Что будет с экономикой, если на выборах Президента РФ победит бизнес

Бизнес-омбудсмен и лидер партии Роста Борис Титов внезапно заявил о том, что в декабре

Резервы остаются

Резервы будут пополняться

Инвестировать в старость нужно сейчас

Проблема выплаты пенсий, их индексаций с каждым годом все острее и острее встает перед

Игра в переводного

До 31 декабря граждане имеют право подавать заявление на перевод в следующем году своих

Зачем выходить из "тени"

В Московском правительстве недавно сообщили, что в этом году были востребованы более 70 тыс.

Нефтерубль и все-все-все

Нефтедобывающие страны в ходе непростых переговоров все-таки решили продлить соглашение

Дебют в декабре: Vivo выходит на российский рынок

Дебют в декабре: Vivo выходит на российский рынок

Компания Vivo объявляет о выходе на российский рынок и представляет флагманские смартфоны

Ипотека процветает

Ипотечные ставки упади до исторического минимума

Инвестиции в золото поднялись до максимума

Политическая обстановка в мире подталкивает инвесторов к наращиванию доли защитных активов в

Ценовая война сотовых операторов

Вслед за МТС «Мегафон» объявил, что с 8 декабря откроет для подключения «новые, еще более

Самый роскошный рост

В этом году заметный доход принесли не только такие   традиционные виды инвестиций,

Фарфоровый агитатор и пропагандист

Фарфоровый агитатор и пропагандист

Советский фарфор, в отличие, например, от мейсенского, обычно не вызывает ассоциаций с чем-то

Классика на заказ

Повседневная мужская мода – явление не особо капризное,  если брать в расчет самую

Мощный, тихий и гигиеничный: Miele представляет первый безмешковый пылесос Blizzard CX1

Компания Miele представляет уникальную новинку – функциональный, практически бесшумный,

HIGH END в темпе вальса

Дорогие телевизоры и аудиосистемы пользуются стабильным спросом

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»


Сценарии и прогнозы   17.01.2012 11:05:00

Правительство нового типа

Правительство нового типа

Дмитрий Медведев видит себя в ближайшем будущем не техническим, а политическим премьером, поэтому Владислав Сурков получил назначение в кабинет. ИТАР-ТАСС

События конца прошлого года предвещали, что в 2012 году в России открывается по-настоящему новый политический сезон. Со скандально, но все-таки обновленной и уже не совсем ручной Думой, с гражданами, для которых борьба за свои политические права уже не пустой звук, и с прежним тандемом, в очередной раз делающим рокировку. Интрига налицо.
Тогда же, в декабре, политическая жизнь бурлила, отчего за последние 12 лет мы уже отвыкли. Митинги, собиравшие десятки тысяч человек, с одной стороны, законодательные инициативы президента, раскачивавшие вертикали власти, возвращающие губернаторские выборы и снижающие пороги для регистрации политических партий – с другой. Подхватит ли 2012 год эстафету?

Кадры по-прежнему решают все

Законодательные инициативы, безусловно, важны. Но, даже если, как обещают в президентской администрации, они в спринтерском темпе станут законами еще до смены власти в Кремле, вопросы остаются. Законы могут быть чудо как хороши, но не их исполнение. Судебная власть еще, по сути, властью так и не стала, к тому же инициировал политическую либерализацию один президент, а жить ей предстоит при другом. Для России это немаловажно.

Законодательные инициативы — шаг политический, хотя и отложенного действия. Политические меры прямого действия — кадровые решения. На них декабрь тоже был богат.

Если сосредоточиться на правительстве, то за считанные месяцы оно лишилось трех вице-премьеров, получив двух взамен, которые, можно не сомневаться, останутся и в новом кабинете. Чем он будет отличаться от прежнего правительства?

Сергея Иванова, превратившегося из вице-премьера в главу президентской администрации, временно оставим за скобками. Тогда получается: ушли Алексей Кудрин и Александр Жуков, пришли Владислав Сурков и Дмитрий Рогозин. А это уже совсем другое правительство.

2:2

До сих пор, как бы ни проходили какие угодно выборы, правительство было собранием по преимуществу технократов-экспертов, а не чистых политиков. Единственным, пожалуй, исключением можно считать правительство Евгения Примакова. Неслучайно партийность членов кабинета до сих пор рассматривалась, скорее, как экзотика, а отнюдь не правило.

Это, конечно, не значит, что в правительствах царят товарищеское единодушие и студийный дух. Правительство имеет дело с деньгами и бизнесменами-людьми, деньгам профессионально поклоняющимися, что не проходит бесследно (периодически просачивающиеся сведения о всякого рода «островах мечты» в собственности чиновников, официальные доходы которых с подобными мечтами расходятся, это подтверждают). Но при прочих равных условиях можно было говорить, что контуры экономической политики, а ее проведение — главная функция правительства, задавали люди, разделявшие определенные принципы. Другое дело, что решения, принимающиеся на высшем политическом уровне, эти контуры размывали.

