Свалки растут быстрее заводов

Мусорная реформа буксует из-за нехватки денег, низкой эффективности запущенных проектов и ненависти населения и малого бизнеса.
Сценарии и прогнозы / 13 октября 2020, 16:00

Если причиной катастрофы на Камчатке будет признана утечка захороненных на Козельском полигоне ядохимикатов, то это станет еще одной иллюстрацией почти полного отсутствия в России инфраструктуры для утилизации отходов.

В подготовленном в конце сентября 2020 г. отчете Счетной палаты о ходе запущенной год назад «мусорной реформы» сказано, что только 7% отходов в России отправляется на переработку, остальные 93% либо закапываются, либо сжигаются. В цифрах и весах это выглядит так: в переработку ежегодно уходит 1,6 млн т мусора, сжигается – 700 тыс. т, закапывается в землю – 36–37 млн т отходов.

В России, по официальным данным, работает 916 свалок, расположенных в городах. В рамках нацпроекта «Экология» предусмотрена рекультивация 191 из них. Остальные 700 с лишним останутся неохваченными государственной заботой.

Емкость полигонов (или, как говорят в отрасли, мощность) будет исчерпана уже к 2024 г., если не будут введены в эксплуатацию новые предприятия. При этом финансирование отрасли и задействованных в ней инвестиционных программ сокращается. Так, на ближайшие 2 года на 20% снижено финансирование национального проекта «Экология», который недополучит около 5 млрд руб.

Снижается и собираемость экологического налога (или так называемых расширенных обязательств производителя), который обязаны выплачивать компании, наносящие своей деятельностью вред окружающей среде (к этой категории относятся, например, издательства, газеты, фотостудии и даже парикмахерские, но из нее исключены компании, которые принадлежат государству). В 2020 году с российского бизнеса удалось собрать только 2,8 млрд руб. Это вдвое меньше заложенных в бюджет ожиданий. Прогноз Минприроды на сборы в 2021–2022 гг., сделанный уже с поправкой на коронавирус и сокращение числа предприятий, – 3,8 млрд руб. в год. При этом в бюджете запланировано собирать каждый год по 8 млрд руб.

Финансирование развития инфраструктуры в мусорной отрасли производится и из федерального бюджета, и из резервного фонда. Но из обоих источников его выделяется все меньше. Или оно перераспределяется на другие цели. Так, в 2020 г. выделенные 10 млрд руб. пошли не на развитие, а на поддержание жизнеспособности региональных операторов, занимающихся вывозом мусора.

По данным публично-правовой компании «Российский экологический оператор», создание инфраструктуры по современной переработке отходов в России оценивается в 428 млрд руб., а расходы федерального бюджета на эту цель составляют 84,3 млрд руб., то есть развитие идет крайне медленно из-за недофинансирования. А коронавирус и проблемы в экономике еще сильнее затормозят разгон мусорной реформы.

Чем медленнее реформа, тем злее граждане

Долгий старт мусорной реформы, по мнению Михаила Меня, готовившего уже упоминавшийся отчет Счетной палаты, приводит к росту раздражения в обществе. Люди не понимают, что делается, потому что не видят положительных результатов, а долгострои на месте будущих мусороперерабатывающих заводов и достроенные, но «грязно» работающие МПЗ только усиливают гневный настрой общества.

Примеры неудачно запущенных предприятий сконцентрированы в Московской области. По словам эколога и депутата совета депутатов городского округа Кашира Любови Копач, о доверии к программе строительства новых предприятий по переработке мусора не может быть и речи: «О какой эффективности программы можно говорить в тот момент, когда у нас до сих пор нет разделения мусора, когда сдаются мусороперерабатывающие комбинаты без очистных сооружений! Как, например, МПК “Кашира” у нас в округе. Там все сваливают, как на свалке, без сортировки, которая необходима, просто обязательна до переработки. А у нас там в одну кучу и полиэтиленовые пакеты, и проволока, и шприцы, и батарейки, и тряпки… В общем, весь тот же набор, что был бы на полигоне. А для чего тогда строить такие современные предприятия? Чтобы хоронить тут тысячи тонн мусора по-старинке? У нас здесь, между прочим, находится стратегический запас питьевой воды на три области».

О схожих проблемах с качеством работы нового МПЗ (но уже в Сергиево-Посадском городском округе) говорит местный депутат и эколог Игорь Большаков:

«У нас запустили предприятие, а мусор по лесам и “засадным” свалкам никуда не делся. Почему? Потому что люди отказываются платить новый, повышенный тариф. Не стали и потому, что 8 рублей с квадратного метра для местных жителей – это много. И потому, что люди смотрят на наш завод, который пахнет на все окрестности, на то, как он работает, и говорят: “А зачем мы будем вам платить? Чтобы вы открывали вот такие новые предприятия?”»

Неплатежи от населения местные власти во многих регионах пытаются компенсировать за счет увеличения «экологических» поборов с предпринимателей, но не с крупных компаний, а с малого и среднего бизнеса. Так, в поселке Ардатов в Нижегородской области местный предприниматель Александр Захаров, владелец фотостудии, вынужден был вступить в конфликт с администрацией и налоговой инспекцией. «У меня небольшая фотостудия. Вы понимаете, что в нынешние времена никаких реактивов я не использую, есть современные принтеры, компьютеры, то есть вреда окружающей среде я не наношу почти никакого. За вывоз мусора плачу исправно. Как и за все остальное. Но мне вдруг прислали письмо, что надо оплатить этот вот экосбор в размере 12 400 рублей. Я полез изучать документы, позвонил за разъяснениями в профильное министерство в Нижний Новогород, а потом в Москву. Мне подтвердили, что я прав и начисленная мне сумма слишком велика. Я должен платить в год 2400 рублей этого сбора.  Потом узнал, что, кроме меня, все остальные предприниматели нашего района исправно платят эти завышенные в 5 (!) раз поборы. Представьте, сколько это денег», – возмущается Захаров.

Такими же завышениями экосборов, или расширенных обязательств производителя, по нашим данным, занимаются и в других регионах России. Но есть серьезные сомнения, что вырученные средства направляются на развитие инфраструктуры мусоропереработки.

CАМЫЕ КРУПНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АВАРИИ XXI ВЕКА

2002 год. Испания, Галисия

Крушение танкера «Престиж»

Танкер попал в сильный шторм у берегов Галисии, в корпусе образовалась 35-метровая трещина, через которую мазут попал в море. Судно затонуло у берегов Испании, а в воду вылилось 63 тыс. т топлива. На ликвидацию ущерба было потрачено 4 млрд евро.

2003 год. Россия, Ханты-Мансийский АО

Прорыв нефтепровода

Нефтепровод, проходящий недалеко от реки Мулымья, получил повреждения строительной техникой. В результате в реку и почву попали 10 тыс. т нефти, а ее поверхность на 100 км была покрыта густой нефтяной пленкой. Погибли вся флора и фауна в реке и вокруг нее.

2005 год. Китай, Цзилинь

Серия взрывов на химическом заводе

Из-за ошибок в эксплуатации систем управления производством произошла серия взрывов. В атмосферу было выброшено около 100 тыс. т вредных веществ, а норма содержания бензола была превышена в 108 раз. Выбросы в виде осадков попали в реки Сунхуа и Амур, образовав слой ядовитого ила. В Амурской области был объявлен режим ЧС, в Китае прекращен водозабор из этих рек. Ущерб: 6 погибших, 47 раненых, около 22 тыс. человек остались без водоснабжения. Финансовый ущерб не был обнародован правительством КНР.

2010 год. Мексиканский залив

Нефтяная платформа Deepwater Horizon. Пожар и взрыв нефтяной платформы

Из-за повреждения труб при сдвиге донных пластов во время глубоководного бурения возник пожар, который привел к взрыву на платформе. Погибли 11 человек, 17 – ранены. В воды Мексиканского залива начала вытекать нефть. Утечку удалось остановить только через 152 дня. За это время в океан попало около 5 млн баррелей нефти. Образовалось нефтяное пятно площадью в 75 тыс. кв. км. Треть акватории залива стала непригодной для рыболовства. Было загрязнено 1770 км побережья Мексики. 150 тыс. рыбаков остались без работы. Примерная оценка ущерба: 150 млрд долл. США.

2011 год. Япония, Фукусима

Разрушения ядерного реактора на АЭС

Землетрясение и последовавшее за ним цунами разрушили АЭС «Фукусима-1» и повредили реакторы на нескольких энергоблоках. Произошел выброс радиации в атмосферу. Были эвакуированы около 200 тыс. человек из близлежащих территорий. Ликвидация последствий ведется до сих пор. На нее уже потрачено около 250 млрд долл. США.

2020 год. Россия, Норильск

Разгерметизация топливохранилища

Из-за просадки грунта под топливным хранилищем на ТЭЦ-3 (недалеко от Норильска) в почву и соседние реки попала 21 тыс. т топлива. Росприроднадзор оценил нанесенный ущерб в 148 млрд руб.


Поделиться в соц.сетях: