Топилин: триллионные потери

Топилин: 2 трлн рублей в год потери от налоговой реформы

Казначейство получит право торговать валютой

Казначейство получит право торговать валютой

Функции Казначейства расширяются

НДФЛ могут повысить

Минфин поменяет страховые взносы на НДФЛ

Китай ослабил юань

Юань подешевел на 0,42%

Moody’s улучшило прогноз по рейтингу России

Рейтинговые агентства отмечают восстановление экономики

Врачам отменят надбавки

Москва решила не переплачивать медикам

Россияне стали богаче

Россияне стали богаче

Доходы россиян выросли

Kraft Heinz отказалась от сделки с Unilever на $143 млрд

Kraft Heinz и Unilever будут работать отдельно

Безвизовая Белоруссия

Белоруссия уже не страна-изгой

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

High Tech и связь   26.03.2012 09:05:47

Неосязаемый всеобщий эквивалент

Неосязаемый всеобщий эквивалент

Появление электронных денег стало логическим и закономерным продолжением слияния виртуальной реальности и повседневной жизни. Главный принцип интернета — свобода и доступность — в электронно-денежных вопросах реализуется практически в полной мере. Однако государственные регуляторы все ближе и ближе подбираются к этому рынку, готовясь однажды совершить «прыжок хищника» и на законодательном уровне зарегулировать на нем все взаимоотношения.

Еще не так давно электронные деньги были чем-то сродни баловству: ими пользовались преимущественно для того, чтобы «бросить денег на телефон» или принять от кого-нибудь незначительную сумму, за которой лень ехать на другой конец города. Сегодня же виртуальные платежи способны обеспечить вполне реальную жизнь: с их помощью можно заплатить за коммунальные услуги, купить билет на поезд и самолет или путевку на отдых, приобрести любой товар или услугу.

Кроме того, люди все активнее стремятся электронные деньги не только тратить, но и зарабатывать. Виртуальные перечисления — настоящая находка для фрилансеров, которые таким образом получают возможность дистанционно сотрудничать с заказчиками из других городов и стран и к тому же не платить подоходный налог. Во многом поэтому электронные деньги на протяжении последних лет являются одним из главных раздражителей российских финансовых ведомств.

Но всему на свете приходит конец. С июля 2012 года на Банк России официально будет возложена обязанность осуществлять надзор за виртуальными деньгами. Особенно тяжело придется юридическим лицам, привыкшим пользоваться электронными кошельками. К примеру, теперь для них все виртуальные финансовые операции должны будут сопровождаться ведением бухгалтерского учета, а расчеты между организациями с помощью электронных денег будут запрещены.

Конкурент из сети

Электронные деньги, появившиеся в мире в начале 1990-х годов, стали естественным продолжением развития линейки таких финансовых продуктов, как предоплатные карты. Такие карты появились в мире в 1980-х для оплаты междугородных телефонных переговоров. К слову сказать, сегмент телефонных «карточек для межгорода» и по сей день продолжает активно жить и развиваться. Элегантность затеи довольно быстро оценили крупные ритейлеры, которые стали активно эмитировать свои «подарочные карты» с фиксированной суммой, которую можно было потратить только в магазинах данной сети. Также стали появляться предоплаченные многоцелевые карты.

Масштаб потребительского интереса к данному финансовому продукту оказался настолько высок, что уже в 1993 году Центробанки Европейского союза занялись фундаментальным исследованием этого феномена. В течение нескольких месяцев кропотливой работы они установили, что, по сути, финансовый рынок имеет дело с новым, финансовым инструментом, который, условно говоря, можно назвать электронными деньгами.

Идея проведения виртуальных платежей витала в воздухе. К тому времени европейские и американские потребители уже не представляли себе жизни без интернета, и было понятно, что за веб-технологиями будущее. В 1993 году американский ученый из Калифорнийского университета Дэвид Чаум предложил революционную технологию осуществления взаиморасчетов между контр­агентами -eCash. Смысл идеи был в том, чтобы безналичные деньги могли храниться на некоем сервере или жестком диске персонального компьютера, а управлять ими можно было бы через интернет.

Свою задумку Чаум испробовал самостоятельно. В том же году он создал компанию DigiCash, которая и стала оператором первой покупки, совершенной с помощью электронных денег. Опыт прошел удачно, и с тех пор на протяжении уже почти двадцати лет в мире существуют виртуальные деньги, объем которых растет стремительными темпами. Что любопытно, сама компания DigiCash, научившая мир пользоваться электронными деньгами, довольно быстро обанкротилась.

Но зато многие другие компании, занявшиеся совершенствованием и внедрением систем интернет-платежей, живут и процветают. Кстати, постперестроечная Россия в этом вопросе шагала в ногу с прогрессивным человечеством. Первая российская платежная система для операций с электронными деньгами под названием «Золотая корона» появилась в 1994 году.

В декабре 1993 г. британский банк National Westminster представил проект Mondex — систему платежей за товары и услуги, базирующуюся на использовании электронных наличных денег. О своем участии в этом проекте заявили тысяча предприятий торговли и 40 тыс. держателей карточек банка. Новая платежная система стала эмитировать собственные карточки Mondex, с помощью которых можно было производить виртуальные платежи через интернет.

Новая система начала быстро распространяться по свету. В 1995 году Банк Гонконга первым за пределами Великобритании приобрел право на распространение Mondex в Юго-Восточной Азии. Следом за ним к проекту присоединились два крупных канадских банка.

Появление новой платежной системы, развивающейся такими стремительными темпами, сразу же вызвало серьезную обеспокоенность Европейского центробанка. «Необходимо ограничить права небанковских учреждений по выпуску собственных „электронных кошельков“ и закрепить это ограничение соответствующими законодательными актами во всех странах Европейского союза. Кроме того, центральным банкам стран-членов Союза целесообразно осуществлять постоянное наблюдение за мерами по предотвращению мошенничества», — говорилось в официальном заявлении регулятора.

Следом за банкирами всполошились и международные правоохранительные органы, также призвавшие к жесткому контролю за электронными деньгами. Они опасались, что преступники с их помощью могут отмывать деньги, переводя средства с карточки на карточку в обход банковской системы. Разумеется, все эти подозрения подтвердили представители традиционных платежных систем, почуявшие со стороны подобных виртуальных проектов серьезную конкуренцию.

Таким образом, практически сразу же после своего появления электронные деньги в Европе попали под строгий и неусыпный контроль со стороны регуляторов. Во многих европейских странах право эмитировать их было предоставлено только банкам. Поэтому этот сегмент финансового рынка в развитых странах в основном регулируется так же, как и традиционные банковские операции.

В 1996 году руководители центробанков стран G10 заявили о планах осуществлять мониторинг электронных денег по всему миру. В 2004 году Банк международных расчётов при поддержке мировых центробанков провел масштабное исследование в этой области, в ходе которого выяснилось, что электронные деньги функционируют в 37 странах мира.

Без сдачи

Несмотря на успешный опыт регулирования этого рынка, в мире отсутствует единое, принятое повсеместно определение электронных денег. По своей природе они больше похожи на наличные деньги, которые в отличие от безнала неперсонифицированы и анонимны. Конечно, есть и такие платежные системы, которые требуют от пользователей прохождения процедуры регистрации. Однако монополии на выпуск электронных денег нет ни у кого, а значит, у потребителя всегда есть выбор: сохранять или не сохранять свою анонимность.

Сами эмитенты, так же как и государственные регуляторы, разными способами стараются стимулировать пользователей деанонимизироваться. Самым распространенным мотиватором является увеличение лимита средств для хранения в электронном кошельке или максимальной суммы транз­акций для зарегистрированных пользо­вателей.

Обезличенность — это далеко не единственное преимущество электронных денег по сравнению с традиционными средствами расчетов. Главное — это совершенно новый уровень свободы, который дает потребителю его виртуальный кошелек, сочетающий в себе все плюсы наличных и безналичных платежей.

Распоряжение этими деньгами не требует наличия у обеих сторон длинных реквизитов. При этом виртуальные средства обладают прекрасной делимостью и объединяемостью: с ними не требуется выдавать сдачу, их не нужно пересчитывать, так как электронный кошелек делает это самостоятельно. Ни их, ни ключ к ним (в виде пластиковой карты) не приходится транспортировать, при этом доступ к электронным деньгам открыт отовсюду, где есть интернет. При виртуальных расчетах стороны не могут друг друга обсчитать, так как человеческий фактор фактически выключен из этой системы.

Что же касается недостатков, они те же, что и у наличных денег. Это невозможность восстановить их в случае уничтожения (скажем, в ситуации серьезной поломки на сервере платежной системы), которая, кстати говоря, обусловливается все той же анонимностью.

Эксперты считают, что у электронных денег есть все шансы в обозримом будущем вытеснить наличность при осуществлении микроплатежей. Правда, этот прогноз вряд ли можно отнести к России. Ведь здесь далеко не везде можно найти даже обычный доступ к интернету.

По данным «Эксперт он-лайн», в России в 2010 году число пользователей электронных денег составило 30 миллионов, а общий объем пополнений электронных кошельков достиг 70 млрд рублей. По итогам подведения результатов 2011 года эксперты планируют удвоение этой цифры.

Как отразятся на показателях нововведения, вступающие в силу со второго полугодия 2012 года, пока сказать сложно. Юрлицам будет запрещено осуществлять взаиморасчеты с использованием электронных денег: по требованию Центробанка, одной из сторон в таких расчетах обязательно должно быть физическое лицо (индивидуальные предприниматели к таковым тоже не относятся). А значит, есть риск, что объем средств, находящихся в виртуальном обращении, существенно уменьшится. Кроме того, компании должны будут иметь документальные подтверждения всех расчетов, проводимых с помощью электронных денег, вести бухгалтерский учет этих средств, а также платить налоги.

Физическим лицам пока такие ужасы не грозят. Но они на очереди. Трудно представить себе, что государство откажется от своей давнишней идеи зарегулировать интернет и побороть его тотальную анонимность.

Юлия Земцова

High Tech и связь   26.03.2012 09:05:47   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.