Дело года в международном налогообложении

В самом конце июля появилось Решение Арбитражного суда г. Москвы, которое уже успели окрестить делом года в международном налогообложении. И это несмотря на то, что успела пройти только первая судебная инстанция. В профессиональным сообществе оно получило название «дело Торгового дома “Перекресток”».
Право / 20 августа 2021, 13:30

Описание ситуации

Торговый дом (ТД) «Перекресток», входящий в холдинг Группы Х5, приобрел доли в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг». На момент совершения обществом сделок купли-продажи долей участия в уставных капиталах ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» данные компании уже входили в состав Группы Х5 и находились под контролем Х5 Retail Group.

С позиции конечной материнской компании положение ее основных активов не изменилось. Также не менялась инвестиционная привлекательность группы в целом. После повторной выездной налоговой проверки УФНС было вынесено решение о доначислениях ТД «Перекресток» налога на прибыль, в связи с тем что данные операции по своей сути являются выплатой дивидендов.

Осуществляя переквалификацию процентов в дивиденды, выплаченные иностранным компаниям (X5 Retail Holding и X5 Capital), налоговики отказали обществу в возможности применения международных соглашений об избежании двойного налогообложения. Причина – неподтвержденность статуса указанных компаний в качестве лиц, обладающих фактическим правом на дивидендный доход.

Позиция налогового органа

Налоговики сочли, что перечисление оплаты долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» в пользу Х5 Retail Group и выплата процентов по договору займа в пользу Х5 Retail Holding являются «скрытым» распределением прибыли Консолидированной группы налогоплательщиков (КГН). Оно было проведено в интересах компаний холдинга без намерения уплатить причитающиеся налоги на территории РФ, потому эти операции должны рассматриваться как дивиденды в адрес акционеров Группы Х5.

Налоговики переквалифицировали оплату обществом долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» в пользу Х5 Retail Group в дивиденды и доначислили налог на доходы иностранных организаций по ставке 15%.

По мнению налогового органа, в мнимой сделке отсутствует главный признак сделки – направленность на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, в то время как в рамках притворной сделки стороны стремятся достичь иных правовых последствий. Движение денежных средств по сделке носило транзитный характер.

Налоговый орган утверждал, что совокупностью полученных в ходе повторной выездной налоговой проверки доказательств подтверждается, что порядок и последовательность действий и иностранных компаний – участников рассматриваемых сделок купли-продажи, новации обязательства по уплате покупной цены в долговые обязательства и последовательной переуступки прав требования по долговому обязательству (и даже условия соглашений, подлежащих заключению на каждом этапе реструктуризации) были согласованы и структурированы заранее единым центром управления и принятия решений внутри Группы Х5, следовательно, не могут рассматриваться как двухсторонние сделки с выражением согласованной воли участвующих в сделках сторон.

Позиция налогоплательщика

Общество утверждало следующее. В ходе налоговой проверки не установлено, что сделки не были в реальности исполнены сторонами, и к нему не перешло право собственности в отношении долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг», равно как и не было установлено иных правовых последствий, которых стремились достичь стороны. Так, договоры купли-продажи долей были направлены именно на передачу долей в собственность общества и были надлежащим образом исполнены сторонами. Права на доли в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» перешли к обществу, переход прав на доли был в соответствии с законом зарегистрирован в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ), что согласно законодательству и судебной практике свидетельствует о законности сделок.

Решение суда

Суд отметил, что переход к налогоплательщику права на доли в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» был направлен на создание КГН, создание которой с участием ТД «Перекресток», ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» не оспаривается налоговиками. Спорные операции были совершены и учтены обществом в соответствии с их действительным экономическим смыслом, основания для признания договоров купли-продажи «мнимой» либо «притворной» сделкой отсутствуют. Следовательно, претензии налогового органа сводятся исключительно к оспариванию способа совершения сделок (передача активов посредством договора купли-продажи или иным образом, привлечение займа для оплаты актива) и вопросу о допустимости купли-продажи как способа приобретения прав на доли в обществе с ограниченной ответственностью при внутригрупповой корпоративной реструктуризации, то есть к оценке экономической целесообразности сделок, совершенных ТД «Перекресток».

По мнению суда, оспариваемое решение, базирующееся на указанных претензиях, противоречит п. 4 Постановления № 53, согласно которому возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Ни гражданское, ни налоговое законодательство не содержит каких-либо положений, которые ограничивали бы право взаимозависимых лиц заключать сделки купли-продажи между собой – как в целом, так и в отношении долей в обществах с ограниченной ответственностью в частности. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность (определения от 04.06.2007 № 320-О-П, 366-О-П, от 16.12.2008 № 1072-О-О).

Как указал ВС РФ, хозяйствующие субъекты самостоятельно (по своему усмотрению) выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В полномочия же налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического эффекта с меньшими затратами (определение от 22.11.2017 № 305-КГ17-10287, от 20.12.2017 № 305-КГ17-12841, от 20.02.2018 № 305-КГ17-17790, от 29.03.2018 № 303-КГ17-19327, от 26.08.2019 № 309-КГ18-26166, от 01.02.2021 № 309-ЭС20-16872).

Вменение способа достижения цели само по себе не является основанием для переквалификации операции. Как прямо следует из п. 7 Постановления № 53, суд в такой ситуации должен установить подлинное экономическое содержание операции. В данном случае судами иная (например, дивидендная) природа выплачиваемых сумм не устанавливалась. Управление ссылается на то, что общество использовало договоры купли-продажи для вывода денежных средств из РФ в иностранные юрисдикции. Обоснованность указанных доводов не подтверждается.

Кроме того, как подтверждается материалами дела, расходы на оплату долей не учитывались налогоплательщиком для целей исчисления и уплаты налога на прибыль, поэтому он не мог получить необоснованную налоговую выгоду в виде увеличения внереализационных расходов.

Налогоплательщик не мог злоупотребить соглашениями об избежании двойного налогообложения, так как доходы от реализации долей не подлежат обложению налогом у источника на основании исключительно норм НК РФ, а именно п. 2 ст. 309 НК РФ, а не соглашений об избежании двойного налогообложения. Однако указанный факт управление безосновательно игнорирует, считает не имеющим значения для существа спора.

Экономическим эффектом от реструктуризации явилось получение обществом контроля над ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг», которые ежегодно заявляют в отчетности значительную чистую прибыль, подлежащую распределению в пользу налогоплательщика в качестве дивидендов. Эта прибыль к концу 2017 года достигла 41,4 млрд руб. в случае ООО «Агроторг» и 30,2 млрд руб. в случае ООО «Агроаспект». При этом на момент приобретения долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» накопленная чистая прибыль ООО «Агроторг» приближалась к 19 млрд руб., в то время как накопленная чистая прибыль ООО «Агроаспект» достигала 15,6 млрд руб. Эта прибыль применительно к обеим организациям неуклонно росла с момента завершения реструктуризации вплоть до настоящего времени.

Таким образом, в результате сделки по приобретению долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» налогоплательщик получил возможность распоряжаться значительными суммами чистой прибыли ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг». Применительно к данному аргументы налоговый орган доказательств обратного не представил.

Таким образом, суд соглашается с доводом общества, что в результате приобретения обществом у X5 Retail Group долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» по возмездным сделкам общество получило тот же эффект, как если бы указанные доли передавались бы в оплату уставного капитала общества по аналогии с другими переданными обществу активами: отражение в составе активов финансовых вложений в размере 7,8798% долей в ООО «Агроаспект» и 6,6924346% долей в ООО «Агроторг» по справедливой рыночной стоимости, увеличение капитала организации в такой же сумме и восполнение собственных свободных денежных средств, то есть возвращение ровно в такое состояние.

Налоговый орган фактически оценивает экономическую целесообразность выбранного налогоплательщиком способа консолидации активов, включая сделки по приобретению долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг». Между тем в п. 4 Постановления № 53 прямо указано на то, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Ни гражданское, ни налоговое законодательство не содержит каких-либо положений, которые ограничивали бы право взаимозависимых лиц заключать сделки купли-продажи между собой – как в целом, так и в отношении долей в обществах с ограниченной ответственностью в частности. Кроме того, в судебной практике является сложившейся правовая позиция о том, что оценка целесообразности действий налогоплательщика не является основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Так, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ неоднократно отмечали, что судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией. Хозяйствующие субъекты самостоятельно (по своему усмотрению) выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. Кроме того, законодательство не предписывает налогоплательщику выбирать исключительно тот способ, который ранее или одновременно им использовался для приобретения другого актива и не содержит запрета на отступление от собственной практики в выборе операций.

Позиция налоговиков о возможности и необходимости приобретения обществом долей в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» иным способом выходит за рамки компетенции налоговых органов.

Ввиду того что общество не могло на тот момент полностью расплатиться за все доли, которые оно намерено было приобрести ввиду отсутствия доступных денежных средств – как собственных, так и заемных, приобретение долей в результате увеличения размера уставного капитала позволило ему уменьшить сумму потенциальной кредиторской задолженности, которая могла бы возникнуть в случае приобретения абсолютно всех долей путем совершения сделок купли-продажи. Таким образом, налоговый орган неправомерно указывает на то, что описанные действия послужили подготовительными шагами для формирования задолженности, использованной налогоплательщиком для занижения налоговой базы.

Предоставление плана изменения холдинговой структуры было обязательным для получения предварительного согласия ФАС России и не может рассматриваться в качестве доказательства согласованности действий общества, X5 Retail Group и упомянутых в решении управления компаний Группы Х5 с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Управление, вменяя налогоплательщику неисполнение обязанности налогового агента при выплате X5 Retail Group покупной цены за доли в ООО «Агроаспект» и ООО «Агроторг» как с дивидендов, не приводит правовых оснований для переквалификации вида выплачиваемого дохода в дивиденды.

Комментарий решения суда

Данный судебный акт выделяется среди прочих подобных споров. Несмотря на тот факт, что налоговики доказали зависимость сторон сделки и транзитный характер движения денежных средств, налогоплательщику удалось доказать суду реальность спорных международных сделок. Будем следить далее за движением данного дела в вышестоящих судебных инстанциях.


Поделиться в соц.сетях: