Как Минфин с Центробанком и Минэком о росте цен поспорил

ПМЭФ-2021 ознаменовался не только повышенным вниманием со стороны многочисленных участников финансового сектора, но и увлекательными спорами ведущих ведомств. В первый же день деловой программы министр финансов не согласился со взглядами главы ЦБ РФ и министра экономического развития на ценовую политику.
Госрегулирование / 10 июня 2021, 13:04

Минэк – за постоянство

По словам министра экономического развития РФ Максима Решетникова, вопрос регулирования цен является самым актуальным в последнее время. «Сейчас можно сказать, что мы уже практически полностью ушли в этом вопросе от административных мер. Это не значит, что мы не ведем какие-то переговоры с отраслевыми ассоциациями. У нас буквально 1 июня закончилось одно из соглашений – по сахару, другое осталось до сентября. Но в целом сами по себе они уже роли не играют, потому что подкреплены экономическими механизмами», – указал министр.

В качестве одного из этих механизмов он назвал практику субсидирования производства определенных продуктов, по которым Минэк и правительство видят какие-либо риски. Однако такая практика имеет адаптационный ограниченный период, уточнил Решетников. Он также отметил, что задача властей – использовать механизмы, которые применяются не разово, а действуют на постоянной основе.

«В первую очередь это механизмы гибких экспортных пошлин – так называемых демпферов, которые призваны снизить влияние внешних колебаний цен на внутренние рынки. Со 2 июня, например, в пшенице, одном из наших основных, базовых товаров, уже полностью заработал механизм демпфера. В результате сам размер пошлины у нас снижается практически в два раза. И это снова открывает дорогу определенному объему экспорта, показатели которого достаточно низкие», – пояснил министр экономического развития.

Напомним, в начале 2021 года Правительство России установило градацию экспортных пошлин на некоторые категории товаров. Так, с 15 февраля по 28 февраля пшеница облагалась пошлиной в 25 евро (на 1000 кг), в то же время пошлины на ячмень и кукурузу с 15 февраля по 14 марта отсутствовали, но с 1 марта по 30 июня были введены повышенные пошлины на пшеницу в размере 50 евро, а с 15 марта по 30 июня – на ячмень и кукурузу (10 и 25 евро соответственно). А в феврале правительство ввело бессрочный демпфер для экспорта зерна. Формула такой пошлины рассчитывается, исходя из ряда показателей.

ЦБ – за рынок

Глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что ее позиция остается неизменной – административные меры регулирования цен должны оставаться вариантом экстренного реагирования в рыночной экономике.

«Если применять их постоянно или слишком часто, то исчезают ключевые индикаторы, которые определяют действия производителей, потребителей и так далее. Эффект, например, на инфляционные ожидания непонятный, неоднозначный. Потому что люди, понимая, что цены отрегулированы, могут еще больше ожидать, что после исчезновения административного регулирования они вырастут», – пояснила глава Банка России.

В то же время регулятор и текущие инфляционные ожидания уже оценивает как высокие, а инфляции в России «присудил» характер постоянной. По оценкам ЦБ, инфляционные ожидания в стране находятся на четырехлетнем максимуме, и регулятор уверен, что госрегулирование не способно сдержать инфляцию, а с ней и рост цен.

По словам Набиуллиной, введенные в конце 2020 года меры административного регулирования цен дали лишь краткосрочный эффект, который сложно оценить. По мнению регулятора, введенные меры способствовали снижению уровня инфляции на один процент, но одновременно был отмечен рост цен на смежные и альтернативные товары.

«Конечно, нужны адресные меры поддержки людей. Мне кажется, это основное, что может быть. Политика «давайте мы где-то административно отрегулируем цены, чтобы ЦБ не повышал ставки» не работает, потому что мы видим повышение инфляционного давления не по конкретным видам продуктов и товаров, цены на которые регулируются, а в целом повышение инфляционного фона, на который мы реагируем», – обратила внимание глава ЦБ.

Отметим, что в декабре прошлого года был одобрен законопроект, устанавливающий за кабмином право регулировать цены на основные продукты. Законопроект позволяет определить предельно допустимые розничные цены на отдельные виды социально значимых продовольственных товаров первой необходимости на срок до 90 календарных дней. Эта инициатива должна помочь в случае необходимости стабилизировать цены на территории страны.

Минфин – за логику

Последним к дискуссии подключился Минфин и сразу поставил под сомнение актуальность предыдущего обсуждения. Министр финансов РФ Антон Силуанов выразил позицию, что в России нет места жесткому административному ценообразованию.

«Все говорят об административном регулировании цен. Вы его видели? Мы что, заставляем производителей продавать свою продукцию по какой-то цене? Такого нет. Мы говорим: «Нельзя административно регулировать». А мы не регулируем. Нет такого, чтобы мы говорили: «Так, завтра в магазинах хлеб продается только по 100 рублей». Поэтому здесь не надо, мне кажется, тоже чересчур перегревать эту ситуацию. Да, нас ситуация с высокими ценами беспокоит, но есть много рыночных инструментов, с которыми мы работаем. Поэтому моя позиция – жесткого административного ценообразования у нас нет», – заявил Силуанов.

Впрочем, по одному вопросу участники дискуссии сошлись во мнении: крайне важно, чтобы любые внедряемые механизмы ценообразования не повлияли на интерес инвесторов к России, в том числе к инвестированию в ее сельскохозяйственный сектор.

«Принимая различные решения по ценам, мы очень внимательно и тщательно следим за балансом, чтобы ни в коем случае не снизить привлекательность инвестиций в сельское хозяйство. Чтобы это было привлекательно и для производителей, и для экспортеров, ну и, конечно, защищало потребителей», – отметил Максим Решетников.

«Сейчас правительство правильно говорит о том, что надо переходить от административных мер к рыночным методам регулирования. Но это все-таки регулирование. И здесь нужно быть тоже, на мой взгляд, очень аккуратными и осторожными, – обратила внимание Эльвира Набиуллина. – Потому что такое регулирование должно быть предсказуемым и абсолютно прозрачным для производителей и инвесторов, чтобы не исчезли стимулы к инвестированию, когда непонятны меняющиеся правила регулирования».


Поделиться в соц.сетях: