Споры об экосистемах застряли в сроках и понятиях

Решение Центрального банка, который продлил обсуждение регулирования экосистем до августа, дало новый виток дискуссиям в профессиональном сообществе. Причем именно сейчас эксперты начали высказывать сомнения о сроках введения регулирования и потребовали наконец определиться с понятием экосистемы.
Госрегулирование / 7 июня 2021, 21:26

Свои опасения высказали участники открытой дискуссии на площадке Ассоциации российских банков (АРБ). При этом в качестве иллюстраций спикеры часто приводили негативные примеры из зарубежного опыта, когда вмешательство регулятора на более позднем этапе развития экосистем имело более серьезные последствия для бизнеса. Если в России, по данным президента АРБ Гарегина Тосуняна, проникновение электронной коммерции в общем обороте розничной торговли составляет пока 7-8%, то в Китае – 30%, США – 15%. Причем, по словам Тосуняна, в Китае действия регулятора в части упорядочивания экосистем уже имели для бизнеса достаточно серьезные последствия. Именно поэтому российские эксперты считают, что чем раньше будут приняты возможные ограничения, тем легче будет бизнесу к ним приспособиться.

Василий Пушкин, директор Департамента развития цифровой экономики Минэкономразвития РФ, заверил, что в министерстве стремятся найти баланс и опасаются как промедления, так и преждевременного введения регулирования экосистем там, «где это не нужно, и не перекрыть кислород компаниям, которые сейчас развивают цифровые сервисы и экосистемы». В качестве примера Пушкин приводит страны Евросоюза, где введение регулирования сильнее всего ударило по малому бизнесу, который просто не смог справиться с новыми требованиями. С другой стороны, в министерстве считают важным не упустить время. «Можно сейчас отстраниться и посмотреть, как будет развиваться бизнес и цифровые экосистемы. Но в какой-то момент это приведет к появлению рисков, и тогда они сработают в полном объеме. Введение регулирования постфактум, когда риски сработали, может привести к негативным последствиям ухудшения условий для граждан, которые привыкли к тем или иным сервисам», – считает Пушкин.

Впрочем, негативный пример Европы и Китая позволит российским экспертам шире смотреть на проблему, обсуждение которой регулятор продлил до августа, и оценить все важные аспекты. Помимо своевременности введения регулирования, эксперты обозначили и еще одну грань, на которую пока мало обращается внимания. С одной стороны, участники рынка соглашаются, что экосистемы позволяют ускорить цифровизацию малых населенных пунктов и отдаленных территорий. С другой, сегодня эксперты видят проблемы скорее не во входе, а в выходе с рынка экосистем, и на местах эти проблемы будут проявляться гораздо резче. «Представьте, что на селе одна экосистема предоставляет и финансовые, и транспортные, и иные услуги. А что, если она захочет уйти? Это проблема выхода, и это даже важнее, чем само распространение, которое идет органично, а вот когда экосистемы начнут схлопываться, это может стать социальной проблемой», – обозначил пока не широко обсуждаемый риск исполнительный директор Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Павел Шуст.

При этом большинство участников дискуссии признали, что споры затрудняет отсутствие закрепленного понятия о сути экосистемы.

ЦБ как инициатор дискуссии о рисках экосистем видит два основных риска, и они касаются не сроков ввода регулирования, а его сути. Первое опасение связано с возможными перекосами в конкуренции на базовом рынке – финансовом. «Если туда выходят экосистемы, которые сами являются банками либо уже приобрели собственный банк, как например, «бигтехи» Ozon, Wildberris, Yandex, вполне может сложиться ситуация, что вся последняя миля оккупирована экосистемами-агрегаторами, и перед банками, не входящими в экосистемы, встанет вопрос, как «поймать» своего клиента и как достучаться до него», – поясняет Елена Чайковская, советник первого заместителя председателя Банка России. По словам представителя регулятора, именно этими соображениями продиктовано требование к доминирующим игрокам быть открытыми экосистемами.

Кроме того, пока дискуссионным остается вопрос регулирования условий, на которых экосистемы будут принимать сторонних игроков. В качестве негативного примера Чайковская приводит товарные агрегаторы, часто диктующие партнерам размер скидок, которые те должны предоставлять клиентам. «То есть ценовое решение уже идет от экосистемы, а не от бизнеса», – отметила спикер. Вместе с тем в ЦБ считают важным сохранить и конкуренцию между экосистемами, которая на сегодняшний день «более чем устраивает» регулятора.

Второй риск, о котором говорит регулятор, – это устойчивость банков в ситуации, когда вкладчики и кредиторы приносят средства в банк как в традиционную кредитную организацию, а банк решает стать экосистемой и идет в несвойственную ему область. «Помимо очевидных рисков потери вложений, если формирование экосистемы идет через покупку «дочек», есть так называемый риск вынужденной поддержки. Из имиджевых соображений крупные участники рынка не смогут допустить, если в каком-то кусочке их «королевства» что-то пойдет не так. Им придется туда инвестировать, чтобы поддержать на плаву. И сколько туда пойдет денег, предсказать сложно», – объяснила Елена Чайковская. По ее словам, эти опасения – тема отдельного доклада ЦБ.

Представители Банка России признают, что взялись за сложную тему и считают важным координировать усилия для выработки консолидированного подхода к экосистемам, чтобы не создать неподъемного регуляторного бремени для участников экосистем.


Поделиться в соц.сетях: