Департамент туризма и коммерческого маркетинга Дубая поделился планами и новостями

Согласно последней статистике за первые семь месяцев 2017 года общее число туристов,

Население критикует экономполитику

Только четверть опрошенных отмечают улучшение экономики

Правительство одобрило бюджет

Расходы бюджета увеличены

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Инфляция будет низкой

Годовая инфляция опережает цель ЦБ

Сбербанк уходит из Европы

Сбербанк начнет принимать карты "Мир" в Турции

ЦБ получит не менее 75% акций Бинбанка

ЦБ получит не менее 75% акций Бинбанка

Акционеры Бинбанка активно взаимодействуют с ЦБ

Бинбанк запросил санацию

Шишханов признал ошибки

ЦБ снизил ставку до 8,5%

Курс рубля не изменился

Задорнов возглавит «Открытие»

Задорнов вступит в должности через несколько месяцев

В Россию пришел первый в мире игровой ноутбук с изогнутым экраном Predator 21 X за 700 тыс. рублей

Компания Aser объявила о старте продаж этой флагманской модели, которая не имеет себе равных

Солнце в бокале

Солнце в бокале

Благодаря кризису 2014–2016 годов россияне открыли для себя много новых вин, а их интерес

Forbes назвал богатейшие «семейные кланы»

Состояние 10 богатейших семей оценивается в 27 млрд долларов

Нашествие пивоваров

Пивоваренная отрасль России переживает трудные времена. За последние 10 лет производство

Хлеб на вес золота

Может ли буханка быть предметом роскоши? Хлеб как товар повседневного спроса менее всего

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   21.06.2012 09:29:50

Шанхайский связной

Рубль и юань – братья навек?

Шанхайский связной

ИТАР-ТАСС

В свое время Поднебесная империя старательно огораживалась от варваров. Cимволом стала Великая стена в шесть тысяч километров. Огораживала она и внутренний китайский рынок. Зато сейчас китайские товары, причем зачастую далеко не самого лучшего качества, зато запредельно дешевые, завоевывают сопредельные и заокеанские страны одну за другой. Россия не исключение. Но что взамен? Китай готов все больше закупать российские энергоносители и даже отдельные технологии. В условиях затянувшегося долгового кризиса в Евросоюзе, до сих пор остающемся главным торговым партнером России, — это, пожалуй, выход из сложной ситуации. Но насколько эффективный? Визит Владимира Путина в Пекин 5—6 июня еще раз показал, что, несмотря на самые радужные перспективы, взаимной выгоды от экономических отношений с Поднебесной добиться не так просто.

Российский рубль обошел британский фунт

Начнем, как и полагается в классическом тосте, за здравие российско-китайских отношений. Накануне приезда Путина в Пекин были обнародованы данные об итогах торгов рублем и юанем на Китайской валютной бирже в Шанхае и на ММВБ. На первый взгляд, ничего триумфального. Как приходилось в Шанхае 99% оборота биржи на американский доллар, так и приходится. Что лишний раз свидетельствует о том, что доллару как основной глобальной резервной валюте замены пока нет. Но в оставшемся 1% (а это еще 6 валют) произошли неожиданные позитивные для рубля подвижки. По данным филиала ВТБ в Шанхае, сделки с рублями обогнали операции с британскими фунтами. При этом британская валюта в Шанхае торгуется 18 лет, а рубль — 1,5 года.

Пока, конечно, объемы рублевых торгов все равно относительно невелики. В 2011 году оборот пары юань-рубль достигли 5,6 млрд юаней (28 млрд рублей). Но показатели второй половины года превысили в 10 раз показатели первой. Спрос на рубли, по данным Шанхайской биржи, растет прежде всего со стороны китайских энергетических компаний (что не удивительно). Но все больше рублей приобретают и те компании, которые торгуют не с российскими предприятиями, а расположенными в разных странах СНГ. А это уже звонок — российский рубль понемногу становится региональной резервной валютой на евразийском пространстве. Кстати, в статье Владимира Путина, опубликованной в «Жэньмин жибао» накануне визита, специально подчеркивалось: «Уже очевидно, что мы должны быстрее реализовать принятые решения о переходе на расчеты в национальных валютах при осуществлении взаимных торговых, инвестиционных и прочих операций. Тем самым страховать себя от разного рода валютных рисков и укреплять позиции рубля и юаня».

Правда, на ММВБ результаты торгов юанем несколько скромнее: в 2011 году — 1 млрд юаней (5 млрд рублей). Но уже в I квартале этого года — 412 млн юаней, что на 300% больше результатов аналогичного периода предшествующего года.

Таким образом, несмотря на ничтожность обменных операций юань-рубль по сравнению с доллар-рубль или доллар-юань, тенденция налицо. Расчеты в национальных валютах двух стран вполне реальны. Или, как подчеркивается в статье Путина, «нам также нужно отстроить „современное здание“ финансовой, инвестиционной инфраструктуры двусторонних деловых отношений».

Соответственно быстрый рост двусторонней торговли уже не вызывает особого сомнения. Так, в 2011 году товарооборот между Россией и Китаем достиг, по данным Путина, $83,5 млрд. К 2015 году он должен достичь $100 млрд, а к 2020 — $200 млрд. Впрочем, последняя цифра вызывает сомнения.

С одной стороны, в условиях европейской рецессии, вызванной не только перманентно обостряющимся долговым кризисом, но и общим падением конкурентоспособности местной экономики, другого пути у российского бизнеса, кроме как идти на Восток, нет.

Но, с другой, экономики России и Китая не совсем дополняют друг друга. Наоборот, обе нуждаются в сверхсовременных технологиях, которые есть в США и ЕС, но не друг у друга. По крайней мере в большинстве отраслей. Поэтому многие эксперты сомневаются в том, что Китай может полностью заменить европейских потребителей российских энергоресурсов. И соответственно увеличить их закупки до той стадии, когда взаимный товарооборот вырастет за 8 лет более в два раза.

Газ по европейским ценам Китай покупать не будет

В чем на самом деле нуждается Китай? В инвестициях? Они у него есть в избытке. В новейших технологиях? Безусловно, да. Поднебесная стремится в космос, к лучшим оборонным образцам, к надежным ядерным разработкам. И еще. Что может быть важнее всего. Как бы ни говорили о начинающейся «жесткой» посадке китайской экономики, а замедление темпов роста налицо, например, в мае индекс промпроизводства еле-еле преодолел 50% (если будет ниже, то это уже не замедление, а настоящий спад). Поднебесная все больше нуждается в энергоресурсах.

То есть вот оно счастье. В Европе потребление энергии практически не растет. Более того, там открыто воюют с «Газпромом», опасаясь его монополии. Значит, газ и нефть можно гнать в Китай. Но нет. Если дополнительные 15 млн тонн нефти из России через трубопровод ВСТО Китай уже потребляет, то с газопроводами просто швах.

Напомним, что еще в 2006 году «Газпром» и китайская нефтегазовая госкомпания CNPC договорились о строительстве двух газопроводов, по которым в Китай должно было бы поставляться 68 млрд кубометров газа в год. В 2011 году было подписано соглашение, по которому оговаривались маршруты — западный из Западной Сибири через Алтай и восточный из Восточной Сибири — и первоначальные объемы поставки — 30 млрд кубометров газа. Однако с тех пор цена газа так и не согласована. Более того, согласовать ее не удалось в ходе последнего визита и Путину.

Китайцы не намерены платить за тысячу кубометров газа более $180. «Газпрому» нужно хотя бы $220–240. Напомним, в Европу российский газ идет не дешевле $400/тыс. кубов. Однако в отличие от ЕС Китай может получать совсем уж дешевый газ из Средней Азии (Туркмении, Узбекистана и Казахстана). Поэтому переговоры близки к тупику.

Правда, обе стороны, как недавно пояснял зампред «Газпрома» Александр Медведев, готовы к новым поворотам в переговорах. Например, можно оговорить совместную транспортировку газа к конечным потребителям в других странах АТР, либо обмен активов. Но пока до конкретных договоренностей еще очень далеко.

Дело даже не в конкретных энергетических разногласиях. Проблема глубже. Китаю нужны в условиях замедления темпов роста дешевые энергоресурсы, а Россия не может себе позволить развернуться на Восток, продавая соседу нефть и газ по цене, близкой к себестоимости добычи и транспортировки.

Нет реального прогресса и в области высоких технологий. В преддверии визита Путина в Пекин СМИ много писали о том, что обе стороны подпишут контракт о создании до 2020 года на базе российского ИЛ-96 сов­местного широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. Технологии — наши. Деньги — китайские. Не срослось. Ограничились меморандумом о намерениях.

В атомной энергетике чуть лучше. «Рос­атом» будет достраивать Тяньваньскую АЭС. Но и здесь есть проблемы. И Россия, и Китай — конкуренты в доступе к современным технологиям. Конечно, у России теоретически их больше. А у Китая в действительности больше денег. Но на самом деле Россия в технологическом плане все больше отстает от своих конкурентов. И зачем тогда Китаю вкладываться, например, в тот же ИЛ-96, фактически разработанный еще в 70-х годах? Кстати, неудачей закончилась и попытка продать Китаю истребители СУ-35.

Дальневосточная «Ост-Индская» компания

Но тем не менее, несмотря на все проблемы другого пути, для России кроме как натиска на Восток нет. Европа занимается энергосбережением и альтернативной энергетикой. Больше, чем сейчас, она практически российских энергоносителей потреблять не будет. В том числе и из-за политических соображений. К тому же растет добыча сланцевого газа и нефти в США. А это реальный для нас конкурент. По крайне мере, цены на российский газ в Европе уже упали из-за конкуренции со сжиженным газом из Катара и Алжира, которым некуда деваться кроме как в Европу. А США уже вышли на первое место по добыче газа в мире.

В Китае же, несмотря на прижимистость, готовы рассмотреть вопрос о покупке российского сжиженного газа. И вот уже рассматривается вопрос об удвоении проектной мощности строящегося Владивостокского завода СПГ.

И в этом плане крайне важно не тянуть нитки газопроводов из глубины российской территории. Нужно осваивать приграничные к Китаю. Что важно и с точки зрения недопущения их нелегального освоения китайцами.

В правительстве Дмитрия Медведева с этой целью было создано специальное министерство по развитию Дальнего Востока во главе с бывшим хабаровским губернатором Виктором Ишаевым, дальневосточным полпредом.

Ведомству предлагается передать исключительные полномочия, включая выдачу лицензий на разработку недр. Новому министреству могут предоставить право продажи приватизируемого федерального имущества на этой территории. Вполне возможно и китайским инвесторам. Минвостокразвитию могут предоставить право и управление всеми энергоактивами региона.

В принципе эти планы можно было бы оценить как попытку создать своего рода гос­корпорацию с самыми широкими полномочиями. Более того, еще несколько месяцев назад именно ее и хотели учредить. Но поняли, что она будет слишком непрозрачной. В деле же налаживания экономических отношений с Китаем просто необходимо дать импульс развитию приграничных с ним территорий.

В любом же случае, даже в условиях замедления темпов роста китайского ВВП, России все равно придется переориентироваться от Евросоюза к АТР. Здесь главное не прогадать. Восток — дело тонкое. Даже в сугубо экономическом плане.

«Финансовая газета» опросила ряд экспертов по поводу недавнего визита президента Владимира Путина в Китай. Было задано три вопроса:

1. Дополняют ли экономики России и Китая друг друга? Возможна ли более глубокая интеграция? Может ли Китай заменить в качестве основного торгового партнера ЕС?

2. Темпы роста в Китае не­уклонно падают. Предсказатель кризиса 2008 года американский экономист Нуриэль Рубини прогнозирует спад в Поднебесной. Насколько это реально?

3. Если спрос на китайские товары в результате обострения кризисных явлений будет падать и в Европе, и в США, сможет ли Пекин переориентироваться на внутренний рынок?

Михаил Карпов, начальник сектора Азии Российского института стратегических исследований:

1. Думаю, что дополнение совершенно очевидно — Россия нуждается в китайских товарах, а Китай нуждается в российских технологиях и ресурсах. Но полностью заменить Европу вряд ли сможет. Им нужны западные технологии, и России нужны западные технологии. Несмотря на то что чисто количественно денег у Китая много, но институционально сотрудничество с Китаем не заменит сотрудничество с ЕС. Хотя сотрудничать с Китаем очень выгодно.

2. Пока Китаю не из чего выходить. Пока китайские темпы роста очень высоки. Китайский кризис возможен, но он не будет вызван падением роста как таковым. С моей точки зрения, у Китая большое поддержание темпов роста. Если кризис и будет, то он будет вызван глубокими структурными проблемами, а не падением темпа роста.

3. О том, чтобы перестраиваться на внутренний рынок, Китай говорит уже 14 лет. Думаю, мы в Китае будем наблюдать экспортную модель. Проблема в структурной перестройке — вот откуда у них может быть кризис.

Руслан Гринберг, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН:

1. Я думаю, что поставка российских энергоресурсов в Китай — это очень полезная вещь для нашей страны. По-моему, это продуктивное дело. Здесь не должно быть никакой иерархии и никакой дилеммы. Это фальшивая дилемма. Нужно поддерживать теплые отношения с Европой, к тому же мы европейская страна, наши связи с ЕС важны. Но нельзя игнорировать и растущий Китай. Появляется возможность, чтобы использовать новый геополитический расклад.

2. Я думаю, что Рубини всего один раз случайно угадал, как будут развиваться события. Надо к этому относиться спокойно. Я вообще считаю, что тот, кто знает будущее, должен жить в сумасшедшем доме. Ничто не указывает на то, что Китай идет к экономической катастрофе. Может быть, темпы роста снизятся и это нормально. Последние 10 лет рост 10% в год — это не нормально, надо отвыкать. Тяжелая задача, от экспортной экспансии переходить к внутренним источникам роста. Это замедление темпа, но не катастрофа. Рубини на этот раз не угадал.

3. Если все будет хорошо в мире, если справимся со смутой, Китай будет переходить на внутренние источники роста и повышать их. Это же не Швейцария, где есть достигнутые пределы хозяйственного благосостояния. У Китая большие потребности.

Сергей Афонцев, заведующий отделом экономической теории ИМЭМО РАН:

1. В мировой экономике каждая страна стремится находить партнеров, сотрудничество с которыми обеспечивает им максимальные экономические и политические выгоды. Россия и Китай относятся к числу наиболее крупных и динамично развивающихся экономик. Возможности для сотрудничества колоссальны, но используются пока в ограниченной мере. Однако противопоставлять Китай другим нашим партнерам абсурдно. Основным партнером России в торгово-инвестиционном и технологическом сотрудничестве в ближайшее десятилетие останется ЕС. Развитие сотрудничества с Китаем — важный ресурс географической диверсификации внешнеэкономических связей России, но ни в коем случае не «альтернатива Европе».

2. Рубини предсказывает кризис каждый день во всех странах подряд. Это уже порядком надоело. Это удачный имиджевый ход: публика любит читать про конец света, и ей без разницы, кто изрекает такие пророчества — календарь майя или Нуриэль Рубини. Но хватит уже играть в игрушки. Действительно, в Китае ожидается замедление темпов экономического роста. Но спада нет и не предвидится. Все привыкли, что экономика Китая растет на 8% в год и более. В этом году ожидается порядка 7,5% — это меньше, чем раньше, но все равно очень много. Спора нет, в экономике Китая наблюдаются серьезные диспропорции, но пока нет признаков, что они приведут к падению ВВП.

3. Они уже этим занимаются, и достаточно давно. Внутренний рынок уже более 5 лет является главным двигателем экономического роста в Китае. Однако по мере преодоления глобального кризиса возможны различные сценарии. В периоды высокой конъюнктуры мировая торговля растет быстрее, чем мировая экономика в целом. Не исключено, что Китай после кризиса будет выходить в новые технологические ниши, чтобы вновь укрепить свои позиции на экспортных рынках.

Андрей Карнеев, заместитель директора Института стран Азии и Африки при МГУ им. Ломоносова:

1. Действительно, между Россией и Китаем есть высокая степень взаимодополнения: мы соседи, есть множество пограничных переходов. История, география и прочие факторы выступают за то, чтобы Россия и Китай сотрудничали. Надо сказать, что частично этот потенциал уже реализован. С 2010 года Китай является первым по объему торговым партнером России. Китай не может заменить Европу в целом. Европа в отличие от Китая является не только поставщиком товаров, но и технологий. Китай еще не вышел на такой уровень развития, чтобы поставлять технологии. Китай — это страна, которая поставляет изделия потребительского назначения. Но Китай готов потреблять продукты нашего машиностроения. Если бы мы оживили свою промышленную сферу, Китай бы покупал. Как в свое время покупал продукцию автопрома. Сейчас мы поставляем энергооборудование, оборудование для атомных электростанций. В этом смысле Китай занимает очень важное место, и при грамотной политике Китай мог бы стать покупателем не только сырьевых продуктов, но и продукции машиностроения, что вряд ли возможно с Европой. Но противопоставлять Китай Европе тоже неправильно. Было бы хорошо в равной степени взаимодействовать и с Европой, и с Китаем.

2. В принципе в мире есть много экономистов, которые постоянно предсказывают кризисы. И если постоянно кризисы предсказывать, то один раз можно и угадать. Кризисы случаются регулярно, поэтому один из прогнозов обязательно сбудется. Если какой-то другой экономист предречет, что после кризиса будет подъем, он тоже попадет в точку, так как после кризисов всегда бывает подъем. Последние 30 лет все западные экономисты и политологи только и делали, что предсказывали кризисы и проблемы для китайской экономики. То, что Китай демонстрирует на протяжении 30 лет, это уникально. Невозможно, чтобы одна страна развивалась 30 лет, а другие страны находились в стагнации. Можно говорить о темпах замедления роста, он составит 1–2%. Но так, чтобы возник какой-то кризис или рецессия в китайской экономике, такого не будет.

3. Этот вопрос муссируется в Китае уже не первый год. Особенно вопросы пошли, когда начался кризис в 2008 году. Те потери, которые вызваны падением экспорта, будут компенсироваться внутренним рынком. Эта задача будет решаться годами, но решить ее полностью не удастся.

Константин Левин, Инна Григорьева

Сценарии и прогнозы   21.06.2012 09:29:50   

Тэги: Россия, Китай, Путин, экономика, рубль, инвестиции

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.