Лечение экономики гильотиной

В этом году правительство завершает наладку «регуляторной гильотины». Ликвидировано несколько тысяч избыточных инструкций, сокращаются контрольно-надзорные мероприятия. Во время пандемии отказались от 300 тысяч проверок, а теперь меняется и система их проведения.
Госрегулирование / 10 мая 2021, 14:10
Регуляторная гильотина. Финансовая газета

С 1 июля 2021 года заработают Единые реестры видов контроля (надзора) и контрольных мероприятий, благодаря которым будет создана единообразная система ведомственных проверок. Вместе с уже проведенными изменениями это должно снизить административное давление на бизнес. Вопрос – насколько радикально.

Предприниматели всегда отмечали отрицательное влияние административного гнета. Так, на апрельском заседании комиссии Госсовета по направлению «Малое и среднее предпринимательство» уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел данные своего последнего опроса: «Выход российской экономики на темпы роста выше среднемировых». В основном (86%) бизнесмены надеются на снижение налоговой нагрузки. Но второе место уверенно занимает административное давление – 81,5% полагают, что его надо снижать. При этом 81% опрошенных недовольны ростом тарифов на услуги инфраструктурных и сырьевых монополий.

С налогами и тарифами все более или менее ясно. Пожелания их кардинально снизить звучат давно. Но сейчас после прошлогоднего уменьшения вдвое социальных взносов правительство настроено к таким шагам настороженно. Скорее дело, напротив, закончится увеличением ставок налога на дивиденды. Ситуация же с контрольно-надзорными мероприятиями, которые составляют существенную часть административной нагрузки на бизнес, остается запутанной.

Эффект айсберга

До последнего времени не существовало четкой грани между собственно проверками, проводимыми различными министерствами и ведомствами по согласованию с Генпрокуратурой, и делами об административных правонарушениях. Иными словами, как не раз сигнализировал бизнес-омбудсмен, административные дела зачастую открываются не по итогам контрольных проверок, а «по иным поводам». Например, на основании «анализа данных информационных систем». В результате на самом деле проверки согласно закону не ограничиваются.

По Титову, получается «верхушка айсберга». Дело в том, что в 2016–2018 годах действовал мораторий на проверки предприятий и организаций МСП, согласно которому большая часть плановых контрольно-надзорных мероприятий была запрещена. Разрешенные (плановые) необходимо было заранее согласовывать с Генпрокуратурой, после чего их необходимо вносить в единый реестр проверок. Внеплановые также приходится согласовывать с прокурорским начальством. Но проверяющие ведомства нашли обходной маневр – многие проверки просто перестали называться таковыми. Либо их выводили из планового реестра.

Институт проблем правоприменения Европейского университета отметил в прошлом году, что с января по август 2019 года общее число внеплановых проверок составило 304 тыс. против 234 тыс. за тот же период 2018 года. Кроме того, по его данным, «переломился и длинный тренд на сокращение числа плановых проверок». Их число в 2019 году выросло на 28,7% по сравнению с предыдущим годом.

Впрочем, недавно Генпрокуратура привела другие, более благополучные цифры. За период «надзорных каникул», которые в конечном итоге продлили до конца 2020 года, количество только плановых проверок уменьшилось на 500 тыс.

Вирусная плаха

Пандемия заставила ускорить работу и «регуляторной гильотины». Правительство решило одномоментно приостановить сразу 300 тыс. проверок. Это было предусмотрено планом действий по преодолению экономических последствий от COVID-19. Согласно документу ограничили проверки в течение 2020 года 17 федеральных органов исполнительной власти: Росреестр, ФСТЭК, ФНС, ФСБ, Рослесхоз, Росгидромет, Роспатент, Минфин, ФССП, Минкультуры, Роскомнадзор, Федеральное казначейство, Росфинмониторинг, Минэкономразвития, Рособрнадзор, Росрыболовство, Минэнерго.

Эксперты Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton в апрельском докладе «Отмена проверок со стороны министерств и ведомств во время пандемии COVID-19: последствия и уроки» подчеркнули, что «коронавирусный кризис заставил экспериментальным путем осуществить проверку того, что произойдет с экономикой страны, безопасностью и бесперебойностью функционирования всех ее систем в результате резкого сокращения контрольно-надзорной деятельности со стороны государственных органов».

Эксперимент показал в основном положительные результаты. Крупных аварий зафиксировано почти не было. Хотя был катастрофический разлив топлива на таймырской электростанции, принадлежащей «Норникелю». Но плановые проверки в отношении объектов, отнесенных к категории чрезвычайно высокого или высокого риска, и не отменялись.

Плановые проверки в прошлом году, согласно постановлению правительства от 3 апреля 2020 года, были остановлены только в отношении малых и средних предприятий, а также НКО, не являющихся иностранными агентами. Внеплановые остались в силе, но их можно было проводить только в случае обнаружения фактов причинения вреда здоровью или жизни. Затем в июле прошлого года вернули и плановые проверки в отношении юрлиц – участников бюджетного процесса. При этом их необходимо было проводить преимущественно в режиме онлайн. Кстати, этот опыт также оказался полезным. В этом году многие ведомства в основном ограничиваются дистанционным контролем.

Однако контроль и надзор развивались не только по эпидемиологическим законам. Старт применению «регуляторной гильотины» дал Владимир Путин еще в феврале 2019 года. Ранее о ее необходимости говорил и экс-премьер Дмитрий Медведев. В рамках реализации этой идеи в июле 2020 года был принят Закон «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации». Им определены принципы госконтроля: законность и обоснованность, стимулирование добросовестного соблюдения обязательных требований, соразмерность вмешательства в деятельность контролируемых лиц.

Закон построен на принципе открытости и доступности информации об организации и проведении госконтроля. Важным новшеством стало появление реестра видов федерального государственного контроля (надзора), регионального государственного контроля (надзора), муниципального контроля, а также Единого реестра контрольных (надзорных) мероприятий.

Единые реестры должны быть сверстаны к 1 июля этого года. Отвечать за функционирование Единого реестра видов контроля должно, согласно постановлению правительства от 2 апреля 2021 года, Минэкономразвития. В нем сформируют набор данных, который будет использоваться различными информационными системами, включая Единый реестр контрольных мероприятий. В результате вся совокупность данных о контроле наконец станет единообразной. И игры вокруг плановых и неплановых проверок, скорее всего, закончатся.

Один из авторов доклада Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton Игорь Николаев подчеркивает, что вся информация из реестров будет доступна в Интернете, что «позволит предпринимателям изучить подробное описание каждого вида контроля, а также узнать, с какой периодичностью будут осуществляться проверки в отношении их бизнеса». В результате будет осуществлена цифровизация нормативных актов, которая впоследствии позволит систематизировать контрольно-надзорную сферу.

Впрочем, «регуляторную гильотину» будут использовать не только в контрольно-надзорной деятельности или при ликвидации архаичных ГОСТов и технических условий. Вице-премьер Дмитрий Григоренко предложил президенту распространить этот механизм и на сферу выдачи разрешений и лицензий. Последних сейчас только на федеральном уровне насчитывается 54. Но в 2000 году их было около 500, а в 2001-м – 100. Видимо, стоит ожидать, что лицензирование и далее будет сокращаться. Правда, еще остается 500 видов деятельности, для осуществления которых требуется получить другого рода разрешительные документы. Тем не менее всего, по данным Григоренко, за последние два года «регуляторная гильотина» отправила в мир иной уже более трети обязательных требований к бизнесу.