Топилин: триллионные потери

Топилин: 2 трлн. рублей в год потери от налоговой реформы

Казначейство получит право торговать валютой

Казначейство получит право торговать валютой

Функции Казначейства расширяются

НДФЛ могут повысить

Минфин поменяет страховые взносы на НДФЛ

Китай ослабил юань

Юань подешевел на 0,42%

Moody’s улучшило прогноз по рейтингу России

Рейтинговые агентства отмечают восстановление экономики

Врачам отменят надбавки

Москва решила не переплачивать медикам

Россияне стали богаче

Россияне стали богаче

Доходы россиян выросли

Kraft Heinz отказалась от сделки с Unilever на $143 млрд

Kraft Heinz и Unilever будут работать отдельно

Безвизовая Белоруссия

Белоруссия уже не страна-изгой

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Сценарии и прогнозы   04.04.2012 11:42:52

Загадка Эльвиры Набиуллиной

Загадка Эльвиры Набиуллиной

government.ru

Министр экономического развития, выступая на ежегодной конференции по проблемам развития экономики и общества в Высшей школе экономики, нарисовала перед Россией замечательные, но противоречивые перспективы.

Нефтяная забастовка

Набиуллина прекрасно видит, что нефтяной двигатель развития российской экономики уже не тянет. В прогнозах ее ведомства еще год назад отмечалось, что рост цены нефти в среднем за год более чем на 20% практически не приводит к росту ВВП.

Последнее подтверждение вывода о том, что растущая цена нефти уже не способна вытянуть за собой экономику, содержится в прогнозе развития российской экономики на 2012 год от Всемирного банка (ВБ). Напомним, у ВБ есть два варианта прогноза для России, базисный — при среднегодовой цене в $98,2 за баррель и альтернативный — при $125. Так вот при росте цены нефти на $26,8 за баррель российский ВВП приподнимется всего на 0,5% — с 3,5 до 4%. Это самое убедительное доказательство необходимости решительного обновления модели российской экономики.

«Бюджетный маневр»

Как это обновление выглядит, если следовать за выступлением Набиуллиной в Высшей школе экономики? Она не стала конкретизировать, почему ВВП не спешит следовать за растущей ценой нефти. Один из ответов лежит на поверхности — это неадекватность потребностям экономики значительной части растущих госрасходов. Вероятно, по логике министра экономического развития, разбираться с эффективностью госрасходов не ее задача. Во всяком случае, она настаивает на росте бюджетных расходов «на здравоохранение, образование, развитие инноваций и науки, инфраструктуру и приоритетное внимание давать тем расходам, которые влияют на качество человеческого капитала и развитие». Если это бюджетный маневр, то какие расходы подлежат сокращению, Набиуллина не рассказала.

Напомним, у Минфина другая позиция. Хранители бюджета поддерживают маневрирование госрасходами, но только не ведущее к увеличению общей величины расходов. Минфин в целях укрепления независимости России от нефтяной конъюнктуры ставит задачу сокращения ненефтяного дефицита бюджета. Между тем сейчас он составляет 9,6% ВВП и, по расчетам ВБ, в ближайшие два года будет расти.

Чем заменить нефть?

Вернемся к поискам новой экономической модели. Набиуллина отметила, что рост доходов от традиционного экспорта углеводородов будет ограничен, поэтому в этих условиях для обеспечения стабильности торгового баланса необходим рост несырьевого экспорта.

Между тем «ограниченность» роста доходов нефтяного экспорта пока не подтверждается. В первом квартале 2012 года наблюдался любопытный феномен: физический объем российского экспорта углеводородов сокращался при росте доходов за счет роста цены нефти.

Парадокс в том, что в балансирующей на краю рецессии Европе — главном торговом партнере России – спрос несколько снижается, но обострение ситуации вокруг Ирана выталкивает цену нефти вверх.

Россия оказывается в выигрыше. Но Набиуллина, безусловно, права в постановке задачи расширения нетрадиционного для России экспорта.

В цифрах эта задача Набиуллиной сформулирована так: «Несырьевой экспорт должен вырасти в 2,5 раза до 2020 года и в 7,5 раза — до 2030 года».

Кто станет экспортером?

Цифры впечатляют. Их относительную реальность повышает практически нулевой стартовый уровень. А дальше — холодный душ.

Несмотря на предлагаемый рост госвложений в человеческий капитал и смелое предложение пустить средства из Фонда национального благосостояния (страховочный фонд, формируемый из нефтегазовых доходов государства, другой — Резервный фонд уже обмелел) на «стратегические проекты» в России и за рубежом — «там, где это приносит нам необходимые технологические компетенции», по расчетам самого Минэкономразвития, на выходе получается все равно совсем не революционно.

«Доля инновационного сектора в ближайшие годы будет повышаться медленно, с нынешних 11 до 12–13% к 2015 году, а затем возможен рост к 2020 году до 16%», — признает Набиуллина.

Как эти цифры корреспондируются с уже приведенным прогнозом о росте «нетрадиционного» российского экспорта в 2,5 раза до 2020 года и в 7,5 раза — до 2030 года, остается загадкой. Отгадка, впрочем, в том, что временные горизонты, вероятно, неслучайно не совпадают. Предполагается, что к 2020 и тем более к 2030 году российские инновационные отрасли уйдут в отрыв. Возможно. А вот что в дальнейший отрыв уйдут и сегодняшние пионеры в этой сфере, можно не сомневаться. Так что российская ниша на мировом рынке остается под большим вопросом.

Стремиться к росту инновационного производства и инновационного экспорта безусловно надо. Остается только пожалеть, что средств его поддержки среди предложений Минэкономразвития явно недостаточно.

Николай Вардуль

Сценарии и прогнозы   04.04.2012 11:42:52   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.