Налоговая мобилизация в 2021 году не приведет к увеличению ВВП

Бюджетный процесс ускоряется. Одобренный правительством проект финансовой трехлетки на 2021–2023 годы 1 октября будет внесен на рассмотрение в Госдуму.
Бюджет / 3 октября 2020, 13:00

Основные положения этого масштабного документа были также рассмотрены президентом Владимиром Путиным в ходе выступления перед членами Совета Федерации 23 сентября. Задачи нового федерального бюджета – вывести экономику страны из коронавирусного кризиса и обеспечить опережающие среднемировые показатели темпы роста ВВП. Однако реализовать эту цель лишь налоговой мобилизацией будет невозможно.

Рост по инерции

Провал российской экономики в 2020 г., судя по всему, оказывается не столь драматичным, как изначально ожидалось. Но из этого позитивного факта можно было сделать разные выводы. Прежде всего это связано со структурой российского народного хозяйства, которому помогли удержаться на плаву увеличенные правительственные расходы текущего года, и, значит, неокрепшая еще экономика для быстрого восстановления нуждается в продолжении стимулирования.

Однако, по-видимому, был сделан прямо противоположный вывод: что у нас все хорошо, экономика выдержала удар и дальше пойдет восстанавливаться сама, по инерции, и дополнительные стимулы ей незачем. Иначе нельзя объяснить идеологию проекта федерального бюджета-2021, одобренного на заседании правительства, который 1 октября внесут в Госдуму. На более поздние бюджетные планы можно вообще не смотреть, они носят условный характер и впоследствии поменяются кардинально.

В принципе бюджет можно тоже составлять по-разному. В соответствии со стандартной практикой, как правило, калькулируют ожидаемые доходы и распределяют расходы так, чтобы не допускать слишком большого дефицита и сильно не наращивать долг. По-видимому, именно так и составлялся федеральный бюджет-2021. Во-первых, очень консервативная прикидка доходов – 16,7% от ВВП (против 18,4% ВВП в допандемическом 2019 году). Во-вторых, минимальный размер дефицита, ниже 3%-ного критерия общепринятой умеренности – 2,4% от ВВП. В итоге получаются государственные расходы, которые заметно ниже экстренных ассигнований 2020-го. По сути, возвращение госрасходов к этим отметкам ожидается не ранее 2023 года. Бюджетная консолидация (урезание необходимых расходов – по каким-то направлениям значительно) не может не привести к замедлению будущего экономического роста.

И ведь это еще не вся история. Недостаток запланированных бюджетных доходов привел к тому, что открыт «ящик Пандоры» повышения налогового бремени на граждан и бизнес. Можно, конечно, ссылаться на то, что это увеличения небольшие и затрагивают они в основном тех, кто располагает свободными финансовыми ресурсами, – наиболее высокодоходных граждан и экспортеров за пределами нефтегазового сектора. Отмену льгот для нефтяной отрасли, ставшей в последние годы едва ли не самым крупным получателем субсидий за счет налогоплательщиков, можно только поддержать.

Но повышение налогов на настоящем этапе выглядит максимально неуместно – ровно в тот момент, когда провал потребительского и инвестиционного спроса достиг драматических масштабов, а экономические агенты перешли к гораздо более осторожным моделям поведения. Есть также основания полагать, что определенная часть бизнеса по итогам кризиса переместилась в тень и этот процесс теперь только ускорится.

Альтернативные бюджетные доходы

При этом альтернативные возможности профинансировать расходы (и даже увеличенные) без повышения налогов существуют. Прежде всего речь может идти о расходовании Фонда национального благосостояния, в котором на сегодняшний день скопилось свыше 13 трлн рублей, из которых 5 трлн рублей прибавилось с 1 марта текущего года. Иными словами, несмотря на пандемический кризис, фонд не сократился в объеме, а, напротив, увеличился. Отказ тратить эти средства выглядит необоснованным, притом что действие бюджетного правила, на нерушимость которого ранее ссылались правительственные финансисты, на 2021 год все равно приостановлено.

Безусловно, есть определенный запас и в области заемного финансирования – предстоящее увеличение размера государственного долга до 21% от ВВП не выглядит драматическим; по уровню долгового бремени Россия по-прежнему выглядит сверхпрочно, опережая подавляющее большинство государств.  Да, внешние долговые рынки для государства теперь, по всей видимости, закрыты, но потенциал внутреннего рынка далеко не исчерпан, а ставки находятся на исторических минимумах. Многие граждане сейчас ищут замену депозитам, приносящим «неинтересные» проценты. При грамотном подходе такой альтернативой могли бы стать облигации федерального займа.

Тем более не стоит очень уж радоваться превышению расходов на национальную экономику оборонных ассигнований или отсутствию индексации доходов государственных служащих в 2021 г. Как показал опыт исполнения национальных проектов, своевременное и полное расходование средств на экономическое развитие у ведомств получается не очень, а при последующих правках бюджета (то, что они будут, сомнений не вызывает) оборона точно возьмет свое. Отсутствие индексации несправедливо прежде всего в отношении представителей наиболее массовых низовых категорий госслужбы, которые вовсе не купаются в роскоши.

Бюджет-2021 стоило бы верстать не от доходов, а от необходимых для восстановления экономики расходов как минимум на уровне текущего года, отказавшись от повышения налогов. Ведь реальные возможности для финансирования повышенного дефицита сегодня существуют. Экономия на этих расходах не принесет ничего, кроме растянутого во времени выхода из кризиса, что, в свою очередь, не позволит обеспечить даже заложенный в бюджете на последующие годы уровень доходов.

Основные параметры федерального бюджета в 2018–2023 гг. (трлн руб.)

 

2018

2019

2020*

2020**

2021

2022

2023

Доходы

19,45

20,17

17,84

17,84

18,76

20,64

22,26

Расходы

16,71

18,21

22,56

23,73

21,52

21,89

23,67

Профицит (+)/Дефицит (-)

2,74

1,96

-4,72

-5,89

-2,76

-1,25

- ,41

*План.  **План при предположении, что все перенесенные остатки 2019 г. будут потрачены до конца декабря.

Источник: Минфин России

МНЕНИЕ

Игорь Николаев, партнер, директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton

Николаев

 

– Проект федерального бюджета на очередной год и на соответствующий плановый период у нас принято представлять и рассматривать вместе со среднесрочным прогнозом социально-экономического развития страны. Вот и одобренный на днях правительством проект федерального бюджета на 2021 г. и на плановый период 2022–2023 гг. рассматривался так же. Всегда после такого совместного рассмотрения первоочередное внимание уделяется параметрам бюджета. И на этот раз чисто бюджетная информация, включая особенности нынешнего проекта бюджета в виде оптимизации на 10% всех «незащищенных» статей бюджетных расходов, 5%-ного сокращения госпрограммы вооружений и отказа от индексации зарплат чиновников в 2021 г., оказалась более публичной. Между тем очевидно, что все особенности проекта бюджета являются следствием того, что будет происходить в экономике. А в экономике, судя по прогнозу Минэкономики, все должно быть очень даже неплохо.

Ожидается, что ВВП страны уже в 2021 г. вырастет аж на 3,3%. Если в текущем году Минэкономики России ждет падение экономики по ВВП уже всего лишь на 3,9%, то как-то даже сомнения закрадываются, стоило ли тогда на 10% сокращать «незащищенные» статьи расходов.

Позитив среднесрочного прогноза состоит и в том, что розничные продажи в 2021 г. должны вырасти на 5,1%, а объем платных услуг – на 6,7%, реальные располагаемые денежные доходы населения прирастут на 3%.

Эти и другие оптимистичные показатели фактически хорошего экономического роста и вправду диссонируют со всеми этими сокращениями, оптимизациями и пропуском индексаций, которые заложены в проект бюджета.

Значит ли это, что надо срочно исправлять его? Совсем нет. По причине того, что экономическая реальность следующего года будет не такой хорошей, как это представляется в прогнозе. Ну, право, какой может быть значимый восстановительный рост, если вторая волна пандемии начинается, если растет угроза очень болезненных новых антироссийских санкций, если спрос на нефть в мире не восстановится ни к началу, ни к середине 2021 г.

Так что экономика не будет генерировать столько доходов, сколько от нее ждут. А это значит, что того же 10%-ного урезания «незащищенных» статей расходов бюджета 2021 г. может маловато оказаться. А потому отношение ко всем этим неприятностям проекта федерального бюджета 2021 г. должно быть такое – хорошо бы, чтобы этим только все и ограничилось.

Группа компаний "Результат"


Поделиться в соц.сетях: