Большие налоговые маневры

Налоги нам обещают до президентских выборов не менять. Но 2018 г. все ближе, а значит,

Рубль против барреля

Рубль против барреля

Рубль проявил удивительную стойкость к падению цен на нефть, потеряв к «американцу» менее

Когда слова оказываются важнее цифр

Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы (ФРС) США по итогам

Инфляция выросла на 0,2%

Росстат сообщил об инфляции в РФ и ЕС

Отток капитала будет $12–13 млрд в 2017—2019 гг.

ЦБ дал новый прогноз по оттоку капитала

Рынок потребителей-индивидуалов

Согласно международной базе данных Бюро переписи населения США, в мире сейчас проживают более

На голубом огне

На голубом огне

В «Газпроме» опять жарко. В Европе он ведет баталии за газопровод «Северный поток-2». Очень

Шопинг прямо за рулем

Совсем недавно автомобильный бренд Jaguar представил систему, позволяющую оплачивать покупку

Черный день 8 марта

Международный женский день 8 марта принес сюрприз. Когда в России был выходной, на мировых

Россияне не знают про ОФЗ для населения

Населению не рассказали про ОФЗ

Трудотень

Вице-премьер Ольга Голо­дец назвала тип бедности, распространенный в России, «уникальным».

Помогут с резервами

Помогут с резервами

Госбанки готовы уйти из Украины

Чиновников премируют за экономию

У чиновников появляются новые источники легального дохода

Назван самый богатый россиянин

Forbes опубликовал список миллиардеров

Инвестиции в роскошь

Темпы роста цен на коллекционные предметы роскоши серьезно замедлились, свидетельствует

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Экономическая политика   15.06.2013 12:05:17

Судьба эксперта

Почему Ксения Юдаева делает головокружительную карьеру, а Сергей Гуриев готов стать невозвращенцем?

Судьба эксперта

ИТАР-ТАСС

После того, как 30 мая целый ряд СМИ сообщили как о практически решенном деле о новом назначении Ксении Юдаевой, которая, недолго пробыв руководителем Экспертного управления президента России, может перейти в ЦБ, став заместителем его нового председателя — Эльвиры Набиуллиной, последовали предположения о том, какие еще перестановки во власти вызовет формирование новой команды ЦБ. Пока СМИ соревновались в догадках и их обоснованиях своими источниками во властных структурах, правоохранительные органы нанесли на этот информационный фон свой морозный мазок. События, развернувшиеся вокруг теперь уже бывшего ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева, СМИ уже окрестили «делом экспертов».

Что общего в судьбе Юдаевой и Гуриева?

Матриархат от Германа Грефа

Сначала о светлом. Что Эльвира Набиуллина будет формировать в ЦБ свою команду, естественно. Ее кадровые источники, несмотря на то что Набиуллина уже поработала и министром, и помощником президента, как пока можно предположить, весьма ограничены. Если судить по тому, что на ключевую позицию в ЦБ — зампреда, ответственного за кредитно-денежную политику нового мегарегулятора, она готова назначить Юдаеву, никогда не работавшую в ЦБ, Набиуллина не слишком доверяет кадровым или карьерным чиновникам, выросшим во власти. Ей ближе люди, сделавшие себе имя в экспертной среде. Экспертная же среда квалифицированных и имеющих практический опыт экономистов в России весьма узка. Несмотря на то что докторов экономических наук становится все больше, есть масса вузов, выпускающих все больше дипломированных экономистов, есть немало академических заведений, в названии которых присутствуют производные от слова «экономика». Этот парадокс мне однажды объяснил Валерий Горегляд, замглавы Счетной палаты. Он не раз убеждался, что, когда нужно действительно выслушать мнение экспертов по тому или иному острому и требующему быстрого принятия конкретных регулирующих мер вопросу, обращаться в Академию наук или к традиционной профессуре бессмысленно — «заболтают». Быстрый и квалифицированный ответ можно получить от тех экономистов, кто работает в экономике на позициях аналитиков банков, инвестиционных или просто крупных компаний, с ними «мы говорим на одном языке», хотя приходится делать ссылку на то, что эти эксперты, делая заключения и предложения, не забывают, конечно, об интересах своих компаний. Горегляд (доктор экономических наук) сослался на Германа Грефа, который, формируя экспертные группы по тому или другому вопросу, не спешит привлекать обремененных высокими научными званиями, он считает, что многие доктора экономических наук своей научной степенью лишь расписываются в том, что зря потратили драгоценное время.

