Мир оказался не черно-белым

Скоро заработает система обмена данными о сомнительных сделках

Нефть рухнула

Эксперты говорят, что цены вырастут нескоро

Fitch прогнозирует рост мирового ВВП

Мировое ВВП вырастет в 2018 г. на 3,1%

Инвестиционный компас

Инвестиции – ключевая тема российской экономики. Ей посвящены инвестиционные форумы и

Белоруссия пошла на Запад

Минск предлагает сделать займы на 5 и 10 лет

Сбербанк: блокчейн с нами

Сбербанк: блокчейн с нами

У компаний есть интерес к распределенным реестрам

Фальшивки в банкоматах

Не все банки тщательно проверяют купюры

Ажиотажный спрос на евробонды РФ

Уже можно говорить об успешности выпуска

Казначейство купит до 3 млрд долларов

Казначейство планирует покупать валюту в 2018 г. самостоятельно

Индивидуальный пенсионный капитал

Власть спасает пенсионную систему

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

В отеле «Балчуг Кемпински Москва» открылся первый в России Барбершоп Truefitt&Hill

Продолжая традиции старейшей британской марки по уходу за лицом и волосами для джентльменов,

Бассейны как в Голливуде

Летняя история: самые пафосные способы провести лето в собственном коттедже

Безработица по прежней цене

Сколько было за безделье, столько и останется

Их ладонь превратилась в кулак

Москва–Минск: грани прекрасной дружбы

«Финансовая газета» - старейшее, а теперь самое современное экономическое издание. Это и аналитический еженедельник, и электронный портал, и база обновляемых нормативных документов, и площадка, на которой каждый может стать соавтором будущей системы экономического регулирования.



Вы можете оформить подписку на «Финансовую газету», получить доступ к информационно-справочной системе: «Документы, комментарии, консультации»

Экономическая политика   22.04.2013 00:45:07

Все ниже, и ниже и ниже

Экономика берет паузу. Что после нее?

Все ниже, и ниже и ниже

Экономика России неуклонно замедляется, и чиновники не знают, как эту тенденцию сломать. natnik

В этот день американские фондовые индексы росли, обновляя максимумы, а российские обновляли минимумы. Инвестор, а он, как известно, проживает не у нас, в очередной раз испытывает приступ острого недоверия к развивающимся рынкам. Это не к добру. И в тот же день прогнозисты из Минэкономразвития существенно снизили ожидания роста ВВП РФ.

Если принципиально разнонаправленное движение котировок финансового рынка у нас и у них может кого-то удивить, то растущий пессимизм впередсмотрящих правительства, к сожалению, ожидаем. Ничего нового со второй половины прошлого года не происходит: идет пока плавное снижение темпов роста. Главный прогнозист замминистра экономического развития Андрей Клепач до конца оптимизм не теряет, он уверяет общественность, что происходящее в экономике пока нельзя назвать рецессией — спадом производства или замедлением темпов роста на протяжении более полугода. Пока это только пауза, говорит он.

Антракт

Что такое пауза? Прогнозы Минэкономразвития по росту промпроизводства и инвестиций опустились настолько, что даже оптимистичный вариант ниже ранее утвержденного официального прогноза, заявил Клепач 11 апренля: 2% вместо 3,6% и 4,6% вместо 6,5% соответственно.

При том, что цены на нефть ожидаются выше заложенных в бюджет ($105 вместо $97), Минэкономразвития уже не ожидает увеличения экспорта (прогнозируется нулевой) и была опущена планка по росту ВВП в 2013 году: до 2,4% с 3,6%, прогнозируемых ранее.

Министерство также в разы увеличило ожидания по оттоку капитала: до $30–35 млрд вместо $10 млрд (первоначально делались прогнозы, что бегство капиталов вообще прекратится). Прогноз по увеличению оборота ритейла, который еще недавно был показателем того, что локомотив роста — внутреннее потребление, теперь опустился до 4,3% с 5,6%. И лишь инфляцию МЭР ждет на прежнем уровне 5,8% (ранее прогнозировали в диапазоне 5–6%).

Последний прогноз Минэкономразвития свидетельствует о том, что правительство признает сложившуюся тенденцию замедления роста, но не видит возможностей слома этой тенденции.

Есть основания ссылаться на внешние факторы, прежде всего европейскую рецессию. Да, Европа — это основной рынок российского экспорта. Но те же внешние факторы дают достаточно поводов не проходить мимо зеркала.

 Я говорю о Кипре. Конечно, можно его не замечать и продолжать утверждать, что события на острове никак не повлияют на российскую экономику. Плохо, если не повлияют.

Речь идет не только о том, что разгром перевалочной базы российских капиталов может привести к падению инвестиций в Россию (Кипр — традиционно один из крупнейших инвесторов в Россию). Пора все-таки вытащить голову из песка и задуматься, почему, собственно, крупнейшие российские компании зарегистрированы на Кипре, Виргинских островах, в Голландии и так далее. Налоги — это самая популистская часть ответа. Дело не только и не столько в них, дело в том, что российский бизнес не устраивает российская юрисдикция. Бизнес готов и продолжает работать в России, но пытается защитить свою собственность не на родине, потому что не может это сделать здесь.

Есть расхожее обвинение в адрес таких действий предпринимателей: Россия для них, будто бы, только зона охоты, а прибыли они предпочитают отсюда вывозить. Возможно, для кого-то это именно так. Но, как говорится, размер имеет значение. Нельзя отмахиваться от того, что практически любая крупнейшая частная компания России зарегистрирована там, где российская юрисдикция не действует. Слишком просто обвинять капитал в безродном космополитизме и в погоне за чистоганом, не пытаясь честно ответить, почему же они предпочитают там «пыль глотать».

Фактическая незащищенность собственности, которую могут отобрать или обесценить набравшие слишком большие полномочия силовики, отсутствие независимого суда — вот настоящие ответы на вопрос, почему российский частный капитал и уже частично даже государственный ищет убежище там. В этом секрет того, что и свои споры, какими бы скандальными они ни были, российские предприниматели предпочитают разрешать в Лондоне, Париже, Женеве, Стокгольме, а не в Москве.

Вернется ли капитал с Кипра и из других убежищ в Россию, зависит не столько от борьбы за искоренение офшоров как таковых, которую, как крестовый поход, объявил французский президент, а от изменений, происходящих в самой России. Палкой капиталы не развернешь. Конечно, если речь не идет о капиталах госчиновников, которым их посты дороже сохранения зарубежных счетов. Характерно, однако, что даже такой безусловно высококвалифицированный юрист, каким является первый вице-премьер Игорь Шувалов, начав возвращать свои капиталы на родину, испытывает, как утверждают в его окружении, немалые трудности, для того чтобы найти устраивающую его юридическую форму для возвращаемых средств.

После антракта

Все сказанное — отнюдь не какой-то отвлеченный политический манифест. Все это имеет самое прямое отношение к тому, насколько затянется взятая экономикой пауза, и что произойдет потом. России не хватает инвестиций. А существенно увеличить их приток можно, только начав менять положение, при котором предприниматели вынуждены в целях защиты права собственности на свой бизнес искать защиты в нероссийских юрисдикциях. Ситуация настолько серьезна, что сил правительства для этого недостаточно. Оно не может ни начать серьезную судебную реформу, ни укоротить силовиков.

В условиях скудного притока, а точнее, как свидетельствует последний прогноз Минэкономразвития, растущего оттока инвестиций, набор средств, чтобы оживить экономику, остается скудным.

Можно делать ставку на госинвестиции. Но, как показывают олимпийские стройки, эти инвестиции весьма неэффективны. К тому же бюджет и так перегружен госрасходами, причем такими, какие в принципе обладают низкой подъемной силой для экономики. Экс-министр финансов Алексей Кудрин, например, утверждает, что правительство хватается не за те меры, которые необходимы, избегая непопулярных решений. Увеличивая последние два года расходы на армию и социальные расходы, кабинет министров потратил их таким образом, что это не ведет к росту экономики, уверен он.

Можно рассчитывать на резкое смягчение кредитно-денежной политики ЦБ. Но, как следует из выступления в Государственной Думе Эльвиры Набиуллиной, такое возможно лишь в острой фазе кризиса. Пока же увеличение кредитов приведет, скорее, к росту инфляции и росту бегства капиталов, чем к ускорению экономического развития.

Стратегическое направление, еще раз повторю, — это борьба с бегством капиталов и отнюдь не методом заключения их под стражу или конвоирования на родину, а создавая им безопасную среду обитания здесь. При строгом соблюдении закона, а не при «разруливании» силовиков.

Экономика не первый раз экзаменует политику. И, как показывает история, относиться к полученным на этом экзамене оценкам стоит со всей серьезностью.

Николай Вардуль

Экономическая политика   22.04.2013 00:45:07   

Тэги:

Написать комментарий

  Пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.