Зачем ЦБ помогает развитию финансовых платформ

На одной из основных сессий ПМЭФ-2021 Банк России обозначил позицию, что он не поддерживает монополию на финансовом рынке, но отказаться от собственноручного запуска финансовых платформ при этом не может. По мнению регулятора, только государство имеет достаточно ресурсов, чтобы реализовывать такие масштабные проекты.
Госрегулирование / 10 июня 2021, 17:37

Эксперты уже не первый год говорят, что Банк России перестал быть просто регулятором и стал полноценным участником финансового рынка наравне с подотчетными ему банками и другими организациями. Действительно, только за последние несколько лет ЦБ РФ инициировал создание Системы быстрых платежей (СБП), регуляторных «песочниц», маркетплейсов и участвовал в реализации проекта по созданию и популяризации цифрового профиля гражданина. Однако не все участники рынка воспринимают активность Банка России как помощь, часть из них видят в ней желание стать монополистом в отношении большинства крупнейших сервисов. Особенно таких масштабных, как финансовые платформы, позволяющие банкам и другим представителям рынка подключиться к уже готовому решению от регулятора, чтобы принимать платежи и переводы от населения.

В рамках сессии ПМЭФ «Стратегии готовности: мультисервисы и технологии государства и бизнеса» представители отрасли обсудили, действительно ли создаваемые при участии Центробанка и других госведомств инфраструктуры позволяют усилить конкуренцию на банковском рынке или, наоборот, мешают существующим решениям крупных игроков получить наиболее широкое развитие.

Меньше трех не играем

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина в своем выступлении сразу «пошла с козыря». «Если мы посмотрим на наш финансовый рынок, то увидим, что на нем есть разные игроки – и крупные, и небольшие. Он вообще очень концентрированный. И те платформенные решения, которые развиваются, могут профинансировать только очень крупные игроки. Если государство не будет вмешиваться, я не исключаю, что у нас в конечном счете останется один-два игрока, а меньше трех – это уже не конкуренция», – заявила глава ЦБ.

По ее мнению, если допустить такое развитие событий, то конечные потребители будут в итоге вынуждены платить за финансовые услуги больше, так как в условиях монополии о конкурентных ценах не может быть и речи.

«Поэтому мы и развиваем наши сервисы. И здесь ни в коем случае речь не идет о том, чтобы «подменить» рынок – мы даем возможность развивать конкуренцию. Делаем это именно в интересах конечных потребителей – людей и бизнеса. И создаем все инфраструктурные сервисы реально открытыми для участия на принципе равноудаленности от всех игроков», – пояснила Набиуллина.

Напомним, еще осенью 2020 года Банк России выпустил первые стандарты открытых интерфейсов (API) для банков. Они позволяют обмениваться данными между информационными системами различных компаний через стандартные протоколы взаимодействия. На базе API возможно создание как партнерских сервисов между участниками рынка, так и полномасштабных платформенных решений.

Набиуллина считает, что ЦБ раскрывает новые технологические возможности для рыночной конкуренции. Если регулятор не будет этим заниматься, то Россия получит не только разрыв между участниками рынка, но и в целом торможение прогресса в банковской и финансовой сфере.

«У нас есть случаи, когда на финансовом рынке уже возникают новые технологические решения, более удобные для потребителей, более дешевые, но они «кладутся на полку», потому что крупным игрокам важно монетизировать свои инвестиции от предыдущих таких решений. Если не раскрывать эти возможности, то мы увидим более медленный технологический прогресс. Для экономики это будет означать сохранение высоких транзакционных издержек, которые люди и бизнес платят за проведение платежной операции», – предостерегла Набиуллина.

Создать и отойти

В рамках сессии главный управляющий директор «Альфа-Банка» Владимир Верхошинский отметил, что цифровизация финансовой индустрии и госуслуг в России находится на уровне ведущих в этом плане стран – Китая и других азиатских «локомотивов». В этом он видит результат работы отечественного регулятора.

«В целом Европа и Америка отстают от России по уровню цифровизации на 7-10 лет. И это, конечно, заслуга правительства и ЦБ, то есть госструктур, которые действительно могут проводить масштабные инвестиции, строить платформенные решения, – отметил Верхошинский. – Как такового финансового кризиса не было в России в прошлом году – в отличие от других стран. Во многом это стало возможно благодаря той технологической трансформации и технологическим платформам, которые государство в лице правительства и Центробанка реализовывает».