С отставкой Алексея Кудрина «экономический блок» правительства разоружен. Ушел, но не в оппозицию, а во фракцию «Единой России» в Думе и Александр Жуков. Он оставил в Белом доме не столь значительный след, как Кудрин, однако важно, что, отвечая за социальный, по определению ориентированный на рост госрасходов блок, Жуков как грамотный экономист служил фильтром для превышающих возможности бюджета притязаний.

Теперь в правительство десантируются на вице-премьерские посты люди, сделавшие себе имя не в экспертном сообществе, а в политике, причем далекой от той, которую исповедовал «экономический блок».

Даже когда в правительстве политик меняет именно политика, а не эксперта, как это имеет место при замене Сергея Иванова на Дмитрия Рогозина, речь идет о разных политиках.

Рогозин не станет отсиживаться в кабинетной тиши. Он не откажется сокрушить телеэкран обличениями происков его западных коллег, чтобы сохранить и по возможности нарастить расходы на курируемые им ведомства — от гособоронзаказа (хотя его нынешний уровень производители элементарно не могут переварить) до ракетно-космической отрасли и атомной энергетики. Причем действовать Рогозин будет на хорошо им освоенном и практически всегда востребованном Кремлем и частью общества поле так называемой национальной внешней политики, в которой фантомные боли по былому великодержавному статусу перевешивают скучные экономические расчеты.

Станет ли Рогозин более эффективным вице-премьером по сравнению с Ивановым — вопрос пока открытый. Но это будет не так сложно. Иванов лавров эффективного самостоятельного топ-менеджера пока не сыскал. За ним тянется шлейф бесславного удаления с поста министра обороны, после того как реформа армии была провалена, выбор не в его пользу Путиным своего преемника и плачевные итоги курировавшегося им военно-промышленного комплекса (коррупция, «Булава», падающий космос).

С точки зрения госрасходов перед Рогозиным две задачи: одна простая — отстоять уже согласованные «пугающие» (определение Владимира Путина) объемы, вторая сложная — поднять их эффективность.

Фигура еще одного правительственного новобранца — Владислава Суркова — еще более любопытна. Переселение многолетнего идеолога и творца внутренней политики из Кремля в Белый дом — несомненная реакция на итоги думских выборов 4 декабря, не устроившие ни власть, ни улицу. Но в данном контексте важно не то, является ли новое назначение Суркова понижением, а то, что открывающееся перед ним новое поле деятельности — от ГЛОНАСС до модернизации в сфере образования и медицины требует растущих вложений.

Как тут ни вспомнить один из афоризмов Суркова, который он выдал ровно три года назад, в январе 2009 года: «Кризис не преодолеть, высылая на борьбу с ним вялое ополчение счетоводов». Теперь, когда главы этого ополчения в правительстве нет, у Суркова все шансы реализовать свой подход к экономической политике, тем более что опыта умелого переговорщика ему не занимать.

Рогозин и Сурков вместе отвечают за модернизацию, в погонах и без. А это значит, что они могут составить свой блок в правительстве, мощь которого заставляет вспомнить вопрос, который однажды в Думе Руслан Хасбулатов задал Виктору Черномырдину: «Виктор Степанович, скажите, сколько премьеров в вашем правительстве?»

Своим путем

Стоит вернуться к афоризму Суркова. Кризис снова у ворот, но правительство образца 2012 года готово принципиально изменить экономическую политику: долой счетоводов, даешь госрасходы!

Напор Суркова-Рогозина в новом правительстве некому остановить. Сил Игоря Шувалова (если он останется в прежней должности) для этого недостаточно, возможное появление в качестве куратора экономического блока Аркадия Дворковича картину не изменит.

Дмитрий Медведев на примере ВПК наглядно показал, что сочетание внешнеполитических целей с целями модернизации (локомотивом которой, несмотря на печальный советский опыт, снова становится оборонка) для него очевидный приоритет по сравнению с поддержанием макроэкономического равновесия и накопления антикризисных резервов, на деле Владимир Путин с ним в этом согласен.

При этом во всем мире действует правило: экономический кризис — время политики по рецептам скупых правых либералов, подъем — пора щедрот в духе социал-демократов. Россия, во всяком случае судя по кадровому обновлению правительства, готова это правило нарушить.

Можно как угодно долго ссылаться на антикризисный китайский опыт развития внутреннего рынка. Но он применим в России лишь дозированно.

Китай, являясь мировой фабрикой, тем не менее открыт мировой экономике лишь частично. Дело не только в существенных региональных различиях проводимой экономической политики, главное — курс юаня самостоятельно определяет Нацбанк, а не рынок, он остается не свободно конвертируемой валютой, значит, направление финансовых потоков в большей мере поддается централизованному регулированию.

Не следует, однако, забывать, что мировая эйфория по поводу китайской победы над кризисом ослабевает — китайская промышленность даже по официальной статистике начинает тормозить.

Вернемся в Москву: если новый российский кабинет предпочтет идти наперекор мейнстриму в экономической политике, это усугубит и без того немалые риски, в прямой видимости которых находится отечественная экономика.

Еще раз: политический сезон, открывающийся 2012 годом, обещает быть остросюжетным.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   17.01.2012 11:05:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.