Какой будет «договорная» цена?

Cоглашение по сокращению добычи нефти может быть продлено 25 мая. Большая часть сомнений в

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Что побеждать после инфляции

Как снижать ставку, не разгоняя цены?

Вода по цене золота

Вода по цене золота

Сколько зарабатывают на самом прозрачном рынке

Как долго простоит подрубленный рубль?

В мае рубль уже намаялся. И ведь намается еще. 4 мая резко упала нефть – рубль пошатнулся,

Курортный сбор может не состояться

Курортный сбор снизит конкурентоспособность российских курортов

Нефтяной парадокс

Нефтяники обнадежили спекулянтов

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Налоги   15.01.2013 03:08:26

Горе-реформаторы

Как правительство само себя высекло

Горе-реформаторы

4 декабря как гром среди зимы прозвучали заявления сначала первого вице-премьера Игоря Шувалова, а потом и премьера Дмитрия Медведева о том, что правительство собирается провести сравнительный анализ двух налогов — НДС и налога с продаж. 26 декабря налоговое совещание состоялось, на нем было решено ничего не менять.

Что это было?

Чем плох НДС

Начнем с того, что хотя все случившееся выглядит как анекдот, которым опять же по традиции полны новогодние дни, тема замены НДС налогом с продаж достаточно серьезная и глубокая. Иначе бы она ни поднималась с регулярностью смены времен года с момента отмены налога с продаж с 2004 года. Стоит с самого начала оговориться, что налог с продаж в 1998 — 2003 годах существовал параллельно с НДС. Что в конце концов было признано неконституционным, но дело даже не в этом, параллельное существование двух однотипных налогов искажало результаты обоих.

Но почему же все-таки идея замены НДС на налог с продаж не оставляет умы части политиков, экономистов и предпринимателей? Основных причин три.

Первая — НДС консервирует модель экспортно-сырьевой экономики, которая должна остаться в прошлом российской экономики, потому что никак не соответствует сегодняшним потребностям. В Европе, откуда пошел по миру НДС, он был задуман не только в фискальных целях. Неотъемлемая часть — возврат НДС при экспорте, по мысли создателей этой системы должна была стимулировать экспорт тех видов продукции, в которых больше добавленной стоимости, то есть стимулировать технологический прогресс и рост конкурентоспособности обрабатывающей промышленности.

Перенос НДС на российскую почву продемонстрировал, что не всякая пересадка оказывается полезной. НДС и его возврат оказался выгоден не обрабатывающей промышленности России, которая за очень редкими исключениями оказалась неконкурентной на мировых рынках, а экспортерам сырья. Для остальных видов производств главным в этом налоге оказалась не его стимулирующая сторона, а фискальная. Этот перекос в значительной мере привел к тому, что потенциальные российские экспортеры продукции с повышенной долей добавленной стоимости так и не смогли свои потенции реализовать, задавленные фискальным прессом НДС. Поэтому позорная для страны, входящей в «большую восьмерку», статистика доли собственно промышленного экспорта в общем объеме экспорта, как и место России в международном разделении труда, которое чем дальше, тем больше ассоциируется с гетто, — в значительной мере «заслуга» НДС. Неслучайно в нефтедобывающих странах, которые, как и Россия, ставят перед собой цели диверсификации экономики, НДС нет. Исключение — Норвегия, но это то исключение, которое подтверждает правило. От Норвегии и ее системы использования нефтяных доходов Россия очень далека. Мы знаем и стремимся использовать норвежский опыт, но приближаемся к нему в лучшем случае лишь ассимптотически.

Вторая причина состоит в том, что возврат НДС — хрустальная мечта каждого предпринимателя. Если же учесть еще одну российскую историческую традицию — коррупцию, то возникает поле для самых разных злоупотреблений, нарушений и преступлений. Известно, например, что существовали (а может быть, и продолжают существовать) откровенно специализировавшиеся на оформлении и возврате НДС инспекции, долгое существование которых не может иметь иного, кроме высокого покровительства объяснения.

Третья причина — сложность и обременительность взимания НДС. Налог взимается независимо от того, будет ли реализована продукция — НДС взимается авансом. Это дополнительные затраты на производителя, к которым добавляются несоразмерные затраты на ведение бухгалтерского и налогового учета НДС у налогоплательщиков, за которыми должны следить, соответственно наращивая кадры и затраты, налоговики.

Вторая и третья причина приводят к самым большим на фоне остальных налогов затратам на судебные разбирательства, непроизводительную потерю времени и средств, в том числе и бюджетных.

Чем плох налог с продаж

Налог с продаж тоже не ангел. Его негатив с удовольствием раскрывает Минфин, который до последней возможности будет отстаивать НДС, видя в нем одну из главных опор бюджета. Среди его достоинств Минфин числит и независимость сбора НДС от фаз экономического цикла. НДС исправно пополняет бюджет и тогда, когда налогоплательщик в кризисе. Стоит ли говорить, что для налогоплательщика эта всепогодность НДС предстает негативом.

Но вернемся к тому, чем плох налог с продаж. При сборе этого налога возникают фактически непреодолимые трудности — продавцы товаров должны определять статус покупателя и причину покупки товаров. Речь идет о том, что плательщиком налога с продаж является конечный покупатель. Такая ситуация увеличивает возможность уклонения от уплаты налога и увеличит нагрузку на сектор розничных продаж, заключают в Минфине.

Еще один контраргумент — низкая бюджетная эффективность. В 2000 — 2002 годах доходы от этого налога составляли 0,5% ВВП, а облагаемая налогом доля ВВП — 10% при том, что оборот торговли составлял 32 — 34% ВВП, свидетельствуют расчеты Минфина.

Получить реальные доходы с налога с продаж удалось лишь небольшому числу регионов. В 2002 году 36% поступлений от налога с продаж пришлось на Москву, 8% — на Санкт-Петербург, указывают в Минфине. «Максимальные поступления налога с продаж в расчете на душу населения превышали минимальные более чем в 80 раз», — подчеркивают в ведомстве.

«При этом отмена налога с продаж была связана с чрезвычайно высокими политическими и экономическими издержками», — говорится в материалах Минфина.

Введение налога с продаж сейчас увеличило бы нагрузку на малый бизнес (более половины розничного оборота). Сейчас этот сектор может применять упрощенную систему налогообложения или платить единый налог на вмененный доход и не использовать кассовые аппараты. Налог с продаж потребовал бы реформы системы.

Это заставило бы и налоговую службу полностью перестраивать работу: пришлось бы контролировать сотни тысяч торговых точек, указывается в материалах ведомства. Затраты на налоговое администрирование будут внушительными, считают в Минфине: в России налоги собирает единая служба. Выход есть — обязать регионы оплачивать эту работу или собирать налог самим.

В противном случае могут пострадать федеральные поступления налога на добавленную стоимость, указывается в материалах ведомства.

Пострадать могут и неимущие граждане, считают в Минфине: налог с продаж может привести к росту цен в низкоконкурентных секторах потребительского рынка.

Главным с точки зрения Минфина риском налога с продаж является ожидаемое снижение поступлений в федеральный бюджет, которому необходимо выполнять возросшие плановые социальные обязательства, из-за проблем с собираемостью. Но положительная сторона этого налога — повышение доходной базы муниципалитетов, на которые тоже возложены дополнительные расходы.

Минэкономразвития готово рассчитать эффекты для экономики при разных ставках налога с продаж. «Ранее говорили о 5 — 10% ставки, пока исходим из этой гипотезы», — пояснил замглавы ведомства Сергей Беляков. По его словам, у процесса могут быть скрытые эффекты, которые просчитать невозможно. В частности, когда в 2004 году отменили налог с продаж, розничные цены не снизились.

Еще одно последствие введения налога с продаж — уход бизнеса из одних регионов в другие, с более мягкой налоговой нагрузкой, отмечает эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Елена Пинухина.

«Налог с продаж — это дополнительная нагрузка на бизнес, однозначное снижение деловой активности», — считает эксперт.

Два часа

«Я только что провел двухчасовое налоговое совещание, коллективное мнение — нет», — сказал премьер Дмитрий Медведев журналистам 26 декабря, отвечая на вопрос о возможной замене НДС налогом с продаж.

Итак, вердикт был вынесен за два часа. Возникает два вопроса.

Первый вопрос. А был ли мальчик? Стоило ли вообще на уровне правительства проводить подобное совещание?