Ксения Юдаева появилась на российском политическом небосклоне прежде всего как представитель экспертного сословия, она из тех, с кем Горегляд и Греф на одной волне. Именно Греф дал ей путевку в большую политику, Юдаева до ухода в Кремль руководила аналитической службой Сбербанка. Стоит подчеркнуть, что и сама Набиуллина также пришла во власть из той же экспертной среды, в ее карьере также сыграл немалую роль Герман Греф. Восхождение на административные высоты Набиуллина начала в Центре стратегических разработок, созданном в качестве мозгового центра самого первого президентства Владимира Путина, которым сначала руководил Греф, а потом Набиуллина. Так что сегодняшний матриархат, намечающийся в ЦБ, выпестован Германом Грефом.

Эксперты разных призывов

Матриархатом перестановки во власти, естественно, не ограничиваются. Раз Юдаева займет позицию, которую сегодня в ЦБ занимает Алексей Улюкаев, то и Улюкаев будет перемещен на новую позицию. Хотя нынешний председатель ЦБ Сергей Игнатьев, который после отставки станет, как утверждают, советником Набиуллиной, уже заявил, что «пока» Улюкаев заявления об уходе из ЦБ не подавал, многие уверены, что Улюкаев ни при каком раскладе в ЦБ оставаться не готов, так как его кандидатура на замену Игнатьеву рассматривалась, но не прошла. Не исключено, что Юдаева приходит в ЦБ как раз потому, что оттуда уходит Улюкаев, а совсем не наоборот.

Дальнейшая карьера Улюкаева, если судить по публикациям СМИ, будет складываться по методу пазла. Раз Набиуллина освобождает место помощника президента РФ, то его кто-то займет. Называются две кандидатуры — Улюкаев или нынешний министр экономического развития Андрей Белоусов. Дальше еще проще: если Белоусов станет президентским помощником, то Улюкаев — министром.

Все это напоминает не столько сердцевину экономической политики (политика, как известно, это в первую очередь расстановка кадров), сколько суетливую беготню вокруг свободного стула, посидеть на котором есть несколько желающих. Все это отдает комедией положений. И не только потому, что не стоит с порога исключать появления каких-то новых фигур.

Эксперт, а в рамках темы сегодняшней статьи важно подчеркнуть, что и Белоусов, и Улюкаев родом из экспертов, а никак не карьерных чиновников, которому все равно, какой пост занять, лишь бы он был на следующей ведущей вверх ступеньке карьерной лестнице, окончательно перестает быть экспертом.

И у Белоусова, и у Улюкаева славное экспертное прошлое. Белоусов создал и длительное время руководил Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, откуда и пришел в Минэкономразвития сначала замминистра, став после ухода Набиуллиной в Кремль министром. Биография Улюкаева еще романтичнее (вероятно, поэтому он известен еще и как автор поэтических сборников). Он коллега Егора Гайдара еще по редакции журнала «Коммунист», в котором, несмотря на статус органа ЦК КПСС, во второй половине 1980-х годов формировался тот реформаторский круг, из которого, в частности, и вышла «команда Гайдара». В 1993–1994 годах Улюкаев был помощником Гайдара в правительстве. В «новое время», в 2000 году, Улюкаев стал первым заместителем министра финансов, которым был Алексей Кудрин, в 2004 году он перешел на должность первого зампреда ЦБ.

Если все-таки вернуться к теме дальнейшего трудоустройства Улюкаева, то, как мне представляется, за деятельностью небывалого в России органа власти — финансового мегарегулятора, особенно в условиях, когда ключевые посты в нем будут занимать дамы, не имеющие практического опыта работы в главном банке страны, требуется присмотр. Поэтому логичнее выглядело бы назначение испытанного финансиста Улюкаева помощником президента Владимира Путина. Тем более что, уже побывав помощником Егора Гайдара, он мог бы поделиться любопытным сравнительным анализом, например в стихотворной форме.

Те же и Гуриев

Так почему же у одних экспертов-экономистов все складывается безоблачно и по восходящей, а у других горизонт внезапно закрывают грозовые тучи? В том, что Сергей Гуриев — один из самых лучших российских экономистов, не сомневается никто, он сам это неоспоримо доказал. Но это не спасло его от крупных неприятностей.

Именно как признанный эксперт Гуриев принял участие в составлении доклада, который был подготовлен под эгидой Совета по правам человека при президенте РФ. Темой доклада стал анализ приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву по так называемому второму делу ЮКОСа. Вывод доклада однозначен: приговор должен быть пересмотрен.

Центральным является следующее обстоятельство: доклад был написан в 2011 году, когда президентом был Дмитрий Медведев, именно ему 28 декабря 2011 года Михаил Федотов, председатель президентского Совета по правам человека и вручил 400-страничный документ, написанный группой экспертов, в которую наряду с другими российскими специалистами, а также экспертами из США, Германии и Голландии входил и Сергей Гуриев.

Что произошло с тех пор? В судьбе Ходорковского и Лебедева ничего, во всяком случае в лучшую сторону, не изменилось, в России сменился президент, а для авторов доклада настала черная полоса.

В сентябре 2012 года у одного из членов экспертной группы Михаила Субботина и в его Центре правовых и экономических исследований прошли обыски. Следователи изъяли все компьютеры, в результате чего работа организации была парализована. Потом очередь дошла до Сергея Гуриева. С февраля 2013 года его стали вызывать на допросы в Следственный комитет. В апреле у него был проведен обыск. Гуриев не стал искушать судьбу и уехал во Францию, откуда сложил с себя полномочия ректора Российской экономической школы. Возвращаться Гуриев не собирается до тех пор, пока не поймет, что в России ему не грозит уголовное преследование. «Я не сделал ничего плохого и не хочу жить в страхе», — написал он в письме, опубликованном в The New York Times.

Экспертное сообщество в России стало ниже на целую голову. Причем голову, хорошо известную в мире, так что в России не только убавилось мозгов, но может убавиться и инвестиций. Гуриева и в России поддерживают многие. Именно как редкий в нашей стране акт публичной солидарности и поддержки следует рассматривать его выборы в наблюдательный совет Сбербанка, которые состоялись уже после отъезда впавшего в опалу экономиста. Еще это очевидный акт протеста против «дела экспертов», которое, в очередной раз возвращаясь к «делу ЮКОСа», похоже, раскручивает Следственный комитет.

Вернемся к тому, как по-разному складываются судьбы экспертов в России. Умудренный наблюдатель только пожмет плечами. Ведь все совершенно прозрачно: если ты эксперт, то и занимайся тем, в чем ты эксперт. Докажешь свой класс — включайся в государственную машину. Дальше — карьера, признание, благополучие. А если ты рискуешь наследить на больной мозоли власти, а «дело ЮКОСа» раздражает Кремль гораздо больше, чем любая другая мозоль, то ты вовсе никакой не эксперт.

Это называется здравый смысл. Позиция известная и понятная. Но вернемся к самому началу.

Чем ценен эксперт? Не тем, что может облечь в нужную форму посыл, исходящий от власти. Для этого надо быть пиарщиком, а мы говорим о других экспертах-экономистах. Эксперт ценен головой, свежим взглядом, умением аргументировать свою позицию, а такое достигается помимо знаний независимостью, невовлеченностью в какие-то расклады и интересы. Задача эксперта — беспристрастно показать, что происходит и как на происходящее следует реагировать.

Эксперт, конечно, может отвечать на запросы власти, но он не должен только этим ограничиваться, иначе он перестает быть независимым.

Я не зря писал о Набиуллиной, Юдаевой, Улюкаеве, Белоусове как о людях, за плечами которых славное экспертное прошлое. В настоящем они, кто давно, кто относительно недавно, уже не эксперты, а чиновники. Разница — в степени независимости их суждений и действий. Экономика, в отличие от чистой политики, в России всегда была более открытой сферой для острых дискуссий, подчас врывающихся в сферу политики. Но, как говорится, кресло обязывает: у независимости чиновников, кем бы они ни были в дочиновничьей жизни, есть четкие ограничители и табу. У настоящего эксперта их не должно быть.

Получается, что настоящая экспертная среда в России активно вымывается. Одни, руководствуясь здравым смыслом, разменивают свой экспертный статус на чиновничий. Другие, решившие остаться экспертами, рискуют оказаться в положении Гуриева. Есть, правда, феномен Алексея Кудрина, который проделал обратную эволюцию — из чиновников в эксперты. Но вектор именно в том, что власть недвусмысленно указывает на ограничители не только для чиновников, что в целом понятно, но и для экспертов. А это значит, что беспристрастная, действительно независимая экспертиза под угрозой. Экспертиза становится партийной — или провластной, или заведомо оппозиционной.

Реквием по независимой экспертизе — совсем не тот мотив, который строить и жить помогает.

Особенно когда налицо жгучий дефицит идей, объясняющих природу и следствия последнего мирового кризиса. Остается в очередной раз оглядываться на Запад, всячески открещиваясь от его грантов.

Николай Вардуль

Экономическая политика   15.06.2013 12:05:17   

Тэги: Набиуллина, Ксения Юдаева, Улюкаев, Белоусов

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.