Дефицит бюджета падает

Дефицит бюджета – 58 млрд руб

Большие налоговые маневры

Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Экономическая политика   29.12.2013 05:04:19

Разруха и головы

Что делать с экономикой?

Разруха и головы

Источник роста российской экономики в головах ее регулировщиков, прежде всего Эльвиры Набиуллиной и Андрея Белоусова. Пока из этих голов, однако, выплескиваются только споры между собой.

Как переломить почти двухгодичный тренд замедления роста российской экономики? Вопрос совсем не риторический. Кто и как на него отвечает?

На большой телевизионной пресс-конференции 19 декабря Владимир Путин довольно подробно остановился на том, как с экономическими трудностями борются развитые страны и как поступает российское правительство. Он отметил два основных направления регулирующих действий: первое характерно для США, второе — для ЕС: «Первое — это англо-американское, точнее сказать, прежде всего американское, связанное с мягким финансовым регулированием, с дешевыми или, так скажем, бесплатными деньгами для экономики. Так делают и в Великобритании, и в США.

Или пойти по другому пути, который предлагается в Евросоюзе, в Еврокомиссии и продвигается Федеративной Республикой Германии, и она заключается, эта позиция, в необходимости (для того чтобы выйти из кризиса) бюджетной консолидации, сокращения неэффективных расходов (читай — социальных), выравнивания макроэкономических показателей».

Россия, по словам президента, стремится синтезировать оба варианта. «Что такое использование средств ФНБ внутри страны: это, по сути, смягчение денежной политики. Это почти то же самое, что эмиссия. Почему? Потому что это деньги, не заработанные страной», — точное заявление президента. По сути, использование средств ФНБ — это компенсация сокращения бюджетных расходов, собственно, ради этого резервы и создаются. В результате «нам нет необходимости резко сокращать социальные расходы, мы имеем возможность и пенсии повышать, и социальные пособия за счет этих доходов».

Синтез выражается в том, что, «когда мы изымаем из оборота нефтегазовые доходы, мы идем по европейскому пути: занимаемся консолидацией бюджетных средств, укрепляем макроэкономические показатели. А когда изымаем их и пускаем просто в экономику, мы как бы немножко это нарушаем и больше напоминаем действия американских финансовых властей. Но разница только в том, что мы их не просто пускаем в экономику вообще, а на конкретные вещи, на конкретные проекты, прежде всего речь идет об инфраструктурных проектах, неразвитие которых является ограничениями для роста экономики».

Картина, нарисованная президентом, впечатляет: Россия за счет накопленных резервов может и инвестиции из ФНБ поддерживать, и бюджетное равновесие соблюдать. Как говорит сам Путин: «И волки сыты, и овцы целы». Вопрос, однако, в том, почему же в США экономика уже окрепла настолько, что с нового года начинается аккуратное свертывание QE 3, еврозона тоже кризис преодолела, а Россия если и не скатится в кризис, то как раз благодаря выздоровлению прежде всего Европы, а не за счет собственных усилий, какими бы синтетическими они ни были? Президент надеется, что проводимая политика «даст соответствующий эффект».

Одной надежды, естественно, мало. Помощник президента Андрей Белоусов призывает правительство прекратить давить на тормоза. «Почему за год у нас процентные ставки (по кредитам — ред.) не снижаются? Почему у нас инфляция в целом имеет тенденцию к снижению, а процентные ставки нет? Почему у нас до кризиса процентные ставки были порядка 7%, а сейчас по кредитам больше года — 11% в среднем? Я считаю, что это один из очень важных моментов, потому что при том, что у нас, как фиксирует Центральный банк, кредиты растут, но высокие процентные ставки убивают инвестиционную активность», — Белоусов не устает требовать кредитной либерализации.

Ему, как известно, оппонирует председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, для нее таргетирование инфляции важнее поддержки экономики. Белоусову такая позиция представляется ошибочной: «Стагнация, как в свое время говорил известный герой, — „разруха в головах“. Стагнация — в головах. Это очень важно понять. Нет никакой стагнации. При наличии резервов стагнации быть не может, стагнация — это когда нет резервов. А если есть резервы, значит, это не стагнация, значит, это что-то не срабатывает в использовании этих резервов».

Как бороться с «разрухой в головах»? Ответ есть у Германа Грефа, его он дал в интервью агентству Reuters. Греф согласен с Белоусовым, они даже используют близкие образы. «Я считаю, что у нас есть один только риск — это мы сами. Все остальное — производное. Кто-то из государственных деятелей сказал, что если бы за все ваши несчастья в жизни вам бы довелось отшлепать по попе виновного в ваших несчастьях человека, то вам бы не пришлось очень долго сидеть на стуле», — говорит Греф.

Россия в 2014 году лишится ключевых драйверов роста в виде потребительского кредитования и повышения зарплат, и стране предстоят трудные годы, если не будет трансформирована сама система власти, считает глава крупнейшего банка страны. «Трансформация власти» — звучит почти по-болотному, однако тезис Грефа ни к какой демократизации никакого отношения не имеет. Демократию глава Сбербанка еще в 2012 году на Петербургском экономическом форуме заклеймил почти как продажную девку империализма, это «словесный мусор 20 века». Стоит запомнить и оставить это на совести главного реформатора раннего правления Путина.

В чем же тогда «трансформация власти»? В том, что для необходимых экономике реформ нужна эффективная система управления. «Вопрос номер один — это выстраивание собственно системы управления. А вопрос номер два — это проведение реформ. Если их поменять местами, будут проблемы», — считает Греф. Вывод: сегодняшняя система управления не работает.

Остается выяснить, в чем эффективность системы управления — в армейской дисциплине: сказано (а еще лучше — приказано) — сделано или в качестве самих принимаемых решений?

Впрочем, Набиуллина отстаивает одно качество, Белоусов — другое. Опять разруха?

А может быть, дело не в одних процентах по кредитам? Евгений Ясин заявляет: «Я не считаю, что у нас глубокий экономический кризис». Почему же тогда экономика почти падает? Ясин отвечает: «По моим оценкам, российский бизнес работает примерно вполовину своих возможностей. Постольку поскольку он испытывает недоверие к властям, он ожидает от них всяких маневров, которые позволили бы чиновникам дальше продолжать использование ресурсов бизнеса, их перераспределение в свою пользу». Здесь корень зла. «Мы должны включить какие-то новые механизмы, которые раньше не работали, но которые позволили бы нам использовать преимущества перехода от плановой экономики к рыночной. Пока они не используются. А они предполагают существенное улучшение условий для бизнеса, для инвестиций и определенных институциональных изменений, которые касались бы не только непосредственно бизнеса. Это политические реформы, это правовые реформы, это обязательно реализация верховенства права».

Это совсем другая «трансформация власти». Общий вывод в том, что власть так или иначе должна трансформироваться. Но она этого не любит. Тогда остается ждать, что заграница нам поможет. Восстановившись, Европа и США опять обратятся к закупкам российского сырья, и наша экономика начнет подниматься. Правда, экономическая модель как была устаревшей, та и не помолодеет.

Николай Вардуль

Экономическая политика   29.12.2013 05:04:19   

Тэги: замедление экономики, замедление

Привязанные статьи

Разруха и головы

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.