В качестве примера он привел Систему быстрых платежей (СБП), которая была запущена с нуля за пару лет. По мнению Верхошинского, это сложный инфраструктурный проект, который способен создать не каждый даже крупный бизнес, умеющий внедрять подобные платформы и имеющий необходимую проектную экспертизу. По его словам, СБП наравне с порталом «Госуслуги» и другими аналогичными «сложносочиненными» платформенными решениями создают преимущества для России, в том числе в разрезе глобальной конкуренции.

Другие частные банки также поддержали позицию регулятора по поводу развертывания платформенных сервисов на базе возможностей Банка России. Так, в кулуарах ПМЭФ одной из самых обсуждаемых тем стали возможности СБП. Она была запущена еще в начале 2019 года, к сегодняшнему же дню к ней подключились уже свыше 200 финансовых организаций. Президент России Владимир Путин даже обратил внимание на СБП в рамках своего выступления на ПМЭФ, призвав крупнейшие банки ускорить подключение к системе и вместо сентября сделать это в июле. Кроме того, президент предложил отменить до конца года взимание комиссии с субъектов МСБ, использующих СБП.

«До тех пор, пока государство не вмешивается в бизнес-вопросы и вопросы ценообразования в рамках созданных платформ, я считаю, что это благо, оно приводит к демонополизации рынка, крупные игроки уступают бизнес дисрапторам и сами трансформируются. Но когда государство решает контролировать цены, тарифы, то это уже не очень хорошо. Пока у нас в России я этих тенденций не видел», – заключил Верхошинский, рассуждая о запуске платежных платформ отечественными госструктурами.

По мнению представителей нескольких банков, присутствовавших на ПМЭФ, задачей таких структур должно стать создание платформ, предоставление участникам рынка доступа к ним и последующий уход создателей в сторону, чтобы игроки могли конкурировать на платформах друг с другой без вмешательства регуляторов.

Одним из проектов, созданных в коллаборации с Банком России, является его стопроцентная «дочка» – Национальная система платежных карт (НСПК), глава которой также присутствовал на сессии. Через НСПК, к слову, осуществляется не только процессинг всех операций по банковским картам внутри России – компания также выступает операционным платежным и клиринговым центром Системы быстрых платежей.

Спрямление траектории

«Сам по себе платеж – как электричество в розетке, он перестает быть самостоятельной ценностью. Воткнул вилку в розетку, а как поступает ток, уже не столь важно», – отметил генеральный директор НСПК Владимир Комлев.

Также НСПК является оператором национальной платежной системы «Мир», которая реализует свою собственную программу лояльности. Зарегистрированные в этой программе держатели карт «Мир» могут получать кешбэк от компаний-партнеров. Через разработанную изначально для «личного пользования» платформу на текущий момент идут туристические выплаты путешественникам по программе Ростуризма. В одном из интервью на ПМЭФ Комлев озвучил, что общий объем выплат в рамках программы туристического кешбэка уже превысил 4,5 млрд рублей.

По словам Комлева, использование платформы программы лояльности платежной системы «Мир» для таких выплат позволяет распределять их целевым образом в короткий срок с точной выверкой данных. При этом платформа объединяет все банки.

«Банки не устраняются из цепочки получения денег, но сам процесс распределения бюджетных средств становится гораздо более эффективным, быстрым, целевым и бесплатным для государства. В этом случае деньги из бюджета на сам процесс распределения выплат уже практически не тратятся», – говорит глава НСПК.

Он также обратил внимание, что создание даже совместных с государством платформ не обходится без сложностей, как и при реализации любой другой частной платформы. «Сегодня мы понимаем, что те платформы, которые делает НСПК во взаимодействии с государством, – это распределение целевых выплат из бюджета гражданам. На текущий момент это не всегда эффективно», – заметил Комлев.

Он рассказал, что «спрямление траектории прохождения денег» из бюджета до гражданина на его счет в банке должно делать такое перечисление бесплатным для всех участников процесса. Однако сегодня это пока что не так. НСПК совместно с государство работает над данным вопросом.


Поделиться в соц.сетях: