Региональный экоцид

За последние 20 лет число техногенных катастроф в России в 3 раза превысило природные, отмечают официальные источники. Риски, связанные с глобальным изменением климата и хозяйственной деятельностью, всерьез угрожают нам всем.
Сценарии и прогнозы / 13 октября 2020, 14:42

Парадокс в том, что хозяйственная деятельность человека опасна для окружающей среды в неменьшей степени. Вот яркая тому иллюстрация: попавшие накануне в Авачинский залив на Камчатке ядохимикаты превратили эту часть Тихого океана в безжизненную водную пустыню, в компот из фосфатов и фенолов. По самым оптимистичным оценкам, отравленный океан восстановится лишь лет через 30.

Тут уместнее говорить скорее о бесхозяйственности и ледяном безразличии к чистоте и сохранности самого ценного, что вверяется чиновникам, посаженным руководить регионами, – российской земле, которую эти менеджеры для удобства именуют территорией. Эффективность ее использования для простоты расчета измеряется в рублях, вложенных в строительство свинарников, коттеджных поселков и торговых центров. Именно такие инвест-проекты в администрации Камчатского края считаются приоритетными. В их списке нет ни слова об экологии.

Анализ проб воды и грунта с Халактырского пляжа и из Авачинского залива показал, что по фосфатам ПДК превышена почти в 11 раз, в 6–7 раз – по железу, фенолам и аммонию. Это означает смерть всему живому. В районе катастрофы мертв даже бентос – организмы, обитающие на морском дне на 15–20-метровой глубине. Никто не сомневается в техногенном характере случившегося, но сложности с пониманием масштабов есть. Почему специалисты, например, до сих пор не установили источник загрязнения? Дело в том, что, во-первых, речь идет о действительно большой территории. Ну и, во-вторых, местным чиновникам придется отвечать за экоцид, и они сопротивляются из последних сил.

Источник утечки ядов найдут. Причины известны – безалаберность и халатность. Всему этому, понятное дело, совсем не рад губернатор Камчатского края Владимир Солодов. Путину доложили, и скоро президент скажет свое слово, а для него, как известно, вопросы экологии – приоритет. Следственный комитет возбудил уголовное дело и, скорее всего, уже взял на прицел стрелочника.

Козельский могильник ядохимикатов площадью в 3 га считают наиболее вероятным источником загрязнения. Губернатор Солодов накануне сообщил, что не знает, кто отвечает за этот потенциально опасный объект на берегу реки Мутношки, расположенный в 40 км от Петропавловска-Камчатского, столицы края.

Речка несет свои мутные воды прямо в Тихий океан. Пестициды и другие ядохимикаты начали свозить сюда 40 лет назад, и только в 2010-м, при предыдущей администрации региона, на полигоне появилась влагонепроницаемая геомембрана, которая должна была препятствовать проникновению ядовитых веществ в почву и воду. Пишут, что объект собирались передать Минобороны, рекультивировать и вообще навести там порядок, но руки у руководителей, видимо, так и не дошли. На минувшей неделе на Козельском полигоне побывала комиссия, установившая, что могильник более всего похож на стихийную свалку, ограждение у него практически отсутствует, геомембрана повреждена. Если это и есть источник выброса ядовитых веществ в Тихий океан, то экологическая катастрофа была всего лишь вопросом времени.

Подобных забытых объектов по всей стране сотни, и каждый – как мина замедленного действия. На один могильник ядохимикатов или полигон ТБО (даже свалка бытовых отходов – это угроза всему живому на километры вокруг) приходится дюжина чиновников, которые не знают, кто отвечает за последствия. Чем дальше от Москвы, тем меньше чиновники задумываются об экологическом благополучии вверенных им территорий. Пока, как говорится, жареный петух не клюнет. И правда, если бы не какие-то серферы на Халактырском пляже, мы вряд ли узнали бы о катастрофе на Камчатке. О случившемся минувшей весной в Норильске мы тоже узнали случайно. Разлив более 21 тыс. т дизельного топлива стали называть «чрезвычайной ситуацией федерального уровня» лишь после того, как вмешался глава государства.

Обеспокоенность Путина экологическими проблемами вселяет надежду – наверное, не все еще потеряно. Но можно ли всерьез говорить об экологической безопасности целой страны, когда последствия катастрофы национального масштаба может оценить один единственный человек.

 

МНЕНИЕ

соколова

Наталья Соколова, председатель правления АНО «Равноправие», член подкомиссии по обеспечению химической безопасности правительственной комиссии по биологической и химической безопасности

– Пока ни экологам, ни химикам, ни чиновникам точно неизвестно, что является истинной причиной массовой гибели в начале октября животных и отравления серферов в районе Халактырского пляжа и Авачинского залива на Камчатке. Необходимо дождаться объективных результатов лабораторных анализов проб с места происшествия. В Москву доставлено более 200 л проб воды, а также образцы умерших представителей морской фауны, пробы грунта, воздуха из прибрежной зоны, где произошел массовый мор.

При этом в пробах от 2 октября в бухте Бабья, в Большой и Малой Лагерных бухтах ПДК по фенолу превышена в 2,5 раза, по нефтепродуктам – в 3,6. При экстракции проб стекло химической посуды покрылось маслянистой субстанцией ярко-желтого цвета, что может свидетельствовать, по мнению коллег, о присутствии в воде загрязнителя, близкого по свойствам к техническому маслу.

Специалисты российского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF), включая доктора биологических наук Сергея Кор-стелева, считают, что такое нельзя списать на сейсмическую (вулканическую) активность, при которой пострадало бы больше флоры и фауны, а результаты повреждения выглядели бы по-другому. Позицию ученого разделяет и ведущий инженер Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН Светлана Артемьева.

Директор Института вулканологии и сейсмологии ДВО РАН Алексей Озеров предложил исключить природные факторы из числа предполагаемых причин экологической катастрофы. В качестве вероятных источников загрязнения предложено рассматривать четыре полигона с отходами и озеро Приливное, которое расположено неподалеку от пляжа, а рядом с ним когда-то тоже была устроена свалка.

Я согласна с их мнением об антропогенных причинах экологического бедствия на Камчатке, а также с тем, что наиболее реальна версия с локальными сбросами вредных (загрязняющих) веществ в воду.

Ученые из Кроноцкого заповедника, Тихоокеанского института географии и КамчатНИРО погрузились на глубину 10–15 м в акватории Авачинского залива и зафиксировали там смерть 95% бентоса – организмов, обитающих на дне. По их мнению, питающиеся бентосом обитатели вод теперь просто лишены кормовой базы, что приведет к пагубным последствиям для фауны. При этом специалисты не зафиксировали видимых аномалий в состоянии морских животных и птиц на берегу и поверхности воды.

Недалеко от реки Налычева и от подножия спящего вулкана Козельский находится один из четырех упомянутых могильников – «Козельский полигон захоронения ядохимикатов и пестицидов». Полигон занимал площадь 9 га. Его создало в конце 1970-х уже не существующее предприятие «Камчатсельхозснаб» и зарыло в него более 100 т опасных химических веществ, оставшихся от сельхозпредприятий, в том числе непригодных к использованию пестицидов и минеральных удобрений, 20 т соединений мышьяка. А по некоторым данным, там также захоронена ртуть.

Чиновники неоднократно публично признавали, что место для полигона выбрали крайне неудачно – на левом берегу реки Мутношки. А это приток реки Налычева, которая впадает в Авачинский залив Тихого океана в северной части Халактырского пляжа. Козельский могильник раньше неоднократно давал течь. В 2006 г. эта тема обсуждалась на совещании в региональной администрации. Специалисты выражали недовольство тем, что в пробах почв и воды в родниках ниже полигона обнаружены пестициды и тяжелые металлы.

В реке Налычева, на берегу притока которой находится Козельский полигон ядохимикатов, ученые не обнаружили живности. А на мысе Налычева они увидели нехарактерно темную воду, коричневую пену, при этом количество подводных животных было немногочисленно.

Точно установлено, что экологическим бедствием затронуты бухта Бабья, Большая и Малая Лагерная бухты. Но не исключено, что охват гораздо шире.

Специалисты планируют проверить также Радыгинский полигон ядохимикатов, приток реки Налычева, которая впадает в Авачинскую бухту, Камчатский водоканал и «Камчатскэнерго».


Поделиться в соц.сетях: