НКО: где найти новые источники финансирования

Популяризация импакт-инвестирования и учета социального эффекта от производства может открыть новые источники финансирования для НКО и новые возможности для расширения своего влияния. Так ли это? Комментирует Жюльнар Асфари, исполнительный директор Центра СОЛь (управляет импакт-портфелем Сергея Солонина).
Менеджмент / 6 декабря 2021, 17:00

По мере того, как всё большие и большие суммы капитала инвестируются в устойчивое и импакт-инвестирование (например, сейчас на них приходится одна треть всех активов под профессиональным управлением в США), некоммерческие организации должны адаптироваться к миру, в котором деньги от государственных, частных и благотворительных организаций все чаще попадают в один котел, из которого направляются на решение множества проблем — от социального неравенства до климатических изменений.

Разумеется, НКО не нужно превращаться в брокерские конторы с Уолл-Стрит. К тому же, многие из них работают в сферах, на которые не влияет подъем устойчивых и импакт-инвестиций. Но, как показало исследование 2017 года, только две цели устойчивого развития из 17-ти (мир и правосудие, партнерство) пока не предполагают привлечения частных инвестиций. И хотя не каждая подцель в рамках других 15-ти целей привлекает инвестиции, многие уже точно созрели для того, чтобы в них можно было вкладываться. 

Бурный подъем инвестиций, в которых учитывается их социальный эффект, не только предоставляет многим некоммерческим организациям возможность привлечь новые средства, но также хорошую возможность усилить свое влияние в новую эру, используя новаторские методы привлечения капитала и влияния на финансовые субъекты — идти в ногу со временем.

Опыт грантодателей и инвесторов и сотрудничества рынков капитала и некоммерческого сектора говорит о том, что НКО могут получить выгоду в ходе наступления новой эры четырьмя способами.

  1. Осваивать инструменты и инновации на рынке капитала

Некоммерческие организации, чьи программы направлены на решение экологических и социальных проблем, могут сделать некоторые из своих инициатив привлекательными для инвесторов.

Например, до недавнего времени организация The Nature Conservancy (TNC) в поддержке своих важнейших природоохранных мероприятий на угольных месторождениях Центральных Аппалачей в Кентукки, Теннесси и Вирджинии полагалась только на благотворительность. Особое внимание в работе она уделяет городку угольщиков Сент-Пол на юго-западе Вирджинии, расположенному вдоль реки Клинч (которая долгое время считалась жемчужиной биоразнообразия, местом с самым богатым собранием редких пресноводных видов животных по сравнению с другими реками Северной Америки). Однако, осознавая, что в регионе есть ценные лесные массивы, которыми можно куда более плодотворно распорядиться, создав на территории заповедник и запустив устойчивое производство древесины (таким образом, создавая новые рабочие места для местных жителей, страдающих от кризиса в угольной промышленности), TNC стала осваивать рынки капитала.

В 2019 году компания запустила Cumberland Forest Limited Partnership (Cumberland Forest Project) — лесной проект Камберлэнд — и привлекла 130 миллионов долларов в виде частных инвестиций на приобретение более ста тысяч гектаров региональных лесных угодий. Предложение оказалось особенно привлекательным для инвесторов, ориентированных на альтернативные инвестиции, например в природные ресурсы, поскольку так они получат выгоду от компенсации выбросов углерода и устойчивых продаж сертифицированной древесины, а также продажи земли в конце инвестиционного периода. Эта структура позволила TNC получить значительный прирост капитала, который был бы невозможен при опоре на одни только гранты, а теперь приблизит организацию к ее импакт-целям — защите естественной среды обитания и спасению исчезающих видов.

  1. Осваивать новые формы коллективных действий

Даже если у НКО нет активов или программ, способных привлечь инвесторов на текущем этапе развития, они всегда могут начать формирование соответствующей рыночной инфраструктуры и облегчить проникновение глобальных потоков капитала в проекты, которые будут оказывать косвенное, но измеримое влияние на решение программных задач этих НКО.

Политики и ученые считают, что защита тропических лесов и разработка стратегии полного прекращения вырубки лесов — наилучший способ замедлить, а затем и вовсе остановить изменения климата. По оценкам специалистов, после сжигания древесины, вырубленной в этих лесах, образуется минимум 250 миллиардов тонн углерода, что эквивалентно примерно 200 годам обычного антропогенного выброса углекислого газа. 

В 2019 году Фонд защиты окружающей среды помог создать некоммерческий объект под названием Emergent Forest Finance Accelerator (Emergent) в партнерстве с правительством Норвегии и программой Zero Gap Фонда Рокфеллера. Целью сотрудничества было создание особого посредника, который облегчил бы финансовые транзакции между компаниями, которые собираются получить углеродные кредиты или иным образом финансировать высококачественные сокращения выбросов в тропических лесах, и органами по охране тропических лесов, в чьей компетенции — обеспечить такие сокращения выбросов углерода в окружающую среду.

Конечная цель — сохранить деревья и, следовательно, уменьшить выбросы углекислого газа. С тех пор Emergent расширил сеть и на Саммите лидеров по вопросам климата 2021 года получил мандат на руководство деятельностью LEAF Coalition (Снижение выбросов за счет ускоренного финансирования лесного хозяйства) с капиталовложениями в размере 1 млрд долларов.

  1. Формирование рентабельных проектов

Несмотря на то, что на устойчивые и импакт-эффективные решения выделяется всё больше инвестиционного капитала, его потоки часто встречают препятствия в виде отсутствия готовых к инвестированию проектов и рынков. Некоммерческие организации могут использовать свой опыт и связи, чтобы создать импакт-проекты, которые смогут удовлетворить спрос такого рода.

Например, сейчас как никогда раньше велика потребность в формировании надежной городской инфраструктуры: если верить прогнозам, к 2050 году почти 70% населения Земли будет жить в городах. Города являются центрами экономической активности и инноваций (на их долю приходится 75% мирового ВВП), но в то же время слишком плохо защищены от стихийных бедствий, социального и экономического неравенства, чтобы соответствовать такому положению. Чтобы устранить этот недостаток, в рамках сотрудничества между некоммерческой сетью мегаполисов, заинтересованных в улучшении климатической обстановки под названием C40, и немецким Агентством международного сотрудничества была создана организация C40 Cities Finance Facility (CFF). 

Она финансирует инициативы по смягчению последствий климатических изменений и обеспечению устойчивого развития городов (например, проект по защите от наводнений и очистке сточных вод в Дар-эс-Саламе, Танзания) путем оказания технической помощи в создании рентабельных проектов. Другим примером является недавно объявленное партнерство CFF с Бразильской ассоциацией солнечной фотоэлектрической энергии для поддержки бразильских городов Куритиба и Рио-де-Жанейро. Будет вестись работа по подготовке проектов и созданию инновационных моделей работы администрации, которые бы стимулировали более широкое использование солнечной энергии в городах, а также установку солнечных батарей на заброшенных полигонах и автовокзалах.

  1. В поддержку импакт-подхода на рынках капитала

Когда некоммерческие организации направят всю мощь инвестиционного капитала на положительное воздействие на общество и окружающую среду, у них появится возможность сотрудничать с инвесторами и компаниями в создании финансовых продуктов, способствующих популяризации импакт-подхода.

В 2018 году Христианская молодежная женская ассоциация (Young Women's Christian Association, YWCA) — главная международная некоммерческая организация, которая защищает интересы женщин уже более 160 лет — помогла разработать инновационное инвестиционное партнерство, способствующее притоку капитала в компании, занятые в сфере устойчивого развития. Взаимодействие YWCA с Impact Shares (управляющей некоммерческими фондами) привело к запуску Биржевого фонда (ETF) под названием Impact Shares YWCA Women's Empowerment, котирующегося на Нью-Йоркской фондовой бирже как WOMN. 

Для своих инвестиций WOMN отслеживает индексы примерно 200 американских компаний с большой и средней капитализацией, которые лучше других соответствуют таким критериям как соблюдение прав женщин, равное распределение обязанностей между представителями разных полов, равная оплата труда и обеспечение баланса между работой и свободным от работы временем. Судя по своему опыту, YWCA видит в этом партнерстве широкий спектр применения — по мере того, как консультирует компании по вопросам внедрения и поддержки строгого соблюдения равенства полов. Всю свою прибыль от управления ETF организация Impact Shares жертвует в пользу YWCA. 

Насколько это актуально для России? Комментирует Жюльнар Асфари, исполнительный директор Центра СОЛь  (управляющего импакт-портфелем Сергея Солонина).

Привлечение частных денег для решения социальных и экологических вызовов, которые стоят перед человечеством, актуально для России так же, как для любой экономики мира. До недавнего времени мы наблюдали исключительно частные инициативы отдельных инвесторов, например, в образование. Такие инвестиции, как правило, выделяются  в отдельные стратегии управления — и со временем их стали называть импакт-инвестициями. Частная школа «Летово», проект Киберленинка, колледж IThub и многие другие образовательные инициативы, существенно влияющие на отрасль, не случились бы без поддержки частных денег. 

Кроме развития новых образовательных технологий, импакт-инвестиции оказали влияние на формирование целого сектора российской экономики, а именно, на социальное предпринимательство. Вот уже 10 лет фонд «Наше будущее» не только инвестирует в социальные предприятия, выдавая займы, но и участвует в разработке законодательных инициатив, обучает и развивает сектор. Или фонд Владимира Потанина, который не только совокупно направил около 1 млрд рублей на формирование целевых капиталов различных НКО, но и принимал непосредственное участие в разработке закона «О порядке формирования и использования целевого капитала НКО». 

На сегодняшний день достойным вызовом для российских инвесторов будет создание институциональных решений — фондов коллективных инвестиций, инвестиционных товариществ, в стратегии которых, наряду с финансовыми показателями, будут прописаны импакт- или ESG-стратегии. Сейчас в России зарегистрировано всего несколько паевых инвестиционных фондов, ориентированных на ESG российских эмитентов. Такие фонды есть у управляющих компаний ВТБ, Сбербанка и Россельхозбанка. Создание и организация фондов импакт-инвестирования качественно продвигает рынок, сподвигнет игроков договариваться и вырабатывать практики и стандарты управления импактом.


Джудит Роден — бывший президент Фонда Рокфеллера, автор более 200 научных статей и глав, автор книги «Делаем деньги добрее: как новое поколение пассионариев связывает цель с прибылью».

Саадия Мадсбьерг — мировой лидер в области устойчивого и эффективного инвестирования, в прошлом — управляющий директор Фонда Рокфеллера. 

Жюльнар Асфари — выпускница экономического факультета МГУ, в прошлом — топ-менеджер крупных финансовых организаций (American Express, KIT Finance Investment Bank and Broker, «Связной»), а сегодня — популяризатор социальных инноваций в России, исполнительный директор Центра содействия инновациям в обществе СОЛь.


Перевод: Никита Богомолов (социальный бизнес-проект Everland) по заказу Центра содействия инноваций в обществе СОЛь.

Оригинал статьи на английском языке вы можете прочитать по ссылке.
 


Также по теме


Инвестиционный директор Центра СОЛь Андрей Андрусов рассказывает, благодаря чему за прошедшие 1,5 года рынок образования стремительно вырос.

В России показатель вырастет на 13% по итогам 2021 года. По данным консалтинговой компании JLL, глобальный объем инвестиционных сделок на рынке недвижимости вырос в 3-м квартале 2021 года на 77%, до 292 млрд долл.
Поделиться в соц.сетях: