Не все санкции освобождают

Санкции вместо налогов

Сами не рады

Сами не рады

Банки РФ видят риски в Украине

Росимущество требует дивидендов

Дивиденды должны быть не меньше 50% прибыли

Закупки проконтролируют

Новое постановление кабмина

Набиуллина: Россию не отключат от SWIFT

Набиуллина отчиталась перед Путиным

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти с Украины

Чиновников премируют за экономию

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

Восемьдесят три человека

Ежегодное исследование компании Knight Frank, посвященное анализу распределения

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Экономическая политика   17.04.2013 15:22:37

Переживет ли правительство 2013 год?

Главный вопрос: как российская экономика пройдет 2013 год.

Переживет ли правительство 2013 год?

government.ru

Строго говоря, отчет исполнительной власти перед представительной имеет целью выяснить уровень доверия к исполнительной власти и к проводимой ею политике со стороны общества. В России, как обычно, налицо своя специфика.

Естественно, никто не предполагал, что тема доверия кабинету министров вообще будет затрагиваться. Но есть и другая сторона: определенная часть политически активного населения России не считает Думу органом, отражающим интересы и запросы общества, потому что эта часть населения в ней не представлена.

Центральная тема отчета правительства поэтому была не столько политической, сколько прагматично экономической. Кабинет министров демонстрировал достигнутые успехи, депутаты же помимо очевидных вопросов, нацеленных на реакцию электората — о тарифах ЖКХ, о борьбе с бедностью и т. п., пытались выяснить, готово ли правительство к очевидно ухудшающейся экономической ситуации, что кабинет министров собирается этой тенденции противопоставить.

«В целом — с учетом ситуации в мировой экономике — макроэкономические итоги года можно оценить как неплохие», — вот центральная позиция правительства, которую презентовал в Государственной Думе Дмитрий Медведев. Он напомнил, что ВВП РФ в 2012 году вырос на 3,4%, а темп роста реальных зарплат в 2012 году ускорился до 8,4% с 2,8% в 2011 году. «Мы можем говорить о беспрецедентно низком уровне безработицы — 5,5%», — отметил премьер.

Но уже в этих цифрах заложен риск. Если экономика растет на 3,4%,а реальные зарплаты — на 8,4%, то налицо снижение эффективности фонда оплаты труда. Можно сказать грубее — его проедание. В худшем случае это знак консервации отставания в производительности труда. В лучшем случае это значит, что правительство сознательно делает ставку на рост потребительского спроса как на локомотив экономического роста.

Однако текущие события показывают закономерный результат: этот двигатель уже пробуксовывает — со второй половины 2012 года наметилась четкая тенденция замедления экономического роста. И это замедление происходит на фоне действительно низкой безработицы и практически отсутствия незагруженных производственных мощностей. А это еще один риск. Он, особенно в совокупности со ставкой на потребительский спрос, означает, что простого решения оживления роста за счет смягчения кредитно-денежной политики не существует. Новые деньги не столько оживят производство (требуется создание новых производственных мощностей, а это инвестиции такого масштаба, что простое снижение ставки по кредитам может не сработать), сколько подтолкнут инфляцию и даже вывоз капиталов.

Откуда взять инвестиции? Это центральный вопрос. Дилемму весьма драматично нарисовал министр экономического развития Андрей Белоусов. Россию начиная со второй половины 2013 года ждет или погружение в рецессию, или, наоборот, слом тенденции замедления. «Золотой ключик», открывающий ту или другую дверь, — инвестиции.

Как инвестиции привлекает правительство? Премьер в Думе говорил о федеральном бюджете. В 2012 году он исполнен практически бездефицитно, дефицит есть, но составляет всего 0,06% ВВП — в отличие от многих развитых стран. Например, отметил он, бюджетный дефицит США составил 8,7% ВВП, Японии — 10% ВВП, Великобритании — 8,2% ВВП. Говорил Медведев и о теме долгов. «И еще об одной, особенно важной в современных условиях теме — государственного долга: государственный долг России составляет 10% ВВП», — сказал он. В то же время госдолг США превышает 100% ВВП, Франции — 90%, Германии — 83%. Поэтому, считает Медведев, российская финансовая система надежна и позволяет осуществлять выгодные заимствования. Так, в 2012 году РФ разместила облигационные займы общим объемом $7 млрд, а заем со сроком погашения до 30 лет стал первым столь длинным российским выпуском.

При прочих равных условиях здоровые государственные финансы — без сомнения фактор привлечения инвестиций. Но здесь тоже есть оборотная сторона. «Финансовая газета» не раз писала, что здоровье федерального бюджета достигается не только из-за его все большей зависимости от рентных доходов из-за перегрузки прежде всего военными расходами (ненефтегазовый дефицит федерального бюджета остается на угрожающем уровне), но и за счет принудительного делегирования все больших социальных расходов на уровень регионов, которые в целом находятся в куда более сложном положении по сравнению с федеральным бюджетом, что в полной мере относится и к их растущей долговой нагрузке.

Главное же — те самые «прочие условия». Пока макроэкономическая привлекательность российской экономики не привела к росту инвестиций как внутри страны, так и извне. Статистику «бегущих капиталов» можно объяснять с большей или меньшей долей пессимизма (или соответственно оптимизма), но факт в том, что происходит чистый отток, а не приток капиталов. На эту нерадостную картину накладывается и драматичное потопление Кипра — крупнейшей перевалочной базы капиталов, идущих как из России, так и возвращающихся в нее. Что тоже может оказать негативное влияние на приток инвестиций в Россию.

Дмитрий Медведев проблему видит. В Думе он специально подчеркнул, что принципиальное значение имеют не только темпы роста, но и «качество, структура экономики». Чтобы их изменить в лучшую сторону, Россия должна продолжить работу по улучшению делового климата, повышению эффективности экономики и социальной сферы, а также сосредоточиться на развитии человеческого потенциала и конкурентоспособности.

В принципе все безусловно верно. Но эта установка на все времена — как принято говорить, и на тучные, и на кризисные. В ситуации же растущей вероятности нового удара кризиса (или его возвращения), что отметил Владимир Путин на предварявшей выступление Медведева в Думе встрече президента с премьером, от правительства требуются более четкие ответы.

Правительство предвидело замедление темпов развития и сейчас, по словам Медведева, ставит себе задачу реализации сбалансированных мер по достижению приемлемой динамики основных показателей. «Говорили позавчера об этом с президентом, обсуждали меры по стимулированию экономического развития. Договорились провести встречу на президентской площадке с привлечением экспертов и, возможно, депутатов Госдумы», — сказал премьер-министр.

Другими словами, не правительство выносит на суд экспертов и законодателей имеющийся у него антикризисный план, а создает площадку для его выработки. К тому же площадка будет президентской.

А что же все-таки правительство? У него есть прошлый опыт приоритетной поддержки крупнейших банков и системообразующих предприятий, есть изменившийся с 2008 года подход ЦБ, который теперь не таргетирует курс рубля, а значит, меры его экстренной поддержки не приведут к вымыванию с рынка рублевой ликвидности, как это было в прошлое пришествие кризиса, что только усугубило положение. Есть обязательства следующего председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, высказанные, кстати, в той же Думе, — увеличить кредитную накачку экономики в случае прихода кризиса. Есть клубок споров между ведомствами по поводу приемлемости тех или иных предложений. Но нет ни развернутого публичного анализа антикризисных действий в 2008–2009 годах, который не был бы исключительно комплиментарным по отношению к самому правительству, ни выбора в пользу обновления этой программы. Выбор же — политическая ответственность премьера. Но он перекладывается на президента.

В кризис 2008–2009 годов Россия вошла хотя бы с накопленными резервными фондами, которые не спасли ее экономику от падения на 7,8% — самому глубокому в странах «двадцатки». Сейчас эти резервы в известной мере поиздержались, зато есть немалые бюджетные обязательства, которые не столько поддерживают экономику, сколько сокращают финансовые ресурсы ее поддержки. Все это не вселяет оптимизма.

Сказанное не значит, что кризис неминуем. Возможно, начавшееся пока хрупкое оживление в экономике США, как и недооценка рынком возможностей экономики Китая, смогут превозмочь кризис. Но это не снимает с российского правительства ответственности не только за прогнозы и за раннее уведомление о приближении кризиса (пока точность прогнозов Минэкономразвития стабильно никудышная), но и за интеллектуально-административную готовность встретить кризис.

Николай Вардуль

Экономическая политика   17.04.2013 15:22:37   

Тэги: правительство, Дума, антикризисная программа

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.