Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   18.12.2012 11:36:44

В чем Путин согласился с Бернанке

Что общего в Послании президента Федеральному Собранию и в решениях ФРС?

Николай Вардуль Главный редактор Финансовой газеты


В чем Путин согласился с Бернанке

Владимир Путин, в частности, заявил: «Нам нужны „дешевые“ и „длинные“ деньги для кредитования экономики, дальнейшее снижение инфляции, конкурентные банковские ставки».

Это ключевой набор задач, которые призваны решать правительство и ЦБ любой страны. Они их и решают. Но в разных странах разные продвижения в их решении. Как ФРС борется с кризисом

Вот что решил Комитет по открытым рынкам ФРС США по итогам двухдневного заседания.

1. Базовая процентная ставка сохраняется на рекордно низком уровне в 0–0,25% годовых.

2. Продолжится выкуп долгосрочных облигаций на сумму 45 миллиардов долларов ежемесячно после истечения срока «Операции Твист» в конце текущего года.

3. Регулятор сохранил объем ежемесячного выкупа ипотечных облигаций в рамках QEIII в. 40 миллиардов долларов.

Все это ожидавшиеся решения, по которым с начала будущего года на рынок будет выбрасываться каждый месяц не меньше 100 миллиардов свежехрустящих долларов.

Зато четвертое решение ФРС сенсационно. Вот оно: ФРС установила пороги по безработице и инфляции, без достижения которых базовая ставка меняться не будет. Необходимо сокращение безработицы до отметки 6,5% и ниже, а инфляция должна быть не менее 2,5%, для того чтобы ставка была повышена.

До сих пор ФРС предпочитала не раскрывать свои карты. ФРС не меняет своей политики подъема экономики путем наращивания долларовой массы. Собственно, других инструментов в распоряжении ФРС и нет. Расчет в целом, как сходится большинство американских комментаторов этого решения, в принципе верный. Так что цели ясны, задачи определены. Никаких управленческих потрясений не ожидается.

Американской экономике предсказывают неторопливое оживление, которое произойдет, если не случится падения с «фискального обрыва», то есть если демократы и республиканцы все-таки сумеют сторговаться по поводу мер сокращения бюджетного дефицита. Если не сумеют, это уже не к ФРС, о чем специально, хотя и в более мягкой форме, уже предупредил Бен Бернанке.

Перенимаем опыт

У России картина иная. С точки зрения макроэкономики и прежде всего состояния госфинансов она выглядит много лучше и США с их множественными дефицитами, и ЕС, и Японии. Китай, правда, впереди.

Но вот на уровне управления картина не столь блестящая. Продолжим начатую выше цитату из Послания президента Владимира Путина: «Я прошу Правительство и Центробанк подумать над механизмами решения таких задач». Речь, напомним, прежде всего идет о «дешевых» и «длинных» деньгах. Путин продолжает: «Знаю хорошо, что мне возразят и скажут некоторые эксперты, что обеспечение „длинных“ денег — это не задача Центрального банка, что „длинные“ деньги — это накопления граждан, предприятий, пенсионные деньги и так далее. Да, все это хорошо известно. Но также известно, что в ФРС Соединенных Штатов, в Евроцентробанке, в других некоторых центральных банках прямо в уставах записана обязанность этих структур думать о рабочих местах и обеспечении темпа роста экономики. Сейчас не призываю ничего пересматривать в нашем законодательстве, просто обращаю внимание на то, что все мы должны быть озабочены ключевыми вопросами развития страны».

Путин призывает ЦБ равняться на ФРС и ЕЦБ. В том смысле, что Банк России должен взять на себя большую ответственность за развитие экономики. В ЦБ громко или негромко, но точно будут возражать: если ЦБ будет отвечать за экономику, зачем тогда нужно правительство? Вопрос не праздный. Я не к тому, что перед правительством стоит мало задач и люди там работают в санаторном режиме. Ничуть не бывало. Но вот некоторые цифры.

3 декабря на сайте МВФ появился доклад «Либерализация и управление потоками капиталов: институциональный подход». В преамбуле указывается, что, если в 1980-е годы отношение финансовых потоков (прямых и портфельных инвестиций и банковских займов) к мировому ВВП составляло 5%, то в 2007 году, то есть перед началом мирового кризиса оно выросло до 20%. Стоит добавить, что за это же время отношение мировой торговли товарами и услугами к мировому ВВП поднялось с 23 до 33%, то есть прирост был гораздо меньшим.

Другими словами, само развитие мировой экономики диктует усиление роли финансового регулятора, которым ЦБ уже является и чем он станет в еще большей мере, когда наконец произойдет создание финансового мегарегулятора, который, как ожидается, врастет в ЦБ.

Реформа управления экономикой

Придание новых функций и увеличение ответственности — всегда болезненно. Особенно если учесть опыт ЦБ, который к росту ответственности никогда не стремился, скорее наоборот. Он с радостью и с пользой для экономики отказался от ответственности за курс рубля, выбрав таргетирование инфляции, но саму инфляцию он еще недавно делил на поддающуюся монетарным факторам и соответственно попадающую в зону ответственности ЦБ и не поддающуюся, которая подчинялась прежде всего естественным и прочим монополиям, а также Федеральной службе по тарифам — правительственному ведомству. Как именно будет происходит метаморфоза ЦБ, предсказать трудно, многое будет зависеть от фигуры сменщика Сергея Игнатьева.

Но Путин предсказал изменения не одному ЦБ. Продолжаем все ту же цитату: «Наши национальные накопления должны работать в стране и на страну, однако пока средства Фонда национального благосостояния практически не вкладываются в развитие. Мы договорились — помню об этом хорошо и с этим согласен, — что после того, как Резервный фонд превысит 7 процентов ВВП, мы можем направлять половину доходов сверх этого уровня в российскую экономику, главным образом в инфраструктурные проекты. А вот теперь о возможных корректировках наших прежних договоренностей, о которых я сказал в самом начале. По итогам текущего года Резервный фонд и Фонд национального благосостояния вместе составят уже около 9 процентов ВВП, а значит, определенная подушка безопасности у нас есть, сформирована. Поэтому уже с 2013 года после создания соответствующей управляющей структуры предлагаю часть средств Фонда национального благосостояния — для начала это может быть сумма до 100 миллиардов рублей, некоторые считают, что не менее 100 миллиардов рублей, — нужно вкладывать уже в российские ценные бумаги. Они должны быть связаны с реализацией инфраструктурных проектов. С этим сегодня уже согласны и правительственные эксперты. Поэтому прошу Минфин проработать такую схему. Важно, чтобы такие проекты были окупаемы сами по себе. Чрезвычайно важное условие — и обращаю на это особое внимание — важно, чтобы они были окупаемыми и давали устойчивый гарантированный доход, а не требовали постоянной подпитки из ФНБ или из федерального бюджета».

«Финансовая газета» в прошлом номере писала об острой дискуссии по поводу бюджетного правила, которая велась Минфином, защищавшим неприкосновенность этого правила, и Минэкономразвития, которое предлагало его сразу же подкорректировать и, в частности, не дожидаться, пока Резервный фонд дорастет до 7% ВВП, после чего половину доходов бюджета от превышения фактической цены на нефть от заложенной в бюджете, которая, в свою очередь, является средней за определенный период времени, можно тратить на инфраструктурные объекты. Путин бюджетное правило в минфиновской редакции поддерживал.

И вот — сдвиг. Президент считает, что нефтедоходы пора пустить на объекты внутри страны уже в 2013 году (сейчас в Резервном фонде не 7, а всего 3% ВВП).

Другими словами, если нефть-кормилица не подкачает, то доходы от нее уже в будущем году будут выполнять роль ФРС в США, то есть именно из них будут черпаться «длинные» и «дешевые» деньги. О судьбе накопительных пенсий президент не сказал ничего, хотя демографической ситуации, которая кричит о том, что без них не решить проблем даже Пенсионного фонда, не говоря уже ни о «длинных» деньгах, ни об уровне жизни будущих пенсионеров, посвятил много внимания.

Вернемся к ФРС. Мировой регулятор пошел на беспрецедентный шаг, бросив игрокам даже не кость, а шмат сала. Играть за или против доллара теперь будут, оглядываясь на четко обозначенные пороговые значения, за которыми должна последовать смена курса денежной политики. Это можно интерпретировать в том числе и как уверенность ФРС в механизме управления. За океаном не принято менять правила по ходу игры, как это происходит у нас с бюджетным правилом. В России же еще предстоит отлаживать новый центр экономической власти, у которого, как у сказочного дракона, будет три головы: ЦБ, финансовый мегарегулятор и управляющая структура резервных нефтяных фондов, которая, напомню, должна быть «соответствующей», и в данном случае это не бюрократический штамп, а соответствие задачам вкладывать резервные деньги так, чтобы они «давали устойчивый гарантированный доход, а не требовали постоянной подпитки из ФНБ или из федерального бюджета». И, хотя ясно, что голова ЦБ — главная, остальные фактически оказываются на той же шее, как будут складываться отношения в этом трехголовье, сегодня никто предсказать не сможет.

Реформа управления может оказаться самой неуправляемой.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   18.12.2012 11:36:44   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.