Количество должников по кредитам за прошлый год выросло на 2,4 миллиона

За минувший год количество злостных неплательщиков по потребительским кредитам в России возросло на 2,4 миллиона человек, а доля просрочки в данном сегменте увеличилась с 7,5% до девяти процентов. Такие данные озвучили в Центробанке.
Банки / 9 февраля 2021, 14:40

В распоряжении «Известий» оказались материалы Федеральной службы судебных приставов (ФССП), где отмечается, что в прошлом году в распоряжении взыскателей находилось 12,9 миллиона исполнительных производств, причем сумма долгов достигла 2,7 миллиарда рублей, что на 100 миллионов больше, чем в 2019-м.

Справка «Фингазеты»


С конца 2019 года Центробанк подстегивал финансовые организации зарабатывать на потребительских кредитах и ипотеках, выдаваемых физическим лицам. И банки не только выдали огромное количество займов, но и рефинансировали те, которые они предоставляли гражданам одним-двумя годами ранее.

Согласно статистике регулятора, в первом квартале прошлого года почти половина российских семей – 42–43% – обслуживали хотя бы один заем, а общий объем кредитной задолженности физических лиц превысил 18 триллионов рублей.

В итоге, уже к началу пандемии коронавируса банки получили тысячи проблемных заемщиков, а в условиях локдауна число это стало стремительно расти за счет тех россиян, чей доход в условиях самоизоляции сократился до минимума, а у значительной доли и вовсе до нуля – из-за потери ими работы.


Как указывает президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев, в настоящее время причины неплатежей носят достаточно объективный характер.

«От 70% до 80% сегодняшних дефолтов вызваны финансовыми трудностями и снижением дохода граждан. На текущий момент порядка восьми миллионов заемщиков имеют просрочку объемом более 900 миллиардов рублей», – поведал он.

Кстати, ранее в НАПКА подсчитали, что в минувшем году просроченные обязательства россиян по всем видам займов в сравнении с 2019-м увеличились на 20% и достигли 940 миллиардов рублей, что вплотную приближается к «антирекорду» 2016-го, когда показатель составлял 972 миллиарда. Наибольшая просрочка сформирована по традиции в сегменте кредитов наличными – порядка 560 млрд рублей. Далее идет сегмент кредитных карт – 153 миллиарда, и ипотека – 101 миллиард. Долги перед микрофинансовыми организациями (МФО) и по автокредитованию составили 64 млрд рублей и 58 млрд рублей соответственно.

Впрочем, по мнению шефа-аналитика компании TeleTrade Петра Пушкарева, как в целом для экономики страны, так и для российской банковской системы в частности, ситуация не является критичной.

«По итогам 2020 года Центробанк предоставил банкам свободных средств с избытком, так что по данным на середину января банковский сектор в совокупности даже имел структурный профицит ликвидности, который насчитывал почти 200 миллиардов рублей. Правда, представители регулятора ожидали более значительного профицита – на сумму порядка одного триллиона, ведь до пандемии два года профицит колебался в диапазоне от двух до трех триллионов. Но денежные средства и сейчас предоставляются банкам в достаточном количестве, даже без экстренных программ, а под залог, допустим, облигаций федерального займа (ОФЗ), которых много скопилось на балансах организаций», – говорит он. Эксперт напоминает, что в 2020 году только новых размещений ОФЗ было на сумму порядка пяти триллионов рублей, и бóльшую часть этого объема выкупали именно кредитные учреждения.

Петр Пушкарев отмечает, что основным минусом для банков является то, что они уже не смогут впредь наращивать кредитные портфели такими темпами, как в прошлые годы, что, естественно, может подорвать источники их будущих доходов. Куда болезненней ситуация складывается для потребителей финансовых услуг. Ведь, по его оценке, должники являются таковыми не из-за какого-то злого умысла: они вынуждены «провисать» с обслуживанием займов из-за нужды.

«Скорее всего, этим людям не хватает средств и для обычных ежедневных, бытовых расходов на покупку товаров и услуг. Просрочки – индикатор нехватки денег у потребителей, из-за чего становится проблемно развиваться и всем практически без исключений предприятиям страны, ориентированным на внутреннее потребление их продукции в России. Нет смысла активно вкладываться в инвестиционный цикл, чтобы выйти хотя бы на докризисный объем производства или оказания услуг»

По мнению эксперта, одна из причин роста долгов на поверхности – в прошлом году заметно снижались процентные ставки по новым кредитам. Соответственно, львиная доля более дешевых займов была взята на перекредитование старых и более дорогих долгов – ведь когда предлагают меньшие проценты, складывается впечатление, что будет легче осилить сумму. Часто банки и сами предлагали такие решения, стремясь сохранить и собственную прибыль при более низких процентах, за счет выдачи более крупной суммы, причем на более длительный срок.

Но и другая причина: и граждане, и бизнес смелее обращались за кредитами, чувствуя, что деньги нужны позарез, а кредитные каникулы и мораторий на банкротства хоть на какое-то время позволят облегчить жизнь.

Впрочем, как указывает Петр Пушкарев, проблема-то никуда не девается, она лишь получает некую отсрочку, скажем, на полгода, а то и на более поздний срок, если каникулы продлят.

Напомним, что в начале января глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков сообщил, что депутаты разрабатывают законопроект, позволяющий заемщикам уходить на кредитные каникулы даже после завершения пандемии, а в ближайшее время документ будет внесен в парламент.

Однако собеседник «Финансовой газеты» полагает, что еще раз объявлять продление на законодательном уровне не стоит: «Такие меры имели бы смысл для малоимущих – скажем, с уровнем подушевого дохода ниже определенного уровня, или для многодетных семей. В остальных случаях, возможно, правильней теперь оставить вопросы реструктуризации долга на усмотрения банков, которым даны регулятором соответствующие рекомендации. Они не обязывающие, но во многих случаях банкам придется проявить готовность пойти навстречу своим клиентам-заемщикам в обоюдных интересах».

Эксперт уверен, что окончание кредитных каникул вряд ли приведет к росту числа должников из числа граждан. В то же время для целого ряда компаний-заемщиков с окончанием моратория могут настать куда более тяжелые времена – бизнес может накрыть волна отложенных банкротств.

Тем не менее, Петр Пушкарев оптимизма не теряет. По его прогнозу, к концу первого квартала возможен еще один, более высокий пик по числу должников, просрочивших платежи, однако он станет последним в нынешний коронакризис.

«Должников, конечно, прибавится из числа тех, кто ранее пользовался отсрочкой, а кроме того – за счет сервисного бизнеса, увольнений и упавших зарплат у столкнувшихся с этим уже в период с ноября по январь, то есть на второй волне закрытий. Однако, одновременно платежи начнут исправно вносить те, кто такую возможность имеет. Кроме того, пойдут и реструктуризации от банков по взаимному соглашению с заемщиком. Эти случаи также не войдут уже в статистику как просрочка: платеж уменьшится до величины, которую заемщик сможет потянуть. Таким образом, ситуация выйдет на некое плато, и ближе к середине лета статистика станет менее тревожной», – резюмирует он.