а именно он был кризисным в России. Так что, по логике Улюкаева, впереди те времена, в возврате которых никто не заинтересован.

Сам Улюкаев, однако, делать следующий шаг, отталкиваясь от своего сравнения 2013-го с 2008-м, не торопится. «Мы считаем, что ситуация в третьем-четвертом квартале несколько улучшится, и результаты будут лучше, чем в первом и втором квартале. Мы выйдем по итогам года на уровень 1,8% процента роста ВВП», — утверждает министр.

Так, впрочем, нам говорили и про начало 2013 года, и про его осень, которая уже вовсю началась, особенно, если судить по безрадостному виду из окна. Единственное, что может улучшить не этот вид, а вид на экономику — это хороший урожай. Но даже он может оказать лишь локальное воздействие на экономику — через показатели сельского хозяйства, торговли и пищевкусовой промышленности, которое вряд ли сможет переломить тянущуюся со второй половины 2012 года негативную тенденцию. Так что Улюкаев совершенно прав, когда заканчивает прерванную нами тираду о том, что «мы выйдем на уровень 1,8%" экономического роста честной оценкой: «Но это, конечно, тоже неудовлетворительно».

Убедительных доводов, которые заставили бы поддержать министра экономического развития в его ожиданиях просветленных третьего и четвертого кварталов этого года, Улюкаев не приводит. Зато в том, что экономика России остановилась, причем основательно, убедиться просто.

Есть статистика и статистика. Есть Росстат с его официальной статистикой, и есть показатели, которые не хуже, а зачастую даже надежнее статистического ведомства показывают ситуацию в экономике. Один из таких показателей — объем грузоперевозок. В определенном смысле он даже шире официальной статистики в том смысле, что показатели теневой экономики для Росстата невидимы, а для РЖД они ничем не отличаются от показателей официальной экономики — вагоны нужны всем.

Статистика РЖД показывает откровенный спад. Внутренние грузоперевозки за восемь месяцев снизились на 3,7% и составили 556,4 миллиона тонн, международные — на 3% — до 365,6 миллиона тонн (в том числе через порты перевезено 160,9 миллиона тонн со снижением 1,9%, через пограничные переходы — 204,7 миллиона тонн со снижением 3,9%).

Импорт грузов сократился на 0,8% и составил 76,6 миллиона тонн: через порты — 7,7 миллиона тонн (рост на 6%), через погранпереходы — 68,9 миллиона тонн (снижение на 1,5%). Экспорт в январе—августе снизился на 3,2% — до 267,4 миллиона тонн, в том числе через порты — 152,2 миллиона тонн (снижение на 2,3%), через погранпереходы — 115,2 миллиона тонн (снижение на 4,4%). Транзитные перевозки сократились на 8% и составили 21,6 миллиона тонн, в том числе через порты — 928,7 тысячи тонн (рост на 7,6%), через погранпереходы — 20,7 миллиона тонн (снижение на 8,6%).

Суть: РЖД констатирует отступление грузоперевозок по всем фронтам. А это верный признак падения реальной экономики.

Яма налицо, а как из нее выбираться? Новых рецептов нет. Алексей Кудрин в кулуарах валдайского форума, признав, что дыхание кризиса все ближе: «Нулевые темпы роста и отрицательные инвестиции — это, скорее, признаки кризиса. Пока это еще не кризис. Но при неблагоприятных внешних условиях это может обернуться кризисом», повторил давно набивший оскомину, но не ставший менее актуальным из-за отсутствия реальных сдвигов пассаж об институциональных преобразованиях. «Очень многое упирается в развитие институтов. Мы не создали для инвесторов благоприятных условий. Вопрос не только в том, чтобы тратить деньги. Больше должны тратить частные инвесторы. Для них экономика и климат должны быть понятными и прогнозируемыми. Этот процесс растянется на несколько лет, это уже очевидно», — подчеркнул Кудрин. «Процесс», который «растянется», это, как ни печально, оценка пребывания российской экономики в ее нынешнем транзитном состоянии между плохо и очень плохо.

Профессор университета Беркли Брэдфорд ДеЛонг считает, что последний кризис – это конец «эры либерализма» Осталось выяснить, что приходит ей на смену by ticoneva

Профессор университета Беркли Брэдфорд ДеЛонг считает, что последний кризис – это конец «эры либерализма». Осталось выяснить, что приходит ей на смену. by ticoneva

Но утешение есть, хотя оно академического свойства. Есть оценки, которые распространяют экономическую нестабильность не на одну Россию. На прошлой неделе в Москву приезжал профессор университета Беркли (Сан-Франциско, Калифорния) Брэдфорд ДеЛонг. Он выступал с открытой лекцией в МГИМО. ДеЛонг вводит следующие периоды в развитии мировой экономики: период «многих успехов» (1947—1974 гг.), которые были характерны для весьма различающихся стран, которые проводили в той или иной форме дирижистские методы регулирования экономики, за ним последовала «неолиберальная эра». Нынешний этап — это драматичное окончание этой эры. Ее завершение — это и есть мировой финансовый кризис 2008 года. Ни национальные правительства, ни существующие международные механизмы макроэкономического управления, считает ДеЛонг, не справились с задачей преодоления угроз. Поэтому в мировой экономике предстоит новый стагнационный или даже депрессивный период от десятилетия до двух. Что именно заменит «неолиберальную эру», ДеЛонг не знает.

Но что позволено профессору, не позволено практикующему политику. Профессор может погрузиться в поиски замены «либеральной эры», политик должен находить решения здесь и сейчас.

Увы, пока поиск решений ведется, не поднимая головы, о чем, например, свидетельствуют предлагаемые бюджетные решения (см. стр. 4), другими словами, в новой эре, если Кудрин и ДеЛонг правы, мы окажемся, не подозревая об этом. А значит, сразу в отстающих.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   27.09.2013 15:23:11   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.