Какой будет «договорная» цена?

Cоглашение по сокращению добычи нефти может быть продлено 25 мая. Большая часть сомнений в

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Пенсионный фонд больше не заплатит фиксированных пенсий

Минфин предлагает финансировать фиксированную часть пенсии из бюджета

Преходящий профицит

Почему оздоровились региональные бюджеты

Греция договорилась с МВФ, но не с ЕС

Греция может договориться с ЕС в течение нескольких недель

Всемирный банк пессимистичен

Всемирный банк ухудшил прогноз экономики РФ

Что побеждать после инфляции

Как снижать ставку, не разгоняя цены?

Вода по цене золота

Вода по цене золота

Сколько зарабатывают на самом прозрачном рынке

Как долго простоит подрубленный рубль?

В мае рубль уже намаялся. И ведь намается еще. 4 мая резко упала нефть – рубль пошатнулся,

Курортный сбор может не состояться

Курортный сбор снизит конкурентоспособность российских курортов

Нефтяной парадокс

Нефтяники обнадежили спекулянтов

Трудовое лето

Многие планируют обойтись без отпуска

Может ли бургер быть люксовым?

В России бургер – булочка с куском мяса – справедливо ассоциируется с быстрым и недорогим

Такие разные индексы

Покупательная способность в стиле «популярной классики»

Дефляция на марше

На 1,5% за апрель

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Экономическая политика   19.05.2013 10:00:00

Дуплетом или в угол?

Прошло несколько событий, имевших или самое непосредственное, или частичное отношение к формированию адекватной сложившейся ситуации экономической политики России: совещание по экономическим вопросам в Бочаровом ручье, созванное президентом Владимиром Путиным 21 апреля; расширенная коллегия Минэкономразвития, на котором присутствовал премьер Дмитрий Медведев; экономическая проблематика была затронута и в ТВ-диалоге Путина с Кудриным, состоявшемся в рамках большой телевизионной пресс-конференции президента. Какие можно сделать выводы?

Дуплетом или в угол?

ИТАР-ТАСС

Псевдоконсенсус

Президентское совещание проходило в два этапа, на первом выступали эксперты, включая экс-министра финансов Алексея Кудрина, на втором — топ-чиновники. Отклики участников совещания о его итогах разноречивы и местами удивительны. Например, Алексей Кудрин утверждает, что все согласились с незыблемостью бюджетного правила и с недопустимостью кредитной накачки экономики. Это позиция не столько не зависящего от правительства эксперта, сколько Минфина, что, впрочем, неудивительно. Удивительно же, что министр экономического развития Андрей Белоусов, традиционно оппонирующий Минфину, утверждает, что на совещании его фактически поддержал тот же Кудрин.

Разгадка в том, что и у Белоусова, и у Кудрина не по одной идее относительно того, что нужно изменить в экономической политике. В отношении бюджетного правила их позиции точно не совпадают: для Кудрина и для Минфина это правило — якорь, удерживающий бюджет от опасного дрейфа, для Белоусова — это временная мера, министр прямо говорит о том, что оно «отомрет само собой в 2016–2017 годах» при снижении цены нефти ниже расчетной, на которой строится бюджет. Расчетная цена нефти, закладываемая в бюджет по бюджетному правилу, это уже не продукт прогностической деятельности подчиненных Белоусова, знаменитых несбыточностью своих продуктов, а средняя цена нефти сначала за 5, а потом и 10 предшествующих лет. По Белоусову, уже в 2016 году средняя цена за предыдущие 10 лет уже не будет превышать текущую рыночную цену. Из чего для Минфина и Кудрина следует, что госрасходы следует сокращать, с чем Белоусов согласен не вполне.

Зато помимо бюджетного правила и у Белоусова, и у Кудрина есть и общие идеи. В изложении Кудрина на совещании в Бочаровом ручье обсуждался очередной бюджетный маневр, предложенный рядом экспертов, в том числе и им. По его словам, речь идет об увеличении финансирования тех направлений экономики, которые дадут в последующем экономический рост, — качество рабочей силы, человеческий капитал, здравоохранение и инфраструктура. «В пользу этих направлений предлагался бюджетный маневр, но он еще будет серьезно прорабатываться. Предложение было сделано, правительство должно его изучить», — сказал Кудрин. Именно с таким бюджетным маневром согласен и Белоусов.

Первый вывод — если на президентском совещании по экономическим вопросам и был достигнут консенсус, то только локальный.

Факторы внутренние и внешние

Что в экономическом блоке правительства нет консенсуса по поводу приоритетов экономической политики, это не хорошо и не плохо, это нормально. Дело не во фразе Андрея Макаревича: «Как скучно быть с кем-то единомышленником», а в разделении труда и ответственности в кабинете министров.

Но последние экономические форумы принесли и настоящую сенсацию. До недавних пор общим местом в заявлениях по экономическим вопросам представителей власти было утверждение, что в нашем Богом спасаемом Отечестве все не в пример лучше, чем в сотрясаемой рецессией Европе или в паразитирующих на всем остальном мире США. Тот же Кудрин в 2008 году утверждал, что Россия — «остров экономической безопасности», тихая заводь по сравнению с развитыми странами, уже пораженными кризисом. Кризис Кудрина не услышал, и российский ВВП в 2009 году упал на 7,8%, поставив печальный рекорд в странах «двадцатки».

Теперь, благодаря Андрею Белоусову подход меняется. Именно министр экономического развития, а не «конструктивный оппозиционер» Алексей Кудрин четко сформулировал и на совещании у президента, и на расширенной коллегии своего министерства, что в замедлении экономического роста России в первую очередь повинны не внешние факторы, о которых постоянно говорят, а внутренние. Что называется, в тихом омуте кто только не водится.

«Сегодняшняя ситуация замедления, к сожалению, связана не с мировой экономикой, а с внутренними факторами… Основная причина спада, замедления роста лежит в области макроэкономики», — утверждает Белоусов. Еще раз: до сих пор макроэкономика всегда официально считалась витриной российских экономических успехов. Белоусов продолжает: «У нас произошло наложение трех тормозящих макроэкономических факторов».

Для справки: Минэкономразвития уже понизило прогноз по росту ВВП РФ на этот год до 2,4% с 3,6%.

«Первое — это укрепление рубля, которое к 2007 году в реальном выражении составило 20% и еще было усилено ростом тарифов, цен, затратообразующих факторов естественных монополий и ростом заработной платы», — сказал Белоусов. «Второе — это рост процентных ставок… У нас инфляция снижается и составляет порядка 7% в годовом выражении, к концу года мы ожидаем меньше 6%, а процентные ставки идут вверх», — продолжил министр. Он отметил, что сейчас процентные ставки по кредитам предприятиям в РФ на срок более одного года превышают 12%. «Тенденции просто противоположные», — отметил он.

Третьим фактором замедления роста, по мнению Белоусова, является «бюджетная консолидация». «Тормозящее значение бюджетной консолидации было признано практически всеми международными организациями — и ОЭСР, и МВФ. В прошлом году этим в значительной мере объяснялась и рецессия в Европе», — сказал министр экономического развития.

По сути, Белоусов прямо оппонировал позициям Минфина и ЦБ. Финансовые власти считают главной проблемой российской экономики инфляцию. Белоусов утверждает, что рост цен замедляется, значит, следует смелее использовать кредитно-денежные механизмы. В Минфине и ЦБ уверяют, что этого делать нельзя, потому что в России низкая безработица и недостаток незагруженных производственных мощностей. В этих условиях облегчение условий кредита ничего не даст, кроме спурта инфляции и вывоза капиталов. Белоусов приводит совсем другие цифры. Он напоминает, что «многие эксперты» называют в числе причин замедления роста экономики РФ то, что Россия вышла на предел производственных возможностей. Однако, по данным Минэкономразвития, уровень загрузки мощностей в РФ сейчас составляет порядка 60% — это существенно ниже, чем в других странах. «Второе, у нас идет достаточно ощутимое сокращение занятых на крупных предприятиях, и у нас достаточно быстро, к сожалению, растет теневой сектор», — добавил министр.

Все это не просто споры о цифрах. Речь идет о том, какие инструменты следует применить в рамках экономического регулирования. Минфин всячески оберегает бюджет. Белоусов прямо говорит, что «бюджетная консолидация» — фактор торможения экономики. ЦБ утверждает, что смягчение кредитной политики никакого позитива не принесет — нет возможностей быстро пустить деньги в дело. Белоусов показывает, что такие возможности налицо. Все дело как раз в неподъемности кредитов. ЦБ отгораживается от призывов решительно обратиться со своими кредитными ресурсами к экономике задачей борьбы с инфляцией. Белоусов показывает, что инфляция уже снижается, не надо ее демонизировать, надо помогать экономике.

На совещании Белоусову, как и следовало ожидать, ответили. Укрепление рубля и размер банковских ставок не могут быть причинами замедления роста экономики РФ, так как находятся примерно на том же уровне, что и до кризиса, когда российская экономика росла на 7–8% в год, заявил глава Банка России Сергей Игнатьев.

Игнатьев напомнил, что реальный эффективный курс рубля повышался темпами около 4–5% в год за последние 10 лет. «В прошлом году реальный эффективный курс рубля повысился примерно на 5%, в этом году за первые три месяца — примерно на 2%», — сказал он. «Это примерно та же динамика, как и была до кризиса, когда экономика росла темпом 7–8%», — сказал Игнатьев на совещании по экономическим вопросам у президента РФ Владимира Путина.

Размер процентных ставок, по мнению главы ЦБ, также не оказывает серьезного влияния на экономику, так как в РФ отмечается существенный рост кредитования реального сектора. Объем кредитования российскими банками реального сектора за последние 12 месяцев, по данным ЦБ, увеличился на 20%, а с учетом инфляции — на 12%. Игнатьев уточнил, что кредитование предприятий за этот период выросло на 14%, а населения — на 37%.

«Я напомню, что ВВП за последние 12 месяцев с первого квартала по первый квартал вырос на 0,1%», — сказал он. «То есть, если сравнивать динамику кредитования и динамику ВВП, то кредитование росло очень неплохими темпами», — подчеркнул Игнатьев. Он сообщил, что в большинстве стран ЕС идет последовательное сокращение кредитования.

Алексей Кудрин добавил, что в США рост кредитования реального сектора банками составляет 3–5% в год. В странах Азии, по его словам, также отмечается рост не больше, чем в РФ.

«То есть ситуация с кредитованием, я бы не сказал, что такая плохая, она у нас та, которую мы хотим», — сказал Игнатьев.

Что дороже — время или деньги?

По сути, дискуссия была продолжена и на расширенной коллегии Минэкономразвития. Там Белоусов конкретизировал направления нового бюджетного маневра. Министр претендует на использование в российской экономике дополнительно до 400 млрд рублей из Фонда национального благоденствия (ФНБ). Он поставил 6 задач, которые можно решить за счет расширения госрасходов и которые могут обновить структуру экономики: социальные проблемы; развитие здравоохранения, образования, жилищного строительства; военное строительство; транспорт и энергетика, региональное развитие.

На эти цели, по подсчетам Минэкономразвития потребуется 7,5% ВВП. При сегодняшних темпах роста экономики (около 3% в год) потребуется 2,5 года только для создания реального резерва в экономике для выполнения этих задач. «А учитывая, что через бюджетную систему перераспределяется только одна треть прироста ВВП, этот срок увеличивается в три раза — до семи-восьми лет», — считает Белоусов.

Вывод очевиден: экономика должна расти быстрее прогнозов Минэкономразвития.

Главный ресурс — инвестиции. Их можно взять из сбережений, валовые национальные сбережения в РФ сегодня одни из самых больших в мире — почти 30% от ВВП. Однако инвестиции в основной капитал составляют всего 20% ВВП, остальное выводится за рубеж.

«Задача — за счет улучшения предпринимательского климата, снижения процентных ставок (уже к 2015 году) достичь инвестиций 25% ВВП, а в перспективе — приблизиться к 30%», — вот основа оптимизма Белоусова.

Вторым резервом для роста, по словам Белоусова, является экспорт неэнергетических товаров, в том числе машиностроения. Медведев поддержал министра. «Нам действительно нужна современная система поддержки экспорта, потому что где-то наша конкурентоспособная продукция не находит себе места, на тех рынках, где ее традиционно покупали или могли бы покупать, а где-то мы не работаем как следует», — сказал Медведев.

При этом он отметил, что необходимо совершенствовать не только систему господдержки, но и «гарантийные механизмы оттачивать, но чтобы не было ощущения, что вернулась халява».

Еще один резерв роста Белоусов нашел в выведении из тени малого и среднего предпринимательства. По его словам, в России сегодня в теневом секторе работают 18 миллионов человек, и за счет создания условий для их выхода из тени можно увеличить долю малого бизнеса в ВВП с сегодняшних 19% до 40–50%.

Как выйти из круга

Все как всегда. Минэкономразвития утверждает, что время дороже денег, тем более что деньги в резервных фондах есть, а время уходит. Минфин утверждает, что главное — быть готовым к худшему: что принесет время, еще неизвестно, а деньги тем и хороши, что дают страховку. Минэкономразвития пристраивается в кильватер к президенту, который уже распорядился забрать из ФНБ 100 млрд рублей на инфраструктурные проекты, и стремится нарастить эту сумму в разы.

Минэкономразвития демонстрирует: нынешняя экономика стагнирует, чтобы она получила новые перспективы, необходимы структурные перемены, которые невозможны без госрасходов. Чтобы эти госрасходы стали реальностью, нужен экономический рост. Тупик.

Выход из него один — улучшение инвестиционного климата, что поможет сбережения перевести в инвестиции внутри страны, а не за рубежом. Эта «копилка» покрупнее резервных фондов и вскрыть ее давно пора.

Чего Белоусов не сказал, но что упомянул Кудрин в процессе недавнего телеобщения Владимира Путина со страной, заключается в том, что действительное улучшение инвестиционного климата — задача политическая. Иначе все так и останется на уровне причитаний.

По словам Кудрина, обращенным к Путину в прямом эфире, главным в работе правительства должен стать разворот экономики от нефтяной зависимости, от добычи природных ресурсов. «Но такого поворота, мне кажется, по-настоящему не происходит. Принимаются некоторые меры, но эти факторы остаются серьезными»,- полагает Кудрин.

«Второе — правительство все-таки должно быть более понятным, давать четкие ориентиры бизнесу»,- Кудрин отметил, что сегодня, в частности, непонятно, какие будут страховые взносы, от повышения которых в последнее время пострадал малый бизнес: «Сегодня надо принимать какое-то решение, чтобы спасать эту ситуацию».

Наконец, подытожил он, очень важным фактором является «понимание той части активного общества, которая как раз создает рабочие места, инвестирует». «Какими у нас будут общественные отношения, какая будет политическая система — сегодня это новый фактор доверия»,- утверждает Кудрин.

Кудрин не столько задавал вопросы президенту, сколько в своей обычной не слишком яркой манере выдвинул целую программу.

Пункт первый. Ситуация в экономике — ее замедление в условиях сохранения высоких цен на нефть — показывает, что модель экономики необходимо менять.

Пункт второй. Проблема поворота в сторону от нефтяной зависимости ненова. Решений пока нет. Значит, «ручным регулированием» ее решить не удается, не спасают и госкорпорации или госкомпании, создаваемые специально для прорыва в этой сфере.

Пункт третий. Кудрин выходит на уровень «общественных отношений», на то, «какой будет политическая система».

Что-то мне подсказывает, что с такой программой в принципе согласен и Андрей Белоусов.

Экономическая политика — это всегда политика.

Николай Вардуль

Экономическая политика   19.05.2013 10:00:00   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.