С основным докладом на налоговом совещании выступал Сергей Синельников-Мурылев, ректор Всероссийской академии внешней торговли и научный руководитель Института Гайдара. При этом еще до совещания Институт Гайдара опубликовал свою негативную позицию по поводу замены НДС налогом с продаж, по подсчетам Института, возместить потери бюджета можно было бы, лишь введя налог с продаж со ставкой, приближающейся к 50%, что неприемлемо прежде всего с социально-политической точки зрения. Другими словами, сам выбор основного докладчика предрешал исход совещания. Основной тезис доклада Синельникова-Мурылева — «механический» переход от НДС к НСП нерационален, так как приведет к значительному выпадению доходов, следует из презентации: придется повышать другие налоги. А одновременное взимание обоих налогов — снижение ставки НДС и введение небольшого НСП — «вряд ли целесообразно», так как рост издержек на администрирование не будет компенсирован заметным ростом доходов.

При всем уважении к докладчику непонятно, почему выбор пал именно на него, почему на правительственном совещании, явно иницированном не без участия вице-премьеров Аркадия Дворковича и Игоря Шувалова, давними сторонниками замены НДС на налог с продаж, не они были в центре событий.

Возможный ответ далек и от НДС, и от налога с продаж, и от любой их комбинации. Это была слегка завуалированная порка этих вице-премьеров. Они потерпели если не аппаратное, то уж точно интеллектуальное поражение, им было сказано: не зарывайтесь.

Но даже если этот ответ хотя бы отчасти верен, никуда не деться от того, что пострадал и престиж премьера. Проводить широко разрекламированное совещание в правительстве, а не в экспертном сообществе по одному из острейших вопросов экономической, а не только бюджетно-налоговой политики только для того, чтобы прийти к выводу, что ничего делать не надо, по меньшей мере странно. Медведеву показали, что совещания проводить не стоило — с НДС и налогом с продаж все и так ясно. А это все равно что выставить премьера на посмешище.

Второй вопрос. А так ли все ясно с НДС и налогом с продаж? Цифры убеждают лучше слов, а именно в цифрах при сравнении НДС с налогом с продаж и ощущается наибольший дефицит. На совещании возобладал подход Минфина, а в этом ведомстве считают лишь поступления от НДС, сравнивая их со статистикой налога с продаж образца 2003 года. Это не все необходимые для принятия решения цифры. НДС не только приносит деньги в бюджет, он же и выносит их оттуда.

Когда «Финансовая газета» задолго до правительства проводила широкую дискуссию о возможности и целесообразности замены НДС на налог с продаж, мы попытались всесторонне взвесить плюсы и минусы НДС в цифрах. Были направлены запросы в 13 ведомств, начиная от ФНС и Минфина и заканчивая Высшим арбитражным и Верховным судами, включая объединения предпринимателей. Мы просили предоставить информацию в том числе и о потерях, связанных с НДС: затраты на его администрирование, затраты добросовестных плательщиков, объем возврата НДС экспортерам, оценка объема ухода от НДС, лжевозврат НДС, судебные издержки по делам, связанным с НДС. К сожалению, полной картины нам получить не удалось, мы убедились, что в подобном ключе сбор информации вообще не производится. Похоже, правительство и не стремилось изменить ситуацию.

Хотя есть призрачная надежда, что полностью оценить НДС все же удастся. Премьер дал поручение экспертной группе продолжить работу по вопросу о том, «во что может вылиться смена НДС, сможем ли мы это администрировать — не сейчас, а через 2–5 лет, и какой он должен быть (ставка налога с продаж — ред.)».

Правительство, пойдя на проведение налогового совещания, признало, что проблемы с НДС существуют, но отказалось что-либо менять. Это страусинова позиция.

«Финансовая газета» предлагает решение: отказаться от возврата НДС при экспорте сырья и за счет этого снизить ставку НДС. Оно разом снимет многие минусы НДС: его «коррупциогенность» и стимулирование сохранения отсталой экономическвой модели, в значительной мере базирующейся на экспорте сырья.

Но, для того чтобы сделать этот шаг, нужно преодолеть сопротивление сырьевых госмонополий. Итоги прошедшего в правительстве совещания свидетельствуют: к такой борьбе кабинет министров явно не готов, правительство проиграло, даже по существу так и не вступив в бой.


Николай Вардуль

Налоги   15.01.2013 03:08:26   